Солёные грёзы Турции

Глава 10

Утром Юлия осталась загорать у бассейна, нежась под романтичные песенки, русские и турецкие вперемешку, включаемые, словно для своей музы с огненными волосами романтичным ди-джеем.

Лиза же, на удивление после короткой ночи, позавтракав раньше обычного, поспешила на одном из первых рейсов отельного шаттла на море. После десяти часов на пляж к ней подтянулись Тамара Александровна с Ариной.

- Присоединяйтесь, я как раз заняла и вам лежаки. Правда, с одного уже тенек сошел, придется отдыхать под солнцем.

- Это ж хорошо, закрепим загарчик, - улыбнулась и так уже для пяти дней пребывания море пунцово загорелая Арина.

Однако перед тем, как устроиться под солнцем, девушки сбегали за апельсиновым фрешем. Оранжевое удовольствие производили старательные продавцы буквально в нескольких шагах, и оно слишком сильно манило отдыхающих своим ароматом, чтобы оставаться не продегустированным.

Однако пленяли ароматом не только апельсиновые фреши, но и само море.

Лиза, отплывая от берега на несколько метров, уже не подвергалась хлестанию волн, которое так утомляло не умеющую плавать Юлю обычно стоящую недолго в воде в прибрежной зоне и оттого томящуюся продолжительным пляжным отдыхом. Она, Елизавета, в кандидаты мастера спорта по плаванию также не нанималась, однако всем своим существом умела ощутить блаженство от встречи с морской стихией. Неутомимо часами качаясь на волнах в бликах южного солнца, ощущала себя то ли морской русалкой, то ли любимым дитем природы… При выходе к берегу для нее начиналась новая морская игра - словить волну. С каждым накатом ощущалось, что вместе с потоком морской воды приходит в жизнь что-то новое и доброе. А когда волна, скатываясь с берега, уже спокойнее повторно обволакивала ее, ощущалось, что море забирает с собой все грустиночки и печальки. «Gȕle gȕle, солёные грёзы…» - вслед убегающим волнам вторила обретавшая спокойствие и вбиравшая внутреннюю силу от морской стихии Лиза.

А в это утро со стороны морских далей к тому же ощущался легкий бриз, принося с собой аромат океанической свежести, напоминавшей девушке аромат арбуза, которым Лиза наполняла легкие с не меньшим блаженством.

- Русиш? – вдруг неожиданно прервал ее волновую релаксацию голос появившегося, словно из морской пучины мужчины.

- Русиш, русиш… - кокетливо вторила Лиза симпатичному иностранцу, соображая, из какой страны мог «приплыть» незнакомец.

Однако не успела девушка договорить приветствие, как ее неожиданно накрыло ошеломляющим соленым потоком. Увеличившаяся десятикратно от проходящего вдоль берега катера волна обрушилась на песчаное побережье с особой мощью. Лиза ощущала, что в захлестнувшем потоке ее даже перекувыркнуло. Хватая ртом воздух и освобождаясь от настигшей волны, она, машинальными движениями поправляя в воде стянутый купальник, думала только о том, как поскорее выйти на берег.

- Ну раз русиш, значит, с тобой знакомился немец, - заключила Тамара Александровна.

Лиза, изучая в школе немецкий язык, неоднократно представляла, как став взрослой, она однажды поедет за границу, быть может, в Германию, где будет общаться с людьми пусть на том ломаном немецком, который успела освоить. Но вот что-то большее в отношении немецких парней допустить она и в мыслях не могла. В ее генах продолжала жить память о войне, боль утраты братьев во время Великой Отечественной, которой с ней, маленькой Лизой, обычно делились любимые бабушка и дед, особенно накануне 9 Мая.

- Тамара Александровна, а каково Ваше отношение, как россиянки, к тому же учителя истории, к современным немцам, как вы считаете, они после известных событий в середине XX века к нам русским не предвзято относятся? – обратилась девушка к своей старшей знакомой, к которой за время поездки успела проникнуться особым уважением.

- К немцам? У меня – самое что ни на есть положительное. Очень высокоорганизованная нация, умные, воспитанные люди.

- А как же война, которая оставила след за нашими плечами? – не унималась девушка.

- Думаешь, за их плечами нет этого следа боли? Все были хороши. Тем более, сегодня уже совершенно другое поколение немцев, у них иные ценности и авторитеты. И отношение к «делам давно минувших дней» совсем иное, - заключила женщина. – А что? Успел понравиться немец?

- Не придумывайте, мы с ним даже познакомиться не успели! – отрезала Лиза. – Хотя… надо признаться, в воде меня окликнул довольно-таки импозантный иностранец.

После непродолжительного диалога все трое растянулись под лучами греющего солнца.

Потягиваясь от удовольствия, Лиза прямо-таки телесно ощущала ласковые солнечные лучи. До чего же прекрасный мир создал Господь для человека! Главное, уметь ценить каждое мгновение, и быть Всевышнему благодарным.

А еще, купаясь в теплых бирюзовых волнах и нежась в лучах ласкающего солнца, Лиза думала о том, что вот она – лучшая телесная психотерапия! За минувший год она в поисках душевного равновесия посетила несколько по данной тематике семинаров. Суть проводимых упражнений сводилась к тому, что при определенной концентрации мыслей после набора телесных упражнений, тело должно было ощущать нечто положительное – обычно на вопросы психолога, словно убеждая и себя, и коуча в результате работы, называла, что ощущала «комфорт, тепло и спокойствие…». В дальнейшем предполагалось, что в очередной стрессовой ситуации нужно усилием сознания или воли возвращаться мысленно в это состояние, тело среагирует, вслед за ним психика – и якобы, несмотря на любой стресс, придет к тебе гармония и счастье. Однако как показали события в реальной жизни, когда случаются серьезные неприятности и все нервы напряжены, а мысли заточены на вопросах бытия, не до работы с релаксацией, телом и сознанием. Так или иначе, даже если телесная терапия в психологии имеет место быть, то вот они самые лучше расслабляющие упражнения. Действительно, правы умные психологи – тело радуется, вместе с ним отдыхает душа! Только спасибо за это южному солнцу и морю!



Лада Баева

Отредактировано: 28.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться