Солдаты Кайзера

Размер шрифта: - +

060

После отъезда Евдокима на вторую точку металлоприёма на север области в Кастрюлио сторож словно загрустил. Он и до этого не был каким-то популярным объектом наблюдения. А сейчас просто исчез из поля зрения. Наверняка сами разнорабочие кайзеровцы общались с ним во время обеденного перерыва в подсобном помещении, но не более. Второго начальника производственной базы сторож не любил и не скрывал этого. Помимо всего прочего называя его не только Говоруном, как и все остальные, но и Клоуном. 
Вообще ему на глаза никто не хотел попадаться. Как говорил Серый: "Встреча с Говоруном - не к добру! Настроение падает ниже плинтуса!" Это искреннее игнорирование кайзеровцев и поиск других путей, не пересекавшихся с начальником, свято чтилось на базе. Что никоим образом не мешало самому начальнику подходить к мужикам просто поболтать на перекуре либо обязательно дать совет, которого особенно и не требовалось.
Тем понятней была первая фраза Петровича, когда он подошёл к лавочке, на которой курили после обеда в среду во вторую из трёх недель смены Евдокима в Кастрюлино и Говоруна на главной базе: 
- Говоруна поджидаете? - После чего послышался хриплый привычный смех.
- Типун тебе на язык!.. - Поперхнулся Губа. - Ты, Петрович, как ляпнешь, так накаркаешь!
- Откуда ты вообще появился? - Серый выплюнул окурок в сторону, но не попал в урну, промахнувшись на несколько сантиметров. - Сбился прицел!
- Это потому что ты торопишься покурить и слинять. Вот Кима был, с ним можно было не опасаться, что надоест расспросами и глупостями. - Резюмировал Петрович, закуривая сигарету.
- А ты зырь как надо. - Решил выпендриться Губа. 
Губа слегка привстал и стал надувать щёки. Наверное, тем самым он хотел показать, насколько он тщательно и выверено готовится к плевку окурком. Однако со стороны это смотрелось несколько комично. Мужики, которые притихли и ленились на летнем солнце, теперь наконец нашли объект наблюдений. Губа же между тем стал аккуратно тулиться, но никак не мог прицелиться наверняка.
- Не елозь! - Подловил его Серый в самый последний момент, ударив ладонью по щеке, отчего окурок просто упал вниз. - Соберись! - Добавил он под всеобщие спешки. 
Мужчина, получив нехилый удар, на мгновение оторопел. Он словно не сразу понял, что и как произошло. И круглыми от удивления глазами смотрел по сторонам.
- Ты... - Наконец начал пытаться говорить он. - Ты... Ты чаго?! - Закричал Губа не своим голосом, словно только сто завыла сирена, сообщающая о приближении стаи бомбардировщиков. - Ты чаго бьёшь?! Зуб мне чуть не выбил.
- Чуть не считается! - Рассмеялся Серый и с силой пихнул мужика. - И вообще, вон Петрович подвалил. Старшим место уступать надобно!.. 
Губа от такого толчка полетел вперёд быстрей ракеты. Падение вызвало немалый взрыв хохота со стороны всех собравшихся. И наверняка смеха и возгласов было бы куда больше, если б Губа не умудрился в полёте извернуться так, что не угодил в лужу, которая в принципе никогда не пересыхала. Даже в самые длинные жаркие дни. И потому помимо грязи там было немеряно окурков - в воде их было сподручней тушить.
- Да неча мне! - Хмыкнул Петрович в ответ на приглашение Серого присесть. - Я уж вечерком на шконочке и отлёживаю свои косточки!..
- А днём ходишь? И где ж ты ходишь? Почти никогда и не видно тебя! 
- На полянке вот был! - Меланхолично ответил Петрович. - Вот где мусорки повязали узбечка Улькиного! - Сторож сделал ударение на предпоследний слог.
- Траву искал? - Ухмыльнулся один из мужиков, намекая на основную причину последних проблем вокруг всей производственной базы. - Так там небось всю и потащили мусоры!
- Гулял, жаворонков слушал, кузнечиков ловил. - Крякнул сторож. - Чтоб тебе в задницу их засунуть да посмотреть попрыгаешь ты от них или нет.
- Злой ты! - Почесал бороду тот в ответ. - И неправильный. Слова неправильные подбираешь. 
Остальные, правда, не стали поддерживать или отрицать такое проявление. И потому слегка обидевшийся было разнорабочий не стал развивать эту тему. Он просто махнул рукой, даже с учётом недопустимости подобного обращения, будь эта же компания в местах, более закрытых. Серый, в частности, сделал некоторую паузу, смотря куда-то в сторону. Он вполне мог ожидать каких-то выяснений отношений, называемых в тесном кругу рамсами. Но ничего не дождавшись, продолжил:
- И чего там тебе кузнечики напели? - Серый подмигнул. - Что не стоит просто так про чью-то задницу?
- Может, не стоит. Только там один узкоглазый желток вон расселся. Надыбал себе баллон из-под углекислоты. - Петрович словно смаковал момент, когда был источником новостей. - Развлекается с ним!.. 
- А чего с ним развлекаться? - Рассмеялся Губа, отряхивавший свою одежду от пыли и грязи.
- А вот, чудило желторылое, сел сверху. Как стрекозёл! - Петрович постарался изобразить только что сказанное. - Взял кувалдометр и давай сверху по нему айдакать!
- А нахрена?! - Серый резко встал и стал всматриваться в даль, хотя до поля требовалось несколько раз повернуть, огибая высокие стены и остатки цехов. - Он бы ещё по канистре с бензином паяльником горячим стучал!... И откуда только надыбал углекислоту?
- Откель, откель?! Да упала из кузова машины. Всего и делов. 
- Да сюда б приволок, мы б ему денег покинули. Не великих... Но один хрен стучать было б веселей.
Серый встал и медленно направился к воротам производственной базы. За ним, словно группа сопровождения, если не свита короля, пошли и практически все мужики. Только Петрович несколько задержался и двинулся в путь через минуту-другую, держась в стороне в стиле наблюдателя.
- Оттащит он! Жди! - Бурчал он невидимому собеседнику справа от себя. - Баллон тяжелющий! Скорей балон чудом сам долетит. А не тот желток подымет!.. 
Разнорабочие одной кучкой шли за Серым. Так обычно школьники или более молодая детвора бегает за своим лидером где-нибудь на поле или во дворе дома. Единственным исключением было то, что сейчас особо никто не шумел. Вместо этого детского шума было облако дыма от большого количества сигарет.
Через минуту уже все выбежали на край поля. В паре десятков метров у дороги действительно сидел какой-то молодой узбек. По виду это был ещё совсем молодой парень - вряд ли ему исполнилось больше семнадцати лет. Он держал в руках молоток и время от времени с силой замахивался, чтобы им ударить. После всматривался куда-то себе под ноги и опять повторял удар. 
Серый посмотрел некоторое время на это, после чего закурил сигарету. Сделав пару затяжек, мужчина повернулся ко всем остальным:
- Чего за мной переться-то? Остались бы тут! Чай не дитё малое! И ноги могут пока ещё ходить.
Серый сделал несколько больших резких шагов. Добравшись поближе к узбеку, мужчина пригляделся получше. Сейчас уже можно было рассмотреть огромный узкий баллон, который лежал на земле. Узбек сидел у края баллона и словно старался отбить небольшую латунную часть, которая была снабжена клапанами для прикрепления шлангов или прочего оборудования. Баллон лежал, касаясь краем кромки дороги. И своим дном был обращён как раз к самой дороге, по которой и подходил Серый. 
- Слышь! - Серый скривил улыбку, обращаясь к узбеку. - Желток! Ты чего тут рассеялся? Чего долбишь по ней?
Узбек не отвечал. Он просто продолжал медленно с некоторой меланхолией наносить свои удары с полного замаха. Можно было даже предположить, что он был совсем глухой. Потому что не отреагировал и на следующее обращение:
- Ты чего? Не слышишь, пугало? - Серый бросил дымящийся окурок, но тот не долетел. - Или ты типа тут самый крутой, что с поклоном обращаться?! 
Узбек посмотрел несколько инфантильно на своего обидчика. При этом он повернулся в полоборота. А потому парню пришлось развернуть и весь корпус. То он сидел так, что баллон располагался между ног. Сейчас же, перебросив ногу, узбек вроде как сел несколько на край баллона. И сейчас Серый смог отличить, куда же именно бил узбек отнюдь не малым молотком.
- Ты чего? - Осторожно спросил кайзеровец, в момент несколько потеряв своё самообладание. - Идиот совсем? Ты куда, идиот желторотый... - Мужчина замолчал, чтобы не перейти на откровенную грубейшую брань. 
Парень смотрел стеклянными глазами, словно просто не понимал, что ему говорят. Либо же понимал, но не старался вникнуть во все слова. Узбек пожал плечами и отвернулся от Серого, вновь занеся руку с молотком вверх.
- Ты чего, чудило? - Вскипел от такого игнорирования Серый. - Ты русский вообще понимаешь? - Мужчина подошёл к узбеку и достаточно сильно ударил по плечу. - Русский?! - Громко сказал он. - Понимаешь? - Орал он так, будто узбек был глухим.
- Понимаю.- Улыбнулся тот в ответ, поднимая упавший на землю от удара молоток. 
- Тогда не тупи, как чудило! - Кричал Серый. - Мужики, по ходу он вообще тупак! - Развёл он руками.
Мужчина сделал несколько шагов обратно. Узбек провожал его взглядом, изобразив несколько странную и даже глупую улыбку. Словно он задался целью подтвердить плохие слова, адресованные непосредственно ему.
- А чего он там творит, Серенький? - Крякнул Петрович. - Чего он там лупит?
- По кранами. Латунные. Вот он и хочет сбить.
- А не звезданется ли баллон? - Продолжались расспросы.
- А кто ж там ответит точно на это?! Может, и звездануть! Если там чего внутри есть!.. Может, подмогёте мне, заберём баллон себе, а этого желтка пошлём траву... 
Серый не успел закончить свою фразу. В этот момент раздался громкий шум. Скорее всего он начался с очередного удара молотком и соответствующего металлического удара. После этого последовал резкий свистящий звук. Примерно такой, что бывает во время резкого выхода огромного количества воздуха из тесного пространства. Это было в стиле удара. И от него куда-то а сторону полетел большой кусок светло-жёлтой латуни. Как раз тот, за которым и охотился изначально узбек. Одновременно с этим струя воздуха, буквально вылетавшая из баллона, превратила сам предмет в огромный двигатель на реактивной тяге. Узбека, сидевшего сверху, подбросило в воздух - баллон налетел на небольшую почку перед собой, а после просто понёсся вперёд, в момент набрав умопомрачительную скорость. 
Серый к этому моменту отошёл к дороге примерно пару метров. Но при этом находился как раз на пути полёта баллона. Тот уже набрал немаленькую скорость и при своём весе представлял настоящую ракету. Подлетев на ковке, баллон ударил несколько сверху вниз по ногам Серого в районе коленей. Мужчина шёл, а потому у него левая нога была чуть дальше. Основной удар пришелся на правую икру и пятку.
Мужчина даже не успел вскрикнуть. Он просто упал на землю как подкошенный. Баллон же, ударив, потерял практически всю свою убойную силу, остановился, уткнувшись в ноги поваленного им человека. Только из сбитого отверстия продолжал выходить воздух, но уже без особого свиста и реактивного движения. 
- Сукаааа! - Простонал с некоторой злостью Серый. - Ах, сукаааа!
 



greenand

Отредактировано: 24.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться