Солнечная Спираль

Планета-мечта

 

Мысль посеять свои Зерна давно зрела в голове, но Богдан все откладывал и откладывал это мероприятие. Несколько раз наблюдал издалека за созданием хоганов — за тем, как другие трепетно, словно боясь потерять самую важную часть себя, выкладывали перламутровую фасолину в центр платформы. Чувствовал царапающую зависть. Тревога о дальнейшей судьбе двойников уже заранее разъедала душу.

«Почему я никак не могу с ними расстаться? Сколько ещё можно согревать их своим теплом, родниться с ними общей энергией? Ведь всё на самом деле просто — бросил и ушёл» — уговаривал он сам себя.

И вот, наконец, решился. Основательно продумал экипировку и набил огромный рюкзак всем самым необходимым на все случаи жизни. Прогуливаясь по дорожкам визитницы, среди пёстрого разноцветья куполов, он, пытаясь не выказывать тревогу, перекидывался словами с друзьями, которые, сопровождая его, пришли заодно проведать свои хоганы.

— Ты, Дан, правильно сделал, что решил посеять Зерна. Интересно ведь узнать правду о судьбе оохолов. — поддерживал его решение Макс, добродушный толстяк, весело подмигивая.

— А кто тебе сказал, что оохолы вообще существуют? Ты их видел? — усмехался вечный скептик Сергей.

— Вот отправимся на другие планеты и узнаем: что же с ними всё-таки произошло. Может, им нужна наша помощь?

— Раскрыть тайну загадочных оохолов каждый хочет. Но вот кому в этом повезет — неизвестно.

— Хорошо бы кому-нибудь из нас троих. Вот было бы здорово! — мечтательно вздохнул Дан и, заметив свободную площадку, отошёл в сторону.

Планета-мечта

Богдан опустил тяжеленный рюкзак, присел на корточки, разжал ладонь над темно-серым кругом в центре площадки. Перламутровое зёрнышко аккуратно приземлилось, коснувшись платформы, и тут же растаяло, растворилось в воздухе. А вокруг площадки, колышась и дрожа, начали формироваться стены защитного купола.

Выскользнув наружу, Дан удовлетворенно вздохнул — по фиолетовому фону его хогана весело бежали ярко-оранжевые спиральные узоры. Представляя, как его двойник сейчас выходит на какой-то незнакомой планете, он мысленно пожелал ему удачи и отправился догонять друзей.

 

Глава 1. Мечта

Сознание вернулось яркой вспышкой. Вид из хогана одновременно удивил и обрадовал: деревья, зеленая трава, облака напоминали земные. Вот только солнце было розово-сиреневым и большим по размеру, чем земное. Необычное освещение придавало пейзажу таинственность, сходство с миражом. От такой красоты захватывало дух.

Богдан осторожно высунул кисть руки из хогана. Почувствовал тепло солнечных лучей. Быстро освободился от лишней одежды, предусмотрительно сложив её в рюкзак, и выбрался наружу.

Узкая тропинка петляла между деревьями и звала в путешествие. От чистого воздуха с привкусом хвои слегка закружилась голова. На небольшой полянке среди травы замелькали красные капельки. Это же земляника! Самая настоящая! Сорвал ягодку, поднес её к лицу и вдохнул знакомый аромат детства.

Где-то на глубинном уровне в нём всегда жила тоска по несбывшейся Земле, голубой планете, планете-мечте. Хоть бы одним глазком увидеть, какой она была, когда была «живая».

И теперь она, эта самая мечта, осуществилась. Почувствовал, что у него нет ни малейшего желания возвращаться на Землю. Пусть лучше земляне прилетают сюда, а он их будет ждать.

Где те кудесники, которые создали этот сказочный мир? Может быть они и сейчас живут где-то на этой планете? Хорошо бы их отыскать.

Дан прикрыл глаза рукой, заслоняясь от яркого света. Казалось, что сама Планета, как огромное живое существо дремала, нежилась под ласковыми солнечными лучами.

Глава 2. Климатический Ад

Что-то непонятное вдруг стало происходить с солнцем. Его нежные переливы цвета стали меняться на кричаще-агрессивные. Сначала оно начало краснеть, затем побагровело, будто разгневалось на кого-то и готово было лопнуть от злости

Лёгкий приятный ветерок окреп и возмужал, напряг мышцы и показал свою настоящую силу, в считанные минуты превратившись в шквальный. Неведомо откуда прилетевший песок закружился с отчаянным свистом, норовя хлестнуть по глазам и забраться за шиворот. Резко похолодало.

Дане становилось страшно. И зачем только он поманился на эту блестящую картинку, на этот мираж, ушёл далеко от хогана, который мог теперь хотя бы на время его спасти, укрыть от стихии.

Он ринулся к тропинке и понесся по ней вперёд, встречая сильное сопротивление ветра и песка, которое всё нарастало.

— Врёшь, не возьмёшь! Пробьёмся! — мысленно отгонял Дан разрастающуюся внутри панику. Сердце бухало, голова гудела. Он продолжал сначала бежать, а потом уже просто продвигаться вперёд, прикрываясь от песка.

Ветер всё усиливался. Деревья раскачивались, протягивали корявые ветви-руки к небу, словно моля о пощаде. Двигаться вперёд становилось всё трудней.

— Я не сдамся! Дойду! Справлюсь! — упрямо повторял он, как мантру.

Холод пронизывал всё тело. Вот так планета-мечта! Казалось, что добродушное существо погрузилось в крепкий сон, и пробудился монстр и начал крушить всё вокруг.

Мощь ветра вырывала деревья с корнями, они мигом взлетали вверх и исчезали из виду, словно проваливались в открывшуюся бездну.

Идти вперёд стало уже невозможно. Богдан из последних сил ухватился за могучий дуб, пока ещё выдерживающий сопротивление разбушевавшейся стихии. Вспомнив о верёвке в рюкзаке, вынул её и негнущимися ледяными пальцами постарался как можно крепче привязать себя к дереву, чтобы выиграть время и переждать бурю. Желание выжить во что бы то ни стало помогало ему держаться. Он всё ещё не терял надежды выбраться из этого ада.



Светлана Иванова

Отредактировано: 06.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться