Сон о принце (части 1 и 2)

Размер шрифта: - +

Глава XXXIII

Глава XXXIII .

Мозговая деятельность резко свелась к нулю. Я словно провалилась в плохо освещённую комнату, по которой метался из угла в угол... Эса... Я узнала его, несмотря на плащ, полностью скрывающий фигуру, на широкую окладистую бороду, закрывающую практически полностью лицо... Наверно потому что в момент своего появления очень четко расслышала:

 - ...Нет, ну что за гадина! Это не богиня, а просто первостатейная сволочь! И за каким надом она свалилась на мою голову! Всю жизнь изуродовала. Теперь вот за брата взялась!..

Я хотела возмутиться, но этот в плаще подлетел к двери, и, резко ее распахнув, рявкнул шепотом на вытянувшегося мужика в военной форме:

 - Где там этот медицинский пень?!

От служивого пахнуло страхом, но голос остался твердым:

 - При всем уважении, не могу знать.

 - Так узнай!

 - Не могу, оставить дверь без охраны.

 - А сейчас... - Эса выскочил из комнаты, - сам разберусь.

Я услышала звук убегающих шагов. Охранник посмотрел вслед начальству, потом на меня, за тем сместил взгляд чуть в сторону. Опять на меня. Сменил страх на недоумение и осторожно прикрыл дверь.

Глаза замерли на изящно выполненном дверном засове... Изящный, но совсем недекоративно игрушечный... Припомнив, какая я сволочь-гадина, подошла и задвинула его. На душе стало приятней.

Разворачиваюсь. Разглядываю, куда меня занесло неведомым ветром. Собственно разглядывать практически нечего. Комната, можно сказать, пуста. Застеленная сероватым бельем старомодная кровать с высокими темными деревянными спинками. Рядом стояли два выполненных в том же стиле и цвете стула, чей массивно-строгий вид солидно сообщал как об их надежности, так и о неприподъемности. Легкий, светлый переносной столик, «украшенный» бутылочками словно противопоставлял себя массивной компании. Создавалось ощущение случайности, неустроенности. Да еще окна без занавесок, как элемент неуютности... Похоже, в кровати кто-то лежит... подхожу ближе... Ха! Так это ж знакомый «первокурсник». Видимо почувствовав, что его разглядывают, лежащий раскрыл глаза, сфокусировался на моем лице и...:

 - Мама!

 - Ну, с половой принадлежностью ты угадал.

 - Спаси-и-и... - удар волной ужаса, - Э-э-сса! По-по-мо-о... - прямо цунами страха..

 - Эй, ты чего?! - я просто обалдела от такой реакции.

Нулевой отзыв, бессвязная речь, Истерия в полном разгаре. А у меня в запасе только одно средство, правда, успешно опробованное на Йискырзу. Да и как-то дурной задор драки в крови вовсю гулял...

В пустом помещении пощечина прозвучала очень громко.

 - Ой! - парень вменяемо распахнул глаза, - Это что?

 - Непатентованное немедикаментозное вмешательство, - пробурчала я, тряся ушибленной рукой. Челюсть у парниши как из камня вырезана.

Тут чуйка подсказала, что меня узнали, опознали и собрались по новой бояться.

 - Э, нет, - громко заговорила я, - так не честно. Слышишь? - для верности я тряхнула парнишку за руку, - Сначала ты объяснишь, чего боишься.

 - Ва-ас...

 - Ну, это наверно правильно, но все же давай подробности, - я уселась на один из стульев, - Подробности. Только побыстрей, а то время поджимает...

 - Я не хотел... Я думал... но пошел, но не хотел...

Несмотря на звуковую сумятицу, у меня забрезжило какое-то понимание:

 - Постой, это ты что все еще трясешься из-за медведя?

 - Кого? - сила его удивления сбила накручивающийся страх.

 - Не важно. Я после нашего разговора исчезла, а ты следом полез...

 - И за это тоже.

 - ...Так успокойся, ты просто попал под дружеский удар. Высунулся не вовремя вот и схлопотал непредназначающееся... - тут до меня докатилось понимание его слов, - Секундочку, а что был еще раз?

Парнишка кивнул:

 - Вчера утром.

 - Утром? - я мысленно прокатилась по воспоминаниям туда - обратно.

 - Точнее, днем, - виновато поправил себя юнец, - я проснулся поздно...

 - Ага, - много мудро констатировала я, пытаясь скрыть пробел в памяти. Как-то не зафиксировалось четко «утреннее» общение. Сейчас же иди, разбери, что там действительно происходило, а что неуемная фантазия дорисовала. Но вдаваться в такие детали, чего-то не хочется. Лучше другое уточнить:

 - А чего хотел?

 - Извиниться... И за Эсу попросить...

 - Извиниться, значит.

 - И за Эсу...

 - Давай каждый сам за себя просить будет, - собеседник сглотнул и судорожно кивнул, - да расслабься ты, бедолага! Чего ты так дергаешься?

 - Вы... меня... это... Можно просто убьете?

 - Сдурел?!

 - Пожалуйста! Умоляю! Богиня, сжальтесь! Просто казните!

У меня аж волосы на голове зашевелились от его слов. Впрочем, действительно зашевелились, поскольку ко мне вернулись мои змейки. Страх собеседника стал полнее, ярче и как бы многограннее.

 - Да ты меня, что за зверя, какого держишь?

 - Нет- нет! - а в глазах «Да!» причем огромное преогромное. И смотрит на мои волосы.

 - Ясно, - я потянулась приласкать своих змеек, - значится так, настроение у меня сейчас, честно сказать, не очень доброжелательное, - парниша постарался вжаться в кровать, - но разрешить наши непонятки придется. Так что, давай прислушайся к словам... хм, богини. Внемли, так сказать.

Змейки одобрительно шипели и ластились к руке:

 - Во-первых, обрати внимание: мы беседуем. Благожелательно беседуем. Причем не первый раз. Подчеркиваю: разумно, благожелательно и не первый раз. А неприятности с тобой случаются только когда... - я замялась, пытаясь подобрать слова. Но парнишка уже пришел к своим выводам:



Эсфирь Серебрянская

Отредактировано: 28.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться