Соль наших сердец

Леша

Ксюша опять плакала. Я это понял сразу, как только увидел ее на кухне. Заглушил в себе все чувства, не позволяя сейчас расслабиться. Осталось еще немного и она сдастся, отступится...

Еще немного и она согласится с моим решением развестись. Продать этот таунхаус, ржавеющий Прадик, купить две квартиры, разъехаться как можно дальше друг от друга.

Я уже свыкся с мыслью, что для меня все кончено. Но не для нее. Ксюша должна жить полной жизнью, а не угасать здесь в кампании своего мужа-калеки.

Я посмотрел на свою жену. Напряженная поза, половник в руках, словно она собирается им отбиваться, глаза в пол, лишь бы не встречаться со мной взглядом.

Я выжидаю, пока она все таки решится поднять на меня свои глаза. Понимаю, на сколько ей больно видеть меня в ею подаренной футболке. А еще больнее видеть меня таким. Знакомая боль разжигается в ее глазах, и, не справившись с нею, она опускает взгляд. 

Эти два года не только на мне отпечатались, но и на Ксюше. Всегда улыбчивая девушка-хохотушка превратилась в серую тень, что и передвигаться то старалась бесшумно, боясь нарушить мой покой.

Покой!

Единственный мой вечный спутник. Не считая вот этой маленькой потухшей сгорбившейся фигурки.

Тягостное молчание повисло на кухне. Ксюша аккуратно подчерпывала суп ложкой и так же аккуратно отправляла его в рот, не производя при этом ни единого звука. Мне казалось, она и не жевала вовсе, будто этот звук мог разрушить ту искусственную жизнь, которую Ксюша пыталась создать. И которую я не мог принять.

Аппетита не было совсем. Да и на кухню я приехал на своей передвижной тюрьме лишь для того, чтобы еще раз напомнить Ксюше, что она лишь время теряет рядом со мной. 

Очередная порция таблеток, которые не помогают и не помогут уже никогда. Зато они здорово бьют по карману. Да, и от этого я ее тоже избавлю. От своего вечного недовольства женой, жизнью, этими дорогущими таблетками, застревающими у меня в глотке каждый раз. Даже они со мной согласны, что все это зря и никому, по сути, уже не надо.

Покинул кухню молча. Через несколько минут услышал, как потекла вода. Зазвенела посуда. Уехал в спальню, не раздеваясь перебрался на незастеленную кровать. 

Лежал и вслушивался к тихой жизни, что протекала за дверями комнаты. Шум воды в душе, веселая трель стиральной машинки, оповещающая весь дом, что она, машинка, очень молодец и справилась таки с двумя кило загруженных вещей. Слив воды. Легкие шаги жены за дверью. Звук включенного телевизора, убавленного до самого минимума, так что и слова не разобрать. 

Через час я перебрался обратно на свое кресло. Открыл дверь, выехал в гостиную. Ксюша уже крепко спала, свернувшись калачиком на диване. Выключил мелькающий немой телевизор, накрыл жену пледом. 

Ксюша теперь всегда спала на этом диване. Конечно, все это выглядело так, как будто уставшая после тяжелого рабочего дня жена, решила расслабиться под женский легкий сериальчик и неожиданно для самой себя заснула на диване. Для поддержания этой легенды она даже никогда не стелила себе ночлег. Но я то знал, да и она знала...

Нужно это заканчивать.

Я посмотрел на спящую жену. На кучерявые непослушные после мытья русые волосы. Раньше Ксюша никогда бы не легла спать с неправильно высушенными волосами, говоря, что завтра будет похожа на бешеного пуделя, а сейчас... Сейчас ее мало это интересовало. Она перестала краситься, ходить по салонам, перестала встречаться со своими подругами. Даже улыбалась сквозь слезы, выступавшие на ее зеленых глазах, отчего те походили на глубокие омуты, в которых скрыты все печали мира.

Не удержался и провел пальцем по нежной щеке. Ксюша вздрогнула и улыбнулась во сне. Искренне, откровенно, без слез. 

Я любил эти моменты, просто за то, что сейчас мы были самими собой. В эти короткие промежутки времени нам не нужно было обманывать друг друга.

Потерпи немножко.

Еще два дня.

Я сделаю так, что ты поймешь, что развод это единственный выход из нашей ситуации.

 

 



Роксэн Руж

Отредактировано: 03.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться