Солдаты Кайзера

Размер шрифта: - +

070

Некоторые кайзеровцы полезли даже просто по стене. Невесть откуда взявшиеся силы и умения сказывались. Они уже даже не смотрели вверх, не выискивали и не старались скрываться от кого-то, кто был сверху. Между тем оборонявшиеся уже наполовину погрязли в дыму и пыли. Помимо этого все регулярно старались бросить что-нибудь вверх. А потому требовалось следить за всем полем, если, конечно, не хотел получить тяжёлым предметом по верхней части туловища. Потому никто и не думал целить подольше или высовываться сильно из-за укрытия. Вниз от этого никто и не смог бы прицелить. Для этого требовалось подняться, наклониться и нагнуться. И при всём этом остаться, замереть практически на длительное время. Легче и куда безопасней было быстро появиться из-за стены, встав или выйдя, выстрелить куда-то неопределённо и опять скрыться. А выстрел в таком случае приходился или куда-то вдаль, или просто перед собой, если кто-то вдруг появился.
- Уходи отсюда! - Гаркнул изо всех сил один из кайзеровцев, который, словно по карьерной лестнице, на удивление легко и быстро заскочил по плечам до второго этажа и уже оказался около окна, из которого совсем недавно вели стрельбу.
- Аллаху акбар! - Только и услышал он в ответ.
Однако ружьё ещё не было заряжено. Оно было открыто, оттуда мужина успел извлечь обе пустые гильзы. Потому он лишь инстинктивно замахнулся, решив использовать оружие исключительно в качестве дубинки, и махнул в сторону подбегавшего, буквально взлетавшего, человека.
- Сам акбар! - Грозно ответил тот и, продолжив демонстрировать чудеса ловкости, легко увернулся, схватил за плечи и бросил бородача вниз, освобождая себе путь. - За мной! - Обернулся рабочий, уже стоя одной ногой на подоконнике. - По головам бородатых!..
Он уже через секунду скрылся внутри здания. Очевидно, что там как раз-таки был проход дальше. Однако мужчина, оказавшись внутри здания, не стал дожидаться своих товарищей, с которыми пошёл на штурм, а просто устремился в одиночестве, как это происходит подчас в сверхгероических кинокартинах. Остальные мужчины оказались намного менее подвижные и ловкие. Второму, оказавшемуся на подоконнике этажа, потребовалось для этого не менее минуты. За это время сброшенного на землю бородатого мужчину успели несколько раз приложить дубиной и арматурой - как по голове, так и по телу, не разбирая место. Только после того, как он просто повалился на землю, о мужчине забыли, выместив таким образом всю злобу, и взялись за ружьё. Оно оказалось в руках Губы, который практически сразу отобрал и пояс с патронами. Он был просто накинут на плечо уже валявшегося на земле узбека.
- Ребятки! - Заорал Губа после этого. - Поберегись! Я вас прикрою!
Мужчина проворно и явно умело вытащил оба патрона из ствола, после чего вставил два заряженных на их место. Ещё два, которые он достал одновременно с первыми, чтобы они не мешали в ладони, Губа взял в рот пыжом наружу. Ещё ему потребовалось пару секунд для того, чтобы поднять ружьё, одновременно закрывая его, приготавливая для выстрела. У бойкого говорливого разнорабочего явно больше было опыта, чем у потерпевшего и буквально павшего, втоптанного в землю узбека.
Сразу после этого последовал выстрел. И Губу буквально заволокло дымом, а вместе с ним - и несколько людей рядом с ним. Снаряжавший патроны явно или перепутал порох, или просто был неумехой, напихавший первый попавшийся порох, даже не проверив его на силу дымности. От этого второго выстрела не последовало - даже просто говорливый и не самый сообразительный разнорабочий посторонился, чтобы не поранить своих товарищей, всё ещё взбиравшихся наверх. Да и закашлялся сам. Между тем дробь ударила просто в стену, отбив небольшие куски. А примерный центр можно было понять по следу от обгоревшего пыжа - настолько вплотную был произведён выстрел.
Однако подобный ход событий немало воодушевил штурмовавших здание. К этому времени для большего устрашения засевшие внутри с пулемётом, вроде ак стали опускать ствол. Время от времени они получали камнями или палками удары и тычки, но всё равно стремились опустить оружие пониже - или в качестве устрашения, или психологической атаки. Потому что двое державших с трудом просто могли удержать. Вообще сложно было бы представить себе, что и как бы происходило, если бы начала ещё работать и отдача от оружия. К тому же никто не пытался даже достать до спускового курка.
- Вали и этого штопанного! - В этот момент подбежал к Губе один из разнорабочих, постоянно трудившийся на резке металла. - Вали!
Он несколько раз подпрыгнул вверх, однако никак не смог достать до сильно наклонившегося и опущенного от того вниз пулемёта. Ему не хватало примерно с метр высоты, если не больше. Однако мужчина ещё совершил несколько прыжков - всё также безрезультатно.
- Давай присядь, - обратился он к Губе, который только-только откашлялся, - я на спину, а там подпрыгну!
- На спину?! Да куда там!... Я же не... - И мужчина опять начал кашлять, сильно раздражив горло криком.
- Я тебя подброшу! - Рядом оказался один высокий чернорабочий, который редко когда светился и вообще говорил мало и был бы незаметен, если бы не его длинный рост, который больше подходил для баскетболиста, нежели для рабочего производственной площадки пункта приёма чёрных металлов. - Давай!
Он, правда, сам успел пару раз подпрыгнуть, надеясь на свои длинные руки и превоходство по габаритам. Но также не достал. Потому присел после своих слов и скрестил руки - чтобы была возможность куда-либо поставить ногу для толчка и прыжка человека.
Мужчина присел, скрестив руки. И вскоре вверх полетел любитель острых ощущений. Он довольно ловко забрался на "баскетболиста", после чего не менее ловко ухватился за пулемёт. Огромное тяжёлое оружие выскочило из не самых цепких рук засевшего узбека, после чего быстро оказалось на земле. Вес у пулемёта был порядочный. Не меньше десятка килограмм, отчего можно было только поразиться, как смог на вид щуплый мужчина столь долго держать его, находясь в подвешенном состоянии. Этого веса вполне хватило, чтобы повалить на землю обоих мужчин. На ногах рядом остался только Губа, который ловко отскочил в нужное время немного в сторону.
Со стороны могло показаться, что вся стена в буквальном смылсе слова облеплена человеческими телами. Конечно, большинство чернорабоччих с базы никогда не участвовали в военных действиях. Хотя существенная их часть могла припомнить тёмные делишки за собой, подчас - весьма серьёзные преступления. Однако это никоим образом не могло помочь в тактическом наступлении и тем более боевой слаженности всех атакующих. Потому всё выглядело аляписто и крайне сумбурно. Впрочем, сидевшие внутри старого цеха также не отличались какой-то выдержкой и умением действовать все вместе. Благодаря чему не было большой крови, хотя во множестве были мелкие ранения по тем или иным причинам.
- Вали азиатов! - Вдруг заорал один из мужиков, который по странному стечению обстоятельств побежал не на здание, а от него. - Вали сволочей! - Во время бега кричавший сам был отчасти похож на азиата - то ли якута, то ли эвенка; отчего-то крик придавал подобные небольшие нотки физиономии, что выглядело несколько комично. - Вали сволочей!..
- Менты! - Вдруг раздался сдавленный приглушённый крик! - Атас!
После крика в первую очередь исчезли люди, кто появлялся то тут, то там в окнах. Можно было с большой уверенностью сказать, что они только начали входить в азарт и доставать средства защиты, которые были по большей части огнестрельные. Однако после прибытия правоохранителей это могло стать существеным отягчающим. И потому совершенно не следовало показывать оружие и показываться рядом с ним, обозначая своё рвение.
Нападавшие при этом на мгновение опешили. Некоторые больше по привычке и по старой памяти, нежели специально, продумав все свои действия наперёд. Но никто не уходил с тех мест, на которых стоял или, что было чаще, лежал. Как если бы все вместе ожидали специально для них команды, а не только констатации факта полиции.
- Чего замерли-то?! - Вдруг послышался голос Губы.
- Чего вы там?! - Похрипывал, словно на последнем воздухе, который вообще мог случайно попасть в лёгкие, Петрович. - Давай на них! - И он махнул рукой, которая обогнула небольшую дугу вяло, после чего, поднявшись почти вертикально, с шумом упала на туловище.
- Точно! - Кивнул Губа. - Давай на них!
- Иди ты на хер! Губастый, сейчас вон менты приедут! Всех заметут! - Один и мужиков осмотрелся по сторонам и медленно поднялся, видя, что оружие практически исчезло в окнах, а остальное просто не применялось. - Мужики! Надо текать обратно к нам! А то потом крайними окажемся! И ещё припаяют, что Серого мы замочили!..
- Точно! - Мгновенно начали реагировать с самых разных сторон мужики.
Кто-то стал быстро подниматься и отходить в сторону дороги. Другие на этом не останавливались и медленно продолжили движение в сторону производственной площадки. Третьи оставались на своих местах, особенно если это было относительно безопасные под навесом или у стены места. Здесь точно не могли никого бы подстрелить, если бы вновь появились вооружённые люди в окнах.
 Да куда вы?! - Губа попытался было одного поймать и побеал за ним, чтобы хотя бы своим весом остановить бегство. - Куда ты бежишь? Зачем?
- Менты! - Отмахнулся в ответ бежавший, больно попав непосредственно в лицо своему преследователю, отчего тот упал. - Менты едут!
- Да они далеко ещё! - Губа глянул в сторону. - Они только слышны, даже не видны!
- Потом уже будет поздно! - Согласился с убегавшим ещё один, который пробежал настолько рядом, что буквально между его ботинком и рукой Губы оставалось примерно с десяток сантиметров.
- Всех повяжут!
- Никого не повяжут! Они нас боятся! - Старался изо всех сил Губа. - Потому что мы сильней. За Серого! За Петровича.
- Иди-ка ты на хрен с ними! Бери хоть обоих и отстаивай правду!..
- Серого тут нет! - Губа поднялся и продолжал стоять, смотря, как отступают с поля боя его коллеги, которые на некоорое время вдруг возомнили себя солдатами или ещё кем, однако не выдержали одного-единственного крика "менты". - Он бы вам сказал! Он бы всё вам сказал!
- И хорошо, что его нет! - Один из убегавших остановился рядом с пытавшимся стать лидером Губой. - Хорошо! А ты что? Хочешь, чтобы всех повязали или убили бы к чертям собачьим?
- За Серенького отмстить хочу!
- Оно тебе больше всех надо? - Вдруг рассмеялся мужчина, отчего хохот появился то тут, то там. - Если надо, то иди туда... И бери мсти! - Мужчина развернулся и медленно достаточно зашагал прочь. - Он мстит и мстя его страшна, посмотри на него!..
- А с кем? Одному идти?..
Губа посмотрел вперёд. У здания уже почти никого не было. Разве что парочка мужиков лежала по своим укрытиям и курила. Они решили скорее дождаться приезда полиции, чтобы уже выйти из укрытий и точно не попасть под пули. Тем более, что звук сирен стал более отчётливым. И вскоре уже появились за поворотом и первые машины.
Мужчина с горестью оглядел ещё раз округу. Многие мужчины, что убегали с места, заметив, что полицейске автомобили уже появились в поле видимости, остановились и перестали бежать. Кто-то встал просто неподалёку, кто-то нырнул в кусты. Третья группа просто медленно зашагала по направлению к заводу. Самые ближайшие из них были метрах в двухстах от Губы и, соответственно, дома. Самые далёкие успели почти на полкилометра удрать.
Между тем само здание, которое ещё недавно стало чуть ли не центром зарождающегося конфликта, оказалось вмиг вымершим. Как если бы защитники растеряли все силы, лишились крови и полностью смирились со своей участью. Только заходи и бери их голыми руками. От такого поворота Губа просто онемел, то и дело переводя взгляд с прибывших экипажей полиции на сам дом, где он отчётливо десять минут назад видел множество огнестрела.



greenand

Отредактировано: 24.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться