Солнце в костюме человека

Font size: - +

Часть следующая.

Дым кружится над головой и вливается в серое марево, затянувшее потолок кухни. Он лениво выходит в приоткрытую форточку и категорично забивает легкий запах цветущих под окном то ли диких яблонь, то ли груш.

- Ты до сих пор ее любишь? - внимательный взгляд, будто я сейчас вскочу и выпрыгну из окна.

- Нет, - перекатываю сигарету в уголок рта и выпускаю дым из приоткрытых губ с другой стороны. Я курю презабавно. Люблю это слово - «презабавно». Говоришь его, и все становится будто из сказки начала девятнадцатого века, с короткими штанишками и городом под кроватью.

- Это же хорошо? - он смотрит на меня все так же внимательно и, кажется, давно забыл о собственной сигарете, которая медленно тлеет в руке.

- Не знаю, я вообще ничего не знаю. Была ли там любовь или мы просто заигрались. В любом случае, я до сих пор это чувствую, только не знаю, что это.

За стенкой невнятный шум, может быть даже песня. Там вечеринка, много веселых людей. Она тоже там. А мы сидим на кухне. Это закон вечеринок: кто-то всегда должен сидеть на кухне за философским разговором.

- Все как у всех? - мой собеседник улыбается уголками губ. Алкоголь в моей крови говорит, что он чертовски красив.

- У нас никогда не было, как у всех, - возможно, я вру.

 

С волос все еще капает. Среди множества случаев, когда мне на голову выливали воду, это единственная случайность. Мы просто опрокинули кувшин с водой. Судьба. На самом деле, мне уже давно не выплескивали содержимое стакана в лицо. Аня сказала, что надо взрослеть, что это все опасно, что однажды я слягу с воспалением легких, что она этого не хочет, что она волнуется, что она с кем-то поговорила, что она записалась на психологический тренинг, что она становится более спокойной и нормальной. Я не хочу так. Я эгоистка. Судьба на моей стороне. Мы стоим на крыше и смотрим на снежинки, краснеющие в закатных лучах. Аня в моем свитере поверх забрызганного платья, я в насквозь мокрой футболке. У меня иммунитет, я никогда не заболеваю после таких киношных ситуаций. Хочется включить музыку. Волосы начинают замерзать. Много чего хочется, но мы не одни на крыше. На самом деле, здесь целая толпа людей. Кто-то в разгар вечеринки вспомнил, что в этом доме есть выход на крышу и мы просто обязаны посмотреть на закат. Но все эти люди, пусть и близкие — только фон.

 

- У нас никогда не было, как у всех, - повторяю с нажимом.

Сигарета кончилась.

- Но это было настоящим, как думаешь?

- А какая разница?

Он удивленно смотрит на меня, а я пытаюсь вспомнить, как же его зовут. Нужно что-то объяснять, но мне так надоело. Уже несколько месяцев я занимаюсь только тем, что курю и объясняю. Объясняю, почему не хожу на собрания, объясняю, почему не хочу больше на сцену, объясняю, почему не занимаюсь своими проектами, объясняю, почему у меня столько дополнительных курсов и я постоянно в учебе, объясняю, объясняю, объясняю. А они смотрят на меня преданно и печально, думают, что помогают и дают возможность выговориться.

Вот и он, этот обалденно-красивый-парень-без-имени, тоже смотрел так подчеркнуто заинтересованно, без проблеска чувства. И только сейчас в его взгляде промелькнул интерес. Может, я все же хороший детектив.

- Суть в том, что нет никакого способа отличить настоящее от выдуманного. Любили мы друг друга или своих персонажей? Любили ли вообще или только прикидывались? - он кивает как под гипнозом, - Тебе все это интересно, потому что мы часто играли роли на сцене, а еще потому что среди косплееров слишком много влюбленных друг в друга девушек. Может мода, а может просто сложно не влюбиться, когда столько времени проводишь вместе. Но у всех остальных все то же самое. Мы играем роль не только на сцене и любим часто только свою мечту о человеке. Вот и все. Мы все только играем в любовь, потому что никто толком и не знает, что это такое и как понять не фальшивая ли она. Но знаешь что? Нам было хорошо вместе.

Мне казалось, что я кричу, но на самом деле мой голос скатывался на придушенный шепот. Последняя фраза шершаво каталась по губам потом еще несколько часов. Мой собеседник молча налил нам чего-то резко пахнущего и поднял бокал. Думаю, это стоило пить не из бокалов. Или вообще не стоило пить.

- Проводи меня домой, - я хочу уйти незаметно. Без всех этих конвееров объятий на прощание. Я впервые за столько времени на большом празднике, и я, наверное, просто умру, если она меня обнимет. Честно говоря, я не хочу умирать на коврике в прихожей. Но и идти в одиночку вовсе не хочется. Это приятно, когда ты влюблен. Тогда даже грязь под ногами приятно хлюпает, а ты и вовсе ее не замечаешь, витая где-то внутри своей головы. Красивый сон, который, кажется, может длиться вечно. Наверное, он и должен длиться вечно.

 

Песня была даже приятной и идеально подходила для того, чтобы будить. Не сейчас, только не сейчас. Трек начинался с тихого нарастающего, наверное, электронного звука, потом был «бдыщ» - сильный аккорд, задающий ритм, и начинался гитарный проигрыш. Однажды я даже поставлю ее на будильник. Растрепанные волосы падали на глаза, которые все никак не хотели открываться — думаю, я представляю собой довольно жалкое и странное зрелище когда проснусь. Закатное солнце укоризненно смотрело на это безобразие, со стола ему отвечали солидарностью не открытые еще сегодня учебники. Проигрыш закончился и вокалист надрывно начал рассказывать о своей судьбе. Кто-то явно хотел меня услышать. Нужно найти телефон. Он надрывался где-то за диваном, и мне пришлось торопливо шарить по полу в зазоре между стеной и спинкой дивана.

- Да, - голос хрипел, как всегда по утрам в холод.

- Джек, ты как там? Приходи на репетицию, - Винс нервничает и явно торопится.

- Я больше не играю, - сколько было драмы, и вот снова объяснять простые

 



Мария Еремина

#2927 at Young adult
#1614 at Teenage literature
#5862 at Prose
#3465 at Contemporary literature

Text includes: студенты, реализм

Edited: 12.04.2016

Add to Library


Complain




Books language: