Сон о принце (части 3 и 4)

Размер шрифта: - +

Глава XCVII

Скрипнув, дверь гостиной, где я перебирала найденную одежду, уступила дорогу Кужтужу-старшему. Однако парень не стал входить в комнату, а, стоя на пороге выдал мудреную фразу, о моей снисходительности, занятости и достопочтенном, просящем внимания. В каких отношениях состояли озвученные понятия мне удалось определить только по финальному вопросу «Прикажете впустить?»

 – Кужтуж, а что за достопочтенный?

 – Я с ним не знаком, леди Ланц.

 – Это Эса, Ланц, – послышалось из-за спины парня.

 – Эса? – удивленно переспросила я.

Уловив в моем голосе узнавание, Кужтуж отступил в сторону, пропуская вперед мужчину, облаченного в коричнево-серый мундир. Вышивки – свидетельства статуса– практически нет. Голову входящего украшал взлохмаченный черный парик с довольно длинной неаккуратной косичкой, перекинутой через плечо. Все вместе расшифровывалось, как образ середнячка, имеющего неплохой стабильный доход и не стремящегося к большему.

 – Да, Ланц, это я, – сказал он, проходя в комнату.

 – Зачем вы здесь, Эса? – сразу спросила я.

 – Доброе утро, Ланц, – поздоровался тот, проигнорировав мою реплику.

 – Доброе, – вынужденно ответила я на приветствие, и, обратившись к стоящему в дверях Кужтужу, добавила, – спасибо, ты можешь идти.

 – Вы только позовите, леди Ланц, и я тут же откликнусь, – с небольшим поклоном сказал парень и закрыл дверь.

 – Какой интересный у вас персонаж, – отметил Эса, – думается дворцовому церемониймейстеру было бы интересно с ним побеседовать.

 – Зачем вы здесь, Эса? – не дала я себя увести в сторону.

 – Милая Ланц, это же так очевидно, – замолчав, он оглядел три кресла, заваленных одеждой, затем изучил загруженность диванов, и, недовольно цыкнув, присел на широкий поручень одного из них.

 – Может вы все же поясните? – не отступала я.

 – Вы мне интересны, – со вздохом, совсем не томным, ответил он, – мы, кажется, это уже обсуждали. Но если вы, милая девушка, не в курсе о значении этого факта, то могу пояснить, что люди в такой ситуации, стараются узнать о человеке побольше. Например, приходят к нему в гости, – Эса сделал движение, словно хотел закинуть ногу на ногу, но покачнувшись на своем насесте, решил не рисковать.

 – Но вы же понимаете, что это не мой дом – достаточно жестко ответила я, – и потом, откуда вы знаете, где я живу?

 – При моих возможностях, мне не трудно послать человека проследить за вами, – не думаете же вы, что наша вторая встреча произошла совершенно случайно?

 – То есть за мной следят?

 – Следили, – поправил, ничуть не смущаясь мужчина, – я в нашу первую встречу не решил сразу продолжать наше случайное знакомство или нет, но на всякий случай послал человека чуть подробней узнать, кто вы и откуда.

 – Вы могли спросить, – старательно гася гневные интонации, поставила я ему на вид.

 – Мог, – согласился он, – если бы подумал об этом сразу. Но такая мысль пришла мне в голову только на пути домой, поэтому воспользовался своими возможностями.

 – Понятно, – подвинув, одежду я уселась на краешек кресла, – тогда вернемся к изначальному вопросу: ваши «возможности» не предупредили вас, что дом не мой и я не имею права принимать здесь гостей?

 – Неужели дядюшка так строг со своей любимой племянницей?

 – Это не важно на сколько племянница любимая, и на сколько он строг. Он хозяин, и все события в его доме должны происходить только с его ведома.

Эса изобразил раскаянье:

 – Да-а, с этим не поспоришь... Но тогда давайте сходим куда-нибудь. Вам же это дядюшка не запрещает.

 – Не запрещает, – медленно проговорила я, не ожидавшая такого поворота.

 – Вот и славно! Давайте сходим... хм... лучше съездим позавтракаем.

 – Позавтракаем?

 – Полдня еще не было. Значит, позавтракаем.

Предложение показалось весьма заманчивым, поскольку с флесиками у меня как-то не сложилось: глаза видели нечто похожее на жареный картофель, что абсолютно не стыковалось со вкусом кисловатой тушеной капусты. Несоответствие убивало аппетит напрочь. Выпячивать свое неприятие, не хотелось, поэтому я не стала организовать индивидуальную готовку, решив потерпеть до обеда. А еще у меня появлялся шанс побеседовать с Эсой о детях, так сказать, в индивидуальном порядке... Да и о нем самом можно попробовать подсобрать больше информации. Вот только одета я, мягко говоря, по-простецки: длинная рубаха, перехваченная в поясе веревкой, да штаны. Для тренировок-репетиций или работе по дому самое оно, но идти в таком на свидание – себя не уважать. Особенно если учесть, что приглашает как бы мой жених. Следовательно выглядеть надо на все сто... ну или хотя бы постараться.

 – Стоит признать, что завтрак звучит заманчиво.

 – Вот и славно, – Эса поднялся на ноги.

 – Славно, но не совсем, – слега остудила я его, – ваше предложение, застало меня врасплох, поэтому вам придется некоторое время поскучать, пока я приведу себя в порядок.

Меня окинули оценивающим взглядом, однако от язвительных замечаний, читавшихся в его эмоциях, мужчина удержался, ограничившись одним «Хорошо».

 – Кужтуж! – позвала я. Дверь открылась не мгновенно, но довольно быстро. Пожалуй, побеседовать вне дома действительно неплохая идея.



Эсфирь Серебрянская

Отредактировано: 11.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться