Соль наших сердец

Ксю

 Загородный дом Самородовых встретил нас радостным детским кличем.

- Мамулечка и папулечка приехали, ура.

Мы зашли в прихожую следом за Милой и Сашей (так нам было удобнее с креслом). И стали свидетелями самой прекрасной сцены: маленькая девчушка лет четырех, в силу своих возможностей, взяла разгон и влетела в распахнутые руки отца семейства.

- Папулечка, а знаешь что? У Кирюши есть подружка, - прощебетала она, после чего не хуже любой актрисы плюхнула ладошками по своим губам, выражая тем самым стыд по случаю выболтанного секрета. Если бы не лисьи хитрые глазки и ямочки на щечках, то можно было бы и поверить в это горькое раскаяние.

- Богдаша, а чужие секреты раскрывать не хорошо, - сказала Мила, подходя к обнимающейся парочке. Наклонилась и поцеловала дочку в пухлую щечку.

- Я больше не буду. Ой, - кажется, Богдана даже икнула, увидев нас за спиной родителей. - Папа, а это кто? - зашептала она так, как могут это делать только дети - во всеуслышание.

- Это наши друзья. Дядя Леша и Тетя Ксюша. 

Даже было как-то странно себя позиционировать с тетей Ксюшей. 

Улыбнулась малышке и помахала рукой.

Богдана ответила не по годам серьезным взглядом, сейчас очень сильно напомнив своего отца. Странное то, что когда малышка улыбалась, то была полной копией своей мамы.

Она слезла с рук отца и зашагала в нашу сторону. 

- А это что такое? - указала пальчиком на инвалидное кресло.

- Так я передвигаюсь. Смотри, - ответил Леша, покрутившись вокруг себя, сделал несколько кульбитов и даже поставил коляску на задние колеса.

- Ого, - Богдана оценила его старания, и, кажется решила для самой себя, что мы тоже ей друзья. - А можно и мне так?

- Залезай, - ответил Леша, перебив тем самым начавших возражать смущенных родителей малышки.

- Ура, - взвизгнула она и с Лешиной помощью вскарабкалась тому на ноги. - Только не быстро, а то я упаду. Вот, видишь как бывает, когда бегаешь быстро, - Богдана сунула Леше под самый нос свою коленку с видимой только ей невероятных масштабов раной.

- Ничего себе, - к большому удовольствию малышки, Леша так выпучил глаза, что мне стало страшно за него. - Крови много было, наверное?

- Целое море, - ответила Богдана, отмеряя границы бедствия своими руками.

- Пойдем, Ксюша, в столовую. Богдаша еще долго будет рассказывать о том, как невовремя появившийся на ее пути пол или дверь стали причиной ужасных ран.

Посмотрела на Лешу и Богдану, на то, как он дует на ее коленку, глубоко вздохнула, и пошла следом за Милой.

Загородный дом Самородовых потрясал своими масштабами и тем, что, не смотря на обширную площадь, он не казался пустым и холодным. Наоборот, везде чувствовалось тепло, которым наполняется дом только в тех случаях, когда в нем царят любовь и уважение.

- Ой, мама, вы как? Давление сегодня не пошаливало? 

- Все хорошо, Милочка, все хорошо. Света вот недавно приезжала, ребятишек оставила. У них сегодня с Максимом свидание. Сказала, что не дозвонилась до тебя.

- Да, видимо забыла звук включить на телефоне. Ой, я балда. Мама, познакомьтесь, Это Ксения, наша подруга. Ксюша, это Ольга Ивановна, моя свекровь.

- Очень приятно с вами познакомиться, Ольга Ивановна, - искренне сказала я. От этой женщины тоже веяло теплом и уютом. 

- И мне, Ксюшенька, и мне. Ладно, вы тут хозяйничайте, а я пойду, деток посмотрю.

В общем-то, хозяйничать долго не пришлось. Заранее заказанная еда в ресторане экономит много времени и нервных клеток. Нам же осталось накрыть стол, да расставить все блюда. После чего Мила позвала всех к столу.

Первым на этот зов пришел долговязый паренек.

- Добрый вечер, - поздоровался он со мной и протянул руку, - Кирилл. 

- Ксения, - ответила я. Думаю, раз у мальчугана такой серьезный нрав, то и теткать ему уже не стоит. 

Затем он направился к матери и поцеловал ее в щеку.

- Мой сын, - уточнила Мила. В общем-то, я и так это поняла, но думаю ей просто нравится, как звучит это - Мой сын. 

От взгляда, которым Мила смотрела на Кирилла, защипало в носу и сжалось горло. Так может смотреть только мать, чуть было не потерявшая своего ребенка.

Или...

Или жена на мужа, выторговав у самой смерти жизнь своему любимому.

- Ксю, все хорошо? - спросил Леша, подъезжая ко мне и выдергивая из этих мыслей.

- Тетя Ксю, все хорошо? - вторила своему спутнику Богдана.

- Все отлично, солнышко, - ответила я. 

Следом в столовую зашла Ольга Ивановна с радостной улыбкой и словами: "Проснулись".

А уж после нее в столовую зашел Саша, неся в обоих руках по совершенно идентичному малышу. На мой неопытный взгляд ребятишкам было чуть больше года. Как раз тот возраст, когда внешне пол ребенка можно было определить лишь по цвету одежды. И судя по парным синим ползункам, на руках у Саши сидели мальчики.

- Позвольте вам представить наших внуков. Саша, - улыбающийся дедушка чуть приподнял правую руку. Затем левую. - Паша.

- Родиночки мои, - захлопотала рядом Ольга Ивановна, пододвигая к столу детские стульчики для кормления. Мила подошла, поцеловала обоих внуков, взяла одного из них, я уже запуталась - Сашу или Пашу, и усадила его в детский стульчик. Второго внука дедушка усадил сам. Малыши тут же переключились на миниатюрные ложечки, настукивая ритмичную мелодию.

- Какая у вас красивая семья, - сказала я. Нет, без злости или зависти, понимая, что прежде чем появилась эта самая семья всем пришлось съесть ни один пуд соли. И все они заслужили быть друг у друга.

За ужином велась приятная беседа. Кирилл, узнав, что Леша, в прошлом спортсмен, а сейчас тренер по баскетболу, тоже решил записаться к нему на занятия. 

Ольга Ивановна радовалась за детей, у которых появилась такая прекрасная возможность, чтобы заниматься спортом. А после этого всплакнула несколько раз над тяжелой судьбой ребятишек, прикованных к креслу. 



Роксэн Руж

Отредактировано: 03.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться