Соляное сердце

Размер шрифта: - +

Глава 6

Я прижалась к Василе и начала свой рассказ:
— Сначала нужно, что бы милый изучил все значения полевых цветов. Наука это важная и нужная. Например, колокольчик значит грусть по любимому. Васильки — надежду на разговор, ромашка же означает дружбу, лютики своим ярким цветом радуют глаз и значат радость, а вот ландыши... — замолчала на мгновение, а потом смеясь продолжила, — тайную страсть.
— Прямо страсть тайную? — спросил Василе, обнимая крепче.
— Отчего же нет. И такие порывы у людей бывают. У вас такого не было, княже? Вы же уже муж старый, многое повидали.
Василе поперхнулся.
— Не так я и стар, чтобы все в мире испытать. Да и не было у меня страсти тайной. Не люблю я тайны и лишние не создаю.
Я задумалась над сказанным. Получается, что лишних не было, а так тайны у княже имелись, и не одна.
— И много у вас тайн, князь?
Василе ответил не сразу, что-то долго взвешивая в уме.
— Не буду скрывать — есть они, Лиля, но все до единой тебе раскрою после свадьбы нашей.
Я развернулась в объятиях и закинула голову, чтобы в глаза его светлые посмотреть.
— Отчего же не раньше? Тайны вы не любите, но с них наш союз и начнете. А мне же что прикажете делать?! Супруги должны доверять друг другу, а вы меня просите о доверии, но по слову вашему только, а сами скрываете жизнь свою.
В глазах князя промелькнула боль, а следом за ней взгляд будто ледяной коркой покрылся, такие очи холодные стали, будто неживые. Он раскрыл объятия и отступил резко. Сразу же прохладный вечерний ветер бросился между нами, выстуживая тепло.
— Лиля, ты моя нареченная, так показала реликвия моего дома, значит, придется тебе принять всю ношу мою: новый уклад, новый дом, своего будущего мужа со всеми его тайнами. Другому не бывать.
Я поджала губы и хотела уже кинуться к выходу из башни, но замерла: глаза Василе вдруг блеснули алым. Не отблеском факелов на стенах, а своим внутренним магическим огнем. Волшбе я придавала мало значения, ведь сама не обладала даром таковым, лишь видения были мне отдушиной, что боги не обошли стороной при рождении. А сестрице моей, Иринь, наверное, совсем несладко, ведь только ум у нее да смекалка. Но сколько помню себя, всегда за советом, за помощью к ней. Даже Малена не гнушалась со средней обсудить, что гложило ее. Оттого я в магию не верю, как в силу, дающую мудрость, зато боюсь ее, ведь противопоставить нечего.
Видимо, мой страх в глазах промелькнул, раз Василе каменной глыбой замер и уставился так страшно.
— Боишься меня до сих пор? — тихо спросил он.
— Ваша магия меня пугает, ведь вы сильны и как человек, и как маг. Я всегда чувствую дар, могу человека «прочитать», как книгу, но не вас. Вы будто на все засовы закрыты, а дверей этих не счесть. И страшно от этого, ведь значит, что не хотите вы, чтоб про вашу силу знали. А я знаю, что так только черные колдуны поступают. С судьбой я своей смирюсь, даже ежели вы из запретных магов, даю свое слово. Но тяжело мне от этого незнания, будто отношения наши обман, морок, раз нет доверия между нами.
Василе сглотнул и схватил меня за предплечья, в глаза заглядывая.
— Лиля, не могу я сказать сейчас. Брачные клятвы станут и клятвами магическими, после чего не сможешь ты ни рассказать про мой дар, не использовать его против меня. Таков наш древний обычай, и нарушать я его не могу, но прошу поверь — к черным колдунам не вхож я. На эту магию и у нас запрет наложен.
— Значит, батюшка мой приедет и свадьба будет? Тогда перестанут между нами недомолвки стоять?
Василе провел руками до моих запястий и нежно сжал в своих ладонях мои пальцы.
— Свадьба у нас будет в последний месяц года, на зимнее Солнцестояние, чтобы все боги: и наши, и ваши — благословили нас. Да и в возраст ты войдешь магический, что не менее важно для ритуала.
Я удивленно посмотрела на Василе и тихо спросила:
— Но ведь это же столько месяцев еще. Как-то нехорошо, что мы без клятв будем ходить.
— Не переживай, у старых семей такой обычай, никто в твою сторону и косого взгляда не кинет. Наоборот, если все испытания пройдем достойно, то каждый мой подданный будет молиться за нас, как за богов.
— Испытания? — переспросила я. — Какие еще испытания, если житие с вами уже нелегкая задача. 
Василе прижал меня к себе и рассмеялся.
— Какая же ты... честная. Добрым словом не приласкаешь. Слова, будто кинжалы острые. Лиля, душа моя, не ругай старого войника за характер закаленный годами в пекле битв, не привык я еще, что подле меня цветок нежный.
Я прижалась к его груди, ощущая мерный стук сердца и прикрыла глаза, растворяясь в новом для меня чувстве тепла, что не отчий и не сестринский, а мужчины настоящего, выбранного судьбой.
— Не такой уж я цветок нежный. Рассказывайте о ваших испытаниях, княже. Будем думать вместе, как достойно пройти их.



Руслана Першая

Отредактировано: 29.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться