Солнце и соль

Размер шрифта: - +

Глава 5

После встречи с Патрисом прошла неделя, он не звонил, и Сол все более уверялась в том, что так оно будет и дальше. Ее это нисколько не печалило. Хотя через пару дней она думала о нем снова и немного жалела, что кроме поцелуя у них ничего не было.

Как-то ближе к вечеру, когда многие ее знакомые еще проводили время на работе, Сол полулежала в шезлонге на лоджии. Хотела позвонить Манон, но отвлекать ее от составления любимых букетов посчитала неправильным, да и что это за разговор впопыхах? Разговор с другом это не эспрессо, это большой бокал вкусного, сладкого молочного коктейля, его нужно смаковать долго и с удовольствием. Про секс, впрочем, она могла бы сказать тоже самое. И тут же мысли Сол метнулись к Дидье, он пока не приезжал, не писал – найти ее в социальной сети было несложно, не звонил – мобильный в Фэйсбук был указан, он просто исчез с горизонта, растворился. Сол быстро отогнала намеки на грусть и заварила себе чай. Кофе она пила только по утрам. Немного апельсиновой цедры, корица и листочки свежей мяты, купленные вчера на рынке у месье Грюно. Аромат разнесся по всей кухне. Сол наполнила большую кружку, захватила пару булочек и, пообещав себе завтра выйти на пробежку, вернулась на лоджию. Вид был на двор, тихо и спокойно. Рука сама собой потянулась за книгой. Не то, чтобы Сол часто проводила время за чтением, но иногда любила.

«Пруст? Нет, не сегодня. Саган? Нет, я ведь снова буду думать о Дидье. Может быть, перечитать «Госпожу Бовари». Все не то».

 Иной раз возьмешь книгу и понимаешь – хочу, а другой раз маешься и не можешь выбрать. И все же Сол выбрала «По направлению к Свану». Захотелось погрузиться в тягучую прозу Марселя Пруста, запутаться в тумане слов, исчезнуть на какое-то время.

Сол пропала на пару часов, на большее ее не хватило. Она восторгалась талантом Пруста, но быстро от него уставала. Так бывало у нее и с людьми.

Она посмотрела, сколько времени, что ж Манон уже должна была освободиться. Не то, чтобы у Сол сейчас жизнь кипела новостями, о встрече с Патрисом она подруге уже упоминала, без деталей, но все же. А нового у нее пока ничего не случилось. Но почему-то Сол очень хотелось позвонить, может быть, что-то произошло у нее. Она убрала книгу, ополоснула кружку и схватила телефонную трубку. Колокольчик интуиции настойчиво звенел «Манон, Манон, Манон». Приглашать куда-то ее уже было, пожалуй, поздно, но и телефонные разговоры были прелестны и увлекательны.

- Здравствуй, дорогая!

- Сол, - голос Пьера. – Ты когда-нибудь будешь звонить Манон на мобильный? Она еще не вернулась из салона. Кстати, раз ты все равно будешь с ней разговаривать, попроси купить свежий номер «National Geographic»

- Ладно, скажу ей, пока.

«Странно, в это время она обычно уже дома, если не со мной».

У Сол мелькнула шальная мысль, что у подруги адюльтер, но мысль была нелепа и смешна, Манон обожала мужа.

- Привет, дорогая! Почему ты еще не дома?

- Сол, - в трубке раздался усталый голос подруги, - сегодня сумасшедший день, пришел срочный заказ, нужно много сделать, я далеко не все еще закончила, не знаю, когда освобожусь.

Колокольчик интуиции не звенел – трезвонил. Больно походили слова подруги на тщательно продуманную ложь или же полуправду.

«А если не у нее, а него кто-то есть!»

Озаренная этой догадкой, Сол сообщила подруге, что немедленно едет к ней помогать с букетами. Та же полуправда.

Салон, принадлежащий Манон находился, к счастью, не на другом конце города, и Сол доехала за полчаса.

«Грация флоры» - гласила вывеска. В свое время, когда подруга обрадовала ее тем, что придумала название, эта «Грация флоры» Сол сильно смутила, ей откровенно не понравилось, а теперь она привыкла и было бы странно, если бы салон назывался по-другому.

Девушка буквально ворвалась к Манон.

Ароматы роз, лилий, хризантем и других самых разных цветов буквально кружили голову. Подруга стояла возле большого стола и собирала букет, устало потирала глаза. От звона колокольчика на двери обернулась.

- Сол! Ты быстро. Помоги, пожалуйста. Я ужасно устала.

Та подошла, не сводя с Манон взгляда полного подозрений.

- Ты что? – встревоженно спросила Манон.

- Ничего.

- Ничего не бывает, сама знаешь. Вот обрежь белые фрезии и по одной подавай мне. Срезай сантиметра три, не больше. Держи ножницы.

Сол взяла и следующие полчаса подрезала, подавала, подвязывала. И молчала. Манон не была похожа на обманутую жену, не вытирала слезы украдкой и не шептала сквозь зубы ругательства в адрес подлеца мужа. Но все же Сол не покидало ощущение какой-то неестественности в поведении подруги.

- А завтра все это сделать было никак? – Сол все же нарушила молчание.

- Завтра много других дел. Дай мне те три алых розы.

- Фи, кому нравятся алые розы, это так банально.

Манон улыбнулась: - Ты говоришь это каждый раз, как видишь их в букете.

- Ох, пока не забыла – звонила тебе домой, Пьер попросил купить свежий номер какого-то журнала, черт, не помню какого.

- «National Geographic»

- Да, точно. Так, Манон, - она взяла ее за руки. – Если ты немедленно не скажешь мне, что тебя мучает, и почему ты не до сих пор не мчишься к любимому Пьеру, то я буду говорить, что терпеть не могу алые розы каждый раз, как вижу тебя. А заодно скажу твоему мужу все, что о нем думаю с момента нашего с ним знакомства. А это не мало, поверь мне.

- Я знаю.

- Я жду.

Манон устало опустилась на стул рядом.

- У него другая, да! Он никогда мне не нравился, никогда! Гад, ты такая вкусная, аппетитная женщина, ты же словно свежеиспеченная булочка, в которую хочется немедленно вгрызться. А он? Что за гад!



Надя Сидаш

Отредактировано: 15.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться