Соляное сердце

Размер шрифта: - +

Глава 5

— Сестры? — не скрыла я своего удивления. Не знала я ничего о том, что у князя была сестра. Родной человек, что уже ушел за грань, оставив только подле него своего сына. Я воспринимала князя, как воина-одиночку, который держит всю Валахию в жестком кулаке, и совершенно не задумывалась, что у такого мужчины должно быть прошлое. Есть оно, затянутое пеленой для моих глаз. И Вайорика — часть этого прошлого. Наверное, именно в такие моменты обидно за свою молодость. А с другой стороны, прошлое невозвратно, зачем же тосковать по ушедшему?!
— Андрия была прекрасной женщиной. Умная, смелая, рассудительная. всегда мою горячую голову остужала, — Василе усадил меня на сундук у окна, а сам присел на корточки рядом. Его руки, мозолистые и грубые, ласково погладили мои пальцы, а потом и захватили в свой плен. Он едва заметно улыбался, рассказывая о сестре, и выглядел счастливым, хоть и обращен был его взор в прошлое. — Тогда я был не менее жестким, чем сейчас, и с сестрой часто спорил. Не место женщине в правлении страны — так я говорил тогда, а потом сам же за советом и бегал, — усмехнулся Василе и взглянул на меня. Глаза князя превратились в два бездонных омута с яркими алыми вспышками, которые затягивали в себя с такой силой, что я невольно подалась вперед. Василе замер, а потом резко сморгнул морок, немного отстраняясь от меня. — А потом Андрия влюбилась, да так сильно, что даже нашего Иона не послушала, так и кинулась в объятия Демьяна. А то молодой князь не упустил возможность, — тут лицо Василе потемнело. — Димитру они зачали вне брака, но я все равно признаю племянника законным. А потом... случилась трагедия, и остался я один с маленьким ребенком на руках. Если бы не Вайорика, то не вытянул бы мальчишку в мир живой, уж больно слаб он был и хил.
Князь прикрыл глаза и тяжело вздохнул, а потом снова заглянул в мои глаза.
— Не думай лишнего, Лиля. Ты еще молода, но для страсти сиюминутной любовь не нужна, и все в прошлом. Позже я тебе объясню все подробно, отчего так помощь Вайорики необходима, хочешь после свадьбы нашей все сразу и расскажу, ну а пока доверяй моему слову.
— Но после сбора урожая куда она поедет?
Только сейчас я поняла, что женщина так же, как княже, потеряла близкого человека. И из-за моего каприза ее погонят из места, где она, возможно, получала кров и защиту. Наслышана я была, что могу с сестрами сделать, хоть и княжескими, оставшимися без защиты и покровителя. Княжеством, как и сказал Василе, управлять не дадут, а вот принудить к недоброму, смогут. Холодок пошел по моей спине. 
— Домой, в монастырь.
— В монастырь?! — повысила голос от ужаса. — Но почему, Василе?
— Лиля, неужто ты не знаешь род Галицких князей. Отец твой водит с ними дружбу взаимовыгодную в Червонной Руси. 
— Плохо их знаю, уж не серчай Василе, — призналась честно своему жениху. — Матушка обучала нас, но я не настолько прилежна к стыду моему. Да и никого из нас отец туда отдавать в жены не собирался, поэтому знаю лишь, что Орда-саранча все захватила, а что не захватила, то уничтожила. 
— Что ж, значит, будет тебя обучать Ион истории и политике. Как же ты моей советчицей будешь, ежели не знаешь соседей наших, — добро улыбнулся Василе и добавил уже грустнее: — А то бы знала, что из Галицких только Вайорика и осталась, но о том никто не знает. Скрываю я ее здесь.
Ахнула от удивления, смешанного со страхом.
— Так как же рука у тебя поднимется ее отправить восвояси?
— А что прикажешь мне делать, если ты обиду таишь? А наша семья для меня важнее, Лиля, как бы жестоко это ни звучало.
— Нет, — отрезала я. — Так нельзя. Ты воин, а она — женщина без мужа и брата. Родня твоя по племяннику. Неужели не нашлось мужей достойных в твоем отряде?
Василе удивленно поднял брови.
— Да как-то никто не сватался.
Видимо, он только сейчас понял, что ему войники к Вайорике не подступались не из-за него, а по какой-то иной причине. Может, Василе и не питал ничего к женщине, но вот она оставалась пока загадкой.
— Тогда давайте устроим пир в честь нашей помолвки, а заодно пусть Вайорика выберет мужа, а нет, так значит воля ваша.
Василе встал и поцеловал кончики моих пальцев, а затем ответил:
— Мысль хороша, пусть будет так.
Кивнул мне и вышел из комнаты, а я сидела не дыша, боясь шелохнуться. Сколько же лиц у валашского князя? То он холоден и жесток. То он заботлив по-своему. То он не нежен. И где мне искать его настоящий лик? Не понимала я князя. Вот он внимателен ко мне, а птица крылом взмахнет и уже суров, закрыт на все засовы, будто боится чего-то. Тайну какую-то бережет.
— Сестрица, все хорошо? — тряхнула меня за плечо Иринь. — Звара хочешь?
— Хочу! — хрипло ответила, потеряв силу голоса. Горло еще немного пекло. — Иринь! — Подскочила я с сундука, как ошпаренная. — У князя кровь огненная! — И схватила ее за плеча, чтобы смотрела мне в глаза.
— Лиля, о чем ты?
— Кровь, говорю, огненная у него! Значит, могут и драконами повелевать.
— О чем ты говоришь? — испуганно ответила сестра и нахмурилась. — Что еще за кровь такая?
— Ты не знаешь? — опешила я. — Но как же... Малена ведь рассказывала...
— Ох, дитя неразумное, — с облегчением рассмеялась Иринь. — То сказки были, глупая. Нет никакой огненной крови. И драконов нет. Забудь уже про эти байки! — строго осадила меня сестра. Я проглотила ком в горле, приняла из ее рук звар и вдохнула родной аромат. Не показалось мне, больно было наяву, значит, есть в сказаниях наших хоть толика правды.



Руслана Першая

Отредактировано: 29.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться