Соль наших сердец

Ксю

Рабочая рутина поглотила меня с головой, едва позволяя сделать свободный вдох и иногда размять задеревеневшие мышцы. Господи, эти тюльпаны, видимо, придется долго и упорно отрабатывать. Судя по объему папки с входящей документацией сидеть мне сиднем сегодня после работы не один час.

Еще и отчет, который срочно потребовался начальнику именно сегодня.

Вот тебе и предпраздничное настроение.

Ужасно хотелось домой. Хотелось быть рядом с Лешей.

Интересно, чем он сейчас занимается?

Уже час прошел, как я написала Леше сообщение в вайбер, но он так и не ответил. Нет, звонить не буду. Не хочу смахивать на курицу-наседку. Он же дома, что с ним может случиться…

Спит, наверное.

Ближе к шести часам я совершенно вымоталась. Все происходящее вокруг казалось белым шумом. Нужно было собраться для последнего рывка, но это мне никак не удавалось. Зато удариться в философию вышло отлично.

Как же все поменялось?! Словно я проснулась и осознала, что, пока я прибывала в своей спячке, жизнь не остановилась. И теперь мне очень  хотелось влиться в этот живительный поток.  Еще несколько дней назад я бы радовалась вот таким задержкам на работе.  Хорошее оправдание не возвращаться домой как можно дольше.

Уже на каком-то автомате перекладывала бумажки на своем столе, распределяя по степени важности входящую корреспонденцию.

Осталось сделать отчет, и я свободна…

- Ксения Викторовна, кофе, пожалуйста.

Тьфу.

Вот тебе и мотиватор к работе. Совсем забыла за своими размышлениями, что начальник еще здесь, и, судя по всему, уходить не собирается. Навряд ли бы он просил кофе «на дорожку».

Сварганила кофе, особо не переживая о вкусе напитка и насыщенности аромата.  В шесть вечера как-то не до этого. Закончить бы поскорее отчет и уйти.

Постучала, получив разрешение, вошла. Вот, спрашивается, зачем все эти церемонии. Нет, без стука никак нельзя, даже учитывая тот факт, что начальство ждёт с нетерпением свой кофе.

Посмотрела на сидящего во главе стола Сергея Сергеевича. Да, трона не хватает. Он сидел, уперев локти об стол, соединив ладони, прижимая сведенные друг к другу указательные пальцы к губам. Внимательный взгляд сосредоточен на мне. Так, наверное, смотрит удав на маленького зверька, перед тем, как набросить на него свои смертоносные кольца.

Подошла к столу, стараясь не опрокинуть чашку, хотя, признаться, желание такое было. Поставила чашку на стол перед начальником, который даже не соизволил отодвинуться, чтобы освободить место рядом с собой. Конечно же, получилось не совсем аккуратно. Чашка звякнула об стол, на который упало несколько капель горячего напитка.

- Ц-ц-ц, -ц – выразил свое неодобрение Сергей Сергеевич. Надо было, все таки, *случайно* опрокинуть чашку со всем горячим содержимым на него сверху. 

Иногда я ловила себя на мысли, что ему очень льстит тот факт, что жена бывшего совладельца компании носит ему кофе по первому зову.

 Вспомнила, как Леша познакомил нас несколько лет назад. Двое совершенно разных мужчин, и во внешности и по характеру. Еще тогда  я дала определение Сергею. Блеклый. Да, определение отлично подходило его низкому росту, прозрачным водянистым глазам, светлому ежику с виднеющейся под ним розовой пролысиной.   

Вот в ком проявился и расцвел буйным цветом синдром Наполеона. Наверное, относись он к людям по человечески, никто бы не акцентировал внимания на его росте или внешних особенностях. А так, за глаза, вся компания называла его в честь полководца, или, точнее, в честь его синдрома.

Сергей Сергеевич сделал глоток кофе. Не понравился. Этот вердикт читался на его лице.

- Ксения Викторовна, скажите, вы бы хотели продолжать работу в, - глубокий вдох, видимо, чтобы я прочувствовала всю важность момента, - в моей компании?

Утвердительно кивнула, думая о том, что пора начать искать другую работу.

- Тогда, Ксения Викторовна, я хотел бы видеть в вас это рвение. Понимаете меня, Ксе..

В какой-то момент перестала его слушать, да и он резко оборвал свою пламенную речь, как и я, отвлекшись на доносящиеся за приоткрытым окном звуки. 

Знакомый голос в аккомпенементе с гитарой. До дрожи в коленях. 

Луч солнца золотого тьмы скрыла пелена
И между нами снова вдруг выросла стена
Ночь пройдёт, наступит утро ясное
Знаю, счастье нас с тобой ждёт
Ночь пройдёт, пройдёт пора ненастная
Солнце взойдёт, солнце взойдёт…

Просто не поверила своим ушам. Подбежала к окну. Леша с гитарой в руках. Тут, прямо под окнами здания.

- Леша! – крикнула я. Услышал. Перевел взгляд левее, улыбнулся.  Вероятно, он ожидал увидеть меня в другом окне. – Я сейчас, Лёша! 

Конечно, я не догадалась отворить окно, надрывая свои легкие.

Повернулась, чуть не сбив с ног стоящего за моей спиной  Сергея Сергеевича.

Побежала в приемную, переобулась в сапоги, накинула плащ.

-Я вас еще не отпускал, Ксения Викторовна. Вы еще не сдали отчет…

- Сергей Сергеевич, рабочий день уже закончился. Сегодня я никак не могу вечеровать, - сказала я, припустив к двери. И если он будет угрожать мне увольнением, то, значит, подамся на вольные хлеба.  Сейчас я в таком состоянии, что без лишних раздумий написала бы заявление на увольнение по собственному желанию, если бы начальник встал на моем пути.

Сбежала по лестнице. Не стала ждать лифт, у которого столпилась длинная очередь. Пересекла холл, чуть не влетела в стеклянную дверь, зацепившись каблуком за резиновый настил. Еще не хватало нос тут разбить и вылететь подраненной птицей к ожидавшему меня мужу.

Открыла дверь. Вышла на крыльцо, останавливаясь, заслушавшись проникновенным исполнением серенады Трубадура.

Ночь пройдёт, наступит утро ясное
Знаю, счастье нас с тобой ждёт
Ночь пройдёт, пройдёт пора ненастная
Солнце взойдёт, солнце взойдёт
Солнце взойдёт, солнце взойдёт
Солнце взойдёт



Роксэн Руж

Отредактировано: 03.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться