Сон о принце (части 1 и 2)

Размер шрифта: - +

Глава ХХ

Глава XX

Я тупая, недалекая дикарка! Тупая и недалекая! Ведь если у них фляжки левые, значит и все остальное скорей всего «не правое». Где моя программистская логическая закалка? А уж чего проще, помощь попросить? Вот сидит рядом человек. Да, девчонка еще. Но аборигенка. И именно она продемонстрировала «секрет» открывания фляжки... Нет, сижу практически в полной темноте мастерю-строгаю, можно сказать, на ощупь... прям слепой оружейник какой-то. Идиотка!

 - И чем все закончилось? - раздался за спиной знакомый голос

 - Ой! - я обернулась и увидела Валерку, как на фотографии с выпускного. Однако его лицо оказалось более позднего «выпуска», что подчеркивали довольно густые бачки, отращённые им после свадьбы. Он усмехнулся моему испугу:

 - Что, богиня, заснула и не заметила?

 - Так я сплю? - внутри все замерло, боясь спугнуть обнадёживающий ответ.

 - Очень на это похоже, - Валерка подошел и, сграбастав в свои объятья, прошептал на ухо, - как же я тебя рад видеть Червоточинка!

 - Я... я... - горькие ощущения самообмана не дали словам ответных чувств сорваться с языка.

Немного отстранившись, Валерка заглянул мне в глаза:

 - Ты тоже рада меня видеть, но признаваться в таком глюку-сновидению для тебя как очередной шаг к сумасшествию.

 - И все-то ты знаешь, - я мягко, но решительно постаралась освободиться из его приветственных объятий, - поневоле начнешь думать, что ты выверт моего сознания и имеешь общие со мной мысли-чувства.

 - Я, Ленка, нечто другое, чем выверт сознания, - он раскрыл руки, давя мне свободу. Небольшой кивок в сторону, - Присядем?

Повернувшись, я обнаружила несколько сюрреалистично оформленную комнату: пол голубого мрамора, ярко-зеленые стены, одну из которых украшали фотообои с белыми тюльпанными ростками. В углу стояло дизайнерское кожаное кресло, выдержанное в бело-зеленой цветовой гамме. Странноватое на вид, оно словно противоречило понятию комфорта. Лежавшая рядом на полу большая мохнатая зеленая подушка для ног выглядела более приглашающей. Несколько завороженная необычностью обстановки, я подошла ближе и огляделась. Градиентный переход белого в голубой на оконных занавесях с воланами в зеленом обрамлении стен усиливали ощущение «ненашести» обстановки.

 - Это воплощение мечты непризнанного дизайнера? - спросила я, усаживаясь в экстравагантное кресло, внезапно оказавшимся мягким и уютным.

 - Это воссоздание одной из комнат нашей с Ривкой квартирки, - ответил Валерка, подтаскивая поближе еще один зелено-белый шедевр. - Скажи, здорово получилось?

 - Как-то не реально. Словно один из рекламных проспектов или каталогов.

 - Так и задумано! - ответил он, падая в кресло, - Народ просто в аут уходил, когда впервые входил в нее. Между прочим, стоило не такие уж и большие деньги. Покупалось все на сэйлах... э... то есть на распродажах, по случаю. Делали своими руками. Зато результат!

 - Ну, если допустить, что это реальная комната...

 - Реальная, реальная... Я ведь специально именно ее воссоздавал, чтоб ты не могла прицепиться к чему-то в своей памяти и сказать: «Видела»

 - А может это у меня так буйно фантазия разыгралась, - упрямо возразила я, забираясь в кресло с ногами.

 - Тоже вариант, - Валерка откинулся на спинку, - можем и его обсудить. Только знаешь, - он сострил уморительную рожицу, - для затравки, расскажи, чем там дело с костром кончилось.

 - Да ну тебя... - попыталась я отмахнуться.

 - Ленк, ну расскажи, а? Пж-жалста-а?

 - Да идиотизм, не о чем рассказывать, - на автомате отнекивалась я, чувствуя нарастающее желание выговориться. Это все же был Валерка. Сто раз глюк-сновидение-мираж... и все же мой Валерка

 - Пли-и-из-з! - потешно заканючил он, - Please, with cherry on the top!

 - Э... не поняла?

 - Пожалуйста с вишенкой... Знаешь, как пирожные с взбитым белым кремом сверху вишенкой украшают? Ривка, так говорит.

Слегка юморной настрой бесследно рассеялся.

 - Говорила, - тихим голосом поправила я, с трудом удержавшись от всхлипа.

 - Говорит, - не согласился Валерка, - а чтоб не сомневалась, получай...

У меня в груди словно расцвел теплый золотой цветок. Его лепестки лучились радостью, что я есть. В них была любовь ко мне и вера в мои силы. И собственно сами силы тоже там были. Цветочек сверкал все сильнее, пока внезапной вспышкой не разлетелся искристыми невидимыми блесками по всему телу. «Чудо кончилось?» - спросил ошарашенный разум. И тут же получил «Нет» в ответ. Оно не кончилось. Чудо стало мной. Оно впиталось в меня...

 - Ч-ч-что это было?

 - Любовь, вера, признательность, благодарность... Короче, крошка сложного микса самых светлых чувств от Ривки тебе...

 - Не пари чушь!

 - А ты помнишь, как лежала обездвиженной и думала, что тебя парализовало? Помнишь, что дальше было?

Ой!

 - Молчишь?

Ой! В голове стремительно закружилась лента событий, возвращая меня в тот страшный момент, когда тело отказалось подчиниться.

 - Эй, Ленка! - Валерка пощёлкал пальцами перед моим носом, - Ау! Червоточинка!

 - Да убери ты руки от лица! - вяло, как бы на автомате, возмутилась я.

 - Ага, ты опять как бы вменяема, - констатировал Валерка, усаживаясь обратно в кресло... А я и не заметила, как он вставал, хотя, по большому счету, это такая мелочь... В голове такие мысли гуляют, что и танцующего перед носом слона не заметишь.

 - Ты сказал мне «Прощай» тогда, - ухватилась я за одну из промелькнувших в памяти деталей, - Что это значило?



Эсфирь Серебрянская

Отредактировано: 28.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться