Сон о принце (части 3 и 4)

Размер шрифта: - +

Глава XCII

Глава I  –

Подойдя к двери, Кужтуж распахнул ее, озвучивая непосильную для моего лексикона куртуазно-вежливую форму «мы счастливы предложить свое гостеприимство».

 – Красиво языком крутишь, – констатировал Гевэеза, после чего глазами печального щенка посмотрел в глубь темного коридора. Кажется, я воочию увидела огромных тараканов, забегавших по его мозговым извилинам. Однако тапок для лечения этого недуга у него не нашлось. Поэтому он, промямлив что-то типа «мне эта, того, ну это, некогда», ушел в сгущающийся сумрак улиц. Помочь ему в данную минут я была не в силах, поскольку у самой насекомые мурашками бегали от присутствия «дядюшки». На всякий случай я встала так, чтоб он не смог меня заметить внутри коридора.  Правда, и сама оказалась лишенной возможности понаблюдать за внезапным гостем.

 – Ну а вы-с молодой человек, – обратился тем временем Кужтуж к Эшмасу, вызвав у последнего весьма неоднозначное «Хмм», – не соизволите ли почтить меня рассказом о причинах, побудивших вас, в этот не самый ранний час, порадовать наше скромное неприхотливое жилище своим визитом?

 – Кажется, я нашел ученика для дворцового церемониймейстера, – довольно громко пробурчал достопочтенный.

 – Ничего подобного! – вырвалось у меня возмущение, а следом пришло понимание, что игра в прятки закончилась не начавшись. Пришлось поспешно выглянуть на улицу из-за плеча парнишки, оглядеть достопочтенного с огромной корзиной и сделать вид, что так и задумано:

 – Я первая его нашла!

 – Да я и не спорю с этим, уважаемая племянница... Кстати, добрый вечер...

 – Добрый... – ответила я на приветствие, игнорируя, как посторонившийся Кужтуж удивленно прошептал «Племянница?».

 – Но только вот зачем он тебе такой? – поинтересовался дядюшка.

 – Как зачем?.. – я скосила глаза на парнишку и сымпровизировала – ... Номера объявлять!

Сымпровизировала и тут же подумала, что идейка очень даже приличная. Будет как шпрехшталмейстер в цирке. Или лучше, как конферансье в «Необыкновенном концерте». А еще можно сделать номер Кужтужа с Тузом. Один витиевато говорит другой отвечает пантомимой... Или пусть лучше переводит с понтамимского на человеческий, но неправильно. Будет смешно. Только альбиносу для успокоения нервов предварительно надо сообщить, о возможных родственных связях Зали...

 – Да, это может сработать, – признал Эшмас, невольно подтверждая мои размышление о новой программе, – однако обдумывать этот вопрос лучше не на ходу. Да и время сейчас, как заметил ваш новый знакомый не раннее. Пригласите его к себе...

 – Можно сказать мы так и сделали, – прервала я «дядюшку», – дело в том, что этот уважаемый молодой человек, прежде всего является совладельцем дома куда мы завтра или даже сегодня переезжаем...

У «дядюшки» случилось отвисание челюсти и глазовыпучивание, что было переведено чуйкой как: «Это такая шутка, да? Она ведь не может всерьез так говорить!».

 – Это не шутка, – ответила я на незаданный вопрос, почему-то радуясь его реакции, – мы действительно собираемся сюда переезжать. Как вы считаете, нам за вещами сейчас сходить или лучше завтра утром?

Но мои последние слова оказались проигнорированы.

 – Переезжаете сюда?! – с удивлением просипел Эшмас, словно моя речь выбила из него весь воздух, – в этот домик?

 – Нормальный домик, – проворчал Кужтуж, складывая руки на груди.

 – Действительно, – поддержала я его, – что вы имеете против этого дома?

 – Против дома – абсолютно ничего, – произнес глотнувший воздуха достопочтенный, уже своим нормальным голосом добавил, – я не буду выяснять, как вы все в него поместитесь, и даже допущу, что он достаточно теплый зимой...

От Кужтужа повеяло неуверенностью и, как следствие обидой. Чтоб подбодрить, я положила руку ему на плечо, однако Эшмас еще не довел до конца в своею саркастично-раздавительную речь:

 – Но вот что мне действительно очень не нравиться, так это то, что он можно сказать находится в Юрджике.

 – Юрджике? – удивленно переспросила я.

 – Ах, да, вы же не местные, – «опомнился» достопочтенный, – ну так может быть ваш потенциальный хозяин вам объяснит?

Кужтуж взглянул на меня несколько виновато, но готовностью к пояснениям от него не пахло.

Тогда я высказала свою догадку:

 – Вы имеете в виду, что он, район, бедный, а потому преступность здесь, что называется, на высоте? Ну так, что делать, если я и сама не из богатых. Ведь известно... – и замолчала, мучаясь в подборе слов.

 – Известно что? – спросил заинтриговано Эшмас.

 – Что каждой букашке травинку по размеру, – выдала я вольный перевод «всяк сверчок знай свой шесток».

 – Интересная мысль, – задумчиво произнес дядюшка, – и похвальное рациональное мышление. Вот только проблема с Юрджиком не в бедности..., точнее, не только в бедности, и не только в преступности. Юрджик – это район доступных женщин. В прошлом одну из королев ну очень сильно нервировали дамочки не стесняющиеся предлагать себя прямо напротив королевского жилища, поэтому теперь работницы постельного труда обитают только в Юрджике.

 – А мужчины? – невольно поинтересовалась я.

 – Что мужчины?

 – Мужчины постельного труда тоже обитают в Юрджике?



Эсфирь Серебрянская

Отредактировано: 11.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться