Соль наших сердец

Ксю

Весь день прошел в полном безмолвии. Несколько часов я пролежала, балансируя на грани сна и реальности, иногда выводимая из этого пограничного состояния сигналом входящего вызова на сотовый телефон.

 Потом же естественные потребности взяли надо мной вверх, а вместе с ними пришла и злость. Раздражало все: и повторяющиеся звонки с ненужными сейчас поздравлениями, и полное игнорирование со стороны Леши, и чувство вины, которое рождало во мне еще большую злость.

Леша  не пытался со мной заговорить. Наверное, беседа по душам у нас, в любом случае, сейчас не состоялась бы, но почему я должна одна расхлебывать всю эту заваренную, между прочим, им же кашу?!

Вечером, приняв горячую ванну, вернулась в спальню, закрыв за собой дверь. Импульсивный поступок, но раз мы опять по разным сторонам баррикад, то я предпочитаю забаррикадироваться в спальне и спать с большими удобствами.

Уснуть получилось не сразу, даже расслабляющая ванна не помогла. Сбой графика дал о себе знать. Долго ворочалась в холодной постели, надеясь, что Леша все-таки составит мне компанию. Сделает первый шаг навстречу. Да, с наступлением ночи злость меня покинула, оставив лишь знакомое разбитое состояние опустошенности.

В гостиной тихо гудел телевизор, в пескоструйной вставке на двери то и дело вспыхивали и гасли блики. Они гипнотизировали, приковывали к себе внимание, создавали иллюзию, что лишь они имеют сейчас значение. Постепенно, сама того не замечая, я погрузилась в тяжелый сон. В свой самый жуткий кошмар.

Странное дело, когда во сне можешь воспроизвести событие своей жизни настолько детально,  что даже улавливаешь запах цитрусовой «вонючки», слышишь негромкую мелодию, раздающуюся из динамиков, ощущаешь нагретую на солнце кожу руля. Включенный кондиционер обволакивает холодным потоком воздуха, в то время, как горячая рука супруга на ноге наоборот горячит не только кожу, но и воображение.

- Леша, я первую неделю за рулем. Не отвлекай! – мягкий смех мужа в ответ, и легкое чувство разочарования, когда его ладонь исчезает с моей ноги.

Я напрягаюсь, наперед зная, что сейчас произойдет, но, все же надеюсь, что на этот раз все обойдется.

Резкий визг тормозов, Лешин стальной голос, призывающий меня не бросать руль,  моя неудачная попытка уйти от столкновения с машиной, неожиданно выскочившей на встречную – мою полосу.

Скрежет металла я уже не слышу, но понимаю, что он точно должен присутствовать при лобовом столкновении.

Полная дезориентация. Белый порошок сработавших подушек создает налет чего-то нереалистичного. Завеса позволяет насладиться последними секундами привычной жизни.

Очень боюсь повернуть голову, чтобы посмотреть на пассажирское кресло. Казалось бы, такое простое движение, а дается с большим трудом.

- Леша?! - ужасный запах порошка заставляет меня закашляться, и я, не дождавшись ответа от мужа, открываю свою дверь, чтобы вдохнуть свежего воздуха.  Не удержавшись на ногах, падаю, больно оцарапав колени. Но не это меня сейчас беспокоит, а жидкость, струящаяся по асфальту.

Теплая жижа мутно-красного цвета. Это не может быть кровью, ведь так? С каким-то нездоровым любопытством рассматриваю свою ладонь, вдыхая запах антифриза.

Вокруг меня происходит неразбериха. Слышу чьи-то крики, но они далеко. И вообще, все это неправильно, неправда.  Я продолжаю сидеть в этой луже, не обращая внимания ни на что.

Не знаю, сколько прошло времени, когда чьи-то руки приподняли меня сзади.

- Леша? – почему-то была уверенна, что это он. Но нет, это совершенно чужой мужчина. Он что-то говорит, но я не понимаю.

Оглядываюсь вокруг, возвращаясь к реальности. Очень медленно, но верно.

- Леша! – уже кричу, пытаясь высвободиться из держащих меня рук. Они держат крепко. Мужчина не понимает, что вот в той груде искореженного металла находится мой муж.

- Девушка, успокойтесь, скорая уже едет.

- Там мой муж, - вырываюсь сильнее. На этот раз успешно. Бегу в направлении машины.

Вся правая сторона замята, даже лонжерон вошел в кузов. Дверь вогнулась вовнутрь и мне никак не удается ее открыть.

Мне очень страшно, но я заставляю себя заглянуть  в окно. Странно, что стекло осталось целым, хотя весь низ двери изжеван до неузнаваемости.

- Леша… - шепчу я, видя мужа, неестественно лежащего на торпедо. Он словно хотел сесть, но в какой-то момент передумал и просто застыл в приседе.  

Скорая и бригада спасателей ехали слишком долго. Каждая секунда казалась минутой. Все это время я простояла на коленях рядом с дверью и умоляла мужа хотя бы отрыть глаза.

Когда же служба экстренного реагирования раскурочила дверь, мне предстала совсем страшная картина. Неестественное положение тела Леши было связано с тем, что в салон вошла подкапотная составляющая машины, ей же были надежно зафиксированы его ноги.

- Леша! – в голос завыла я и, наконец, проснулась.

- Ксю! – Леша тряс меня за плечо, пытаясь привести в чувство.

Расплакалась. Нет, не так, разрыдалась. Высвободилась из окутавшего меня одеяла и перебралась на колени к мужу.

- Леша, я больше никогда не хочу пережить такой кошмар, - говорила я сквозь слезы, прижимаясь, нет, даже впечатываясь в мужа. – Не надо меня заставлять, я не хочу…

- Ксю, все, все, успокойся. – Леша поцеловал меня в висок, крепко прижал к себе. – Ксю, я дурак, извини. Не подумал.

- Леш, я же за те несколько часов, пока тебя из машины доставали, умирала несколько раз.  А ты не двигался… А мне ничего не говорили, жив ли…

- Бедная моя девочка. Прости.

Мы замолчали на некоторое время. Я плакала, а Леша продолжал гладить меня, успокаивая.

- Знаешь, что самое смешное в этой ситуации, - сказала я охрипшим после слез голосом, - на уроках вождения нам говорили, что самое безопасное место в машине - за водителем. Я тогда долго спорила, говоря, что никогда бы не подставила пассажирскую сторону под удар. – Не смогла удержать в себе саркастического смешка. – Но, когда эта машина выскочила на встречку прямо перед нами, я сделала то, что говорили инструкторы. Я подставила тебя под удар, Леша!



Роксэн Руж

Отредактировано: 03.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться