Сон о принце (части 3 и 4)

Размер шрифта: - +

Глава CII

Глава I -

Дойдя в неспешных раздумьях до дома, я решила воспользоваться выданным накануне ключом от двери, а не стучаться как раньше в ворота.

Внутри меня встретила музыка. Точнее, отголоски гитарных переборов. Очень нежных и мелодичных. И вдруг они резко оборвались. Затем начались заново, но как-то по-другому: грубее, дерганей. Даже мое неискушенное ухо улавливало разницу. Снова обрыв, и повторно играет та же мелодия, но уже в нежном варианте. Обрыв и опять исполнение заметно ухудшается.

Заинтригованная я пошла на звук и ожидаемо подошла к комнате Лазури. Слегка приоткрытая дверь, позволяла заглянуть внутрь. Щель притянула меня, а затем оттолкнула, заставив в безмолвных судорогах глотать воздух.

Лазурь сидела с гитарой на коленях у Эшмаса, и он ее обнимал, плотно прижимаясь к спине... Нет, я прекрасно рассмотрела, что мужские руки лежали на инструменте, но... Но мне тоже в спортивных клубах доброхоты приемы показывали, млея от «обнимашек» с женским телом.

Мелодичные аккорды, снова сменились их грубым подобием...

«А вот интересно, где он свои руки держит, когда играет Лазурь?

«Нет, – решительно мотнула я головой, – неинтересно! Они вменяемые взрослые люди, и вполне могут сами решить, где чьи руки могут и должны лежать».

Осторожно на цыпочках я двинулась прочь о двери.

«И вообще глупо ревновать мужчину только на том основании, что он восхитился моим обнаженным телом! Даже голубые способны искренне восхититься женским телом, впав в эстетический дзен...»

Ощущая пожар на щеках, я укрылась в туалете. Плеснула на лицо холодной водой...

«И вообще у меня Эса есть...»

А в душе вместо покоя, все равно смятение...

Я еще раз умыла лицо.

«И вообще это не ревность, а маленький приступ эгоцентризма. Просто привыкла, считать себя самой-самой. И тут вдруг с пьедестала подвинули. Вот меня и припекло. Но все пройдет. Как только займу себя делом тут же пройдет...»

И тут, ответом на мои чаяния, прозвучал радостный призыв: «Там еду привезли!»

***

Рыбный пирог, чашка мясного бульона на запивку, и совсем немаленькая плошка каши из местной крупы с овощами и колбасками. Ужин прост, но сытен, а главное вполне съедобен.  Правда, «совершенно случайно» заглянувшая на огонек бабушка Туся шумно ратовала за отпиливание тупым ножом пальцев того шарлатана, которого неизвестно кто назначил поваром. Дети воспринимали ее возмущения, как зрелища к хлебу. Для меня же она стала кем-то отвлекающим от внезапных переживаний, которые подхлестывались каждый раз, когда Лазурь бросала на Эшмаса полные восхищения взгляды. Сам же достопочтенный задумчиво прислушивался к гостье, не проявляя никаких эмоций. Впрочем, поймав себя за невольным наблюдением за нашим хозяином, я поспешила выйти на улицу, где на бревнышках отдыхали уже отужинавшие. Еще не сгустившийся до ночной темноты вечер, теплая погода и полные животы благодатно влияли на ребятню. Запах счастья витал над ними, напитывая веселой радостью их рассказы. Мое появление не разрушило сложившуюся атмосферу, но сделало меня главной слушательницей их приключений. Мальчишки и девчонки стремились поделится сегодняшними историями, ожидая в первую очередь моей реакции. И я постаралась их не разочаровать, щедро выдавая ахи-охи, восхищения и похвалы. Постепенно к нам присоединялись другие отужинавшие. Они тихонько подсаживались к нам на бревна и тоже включались в беседу.

В какой-то момент мне стало казаться, что сейчас происходят не простые посиделки, а проводится ритуал по принятию в семью. Возможно, такое ощущение сложилось не только у меня, потому что пристроившаяся рядышком со мной Заро после окончания очередной истории, высматривала еще не говоривших и вызывала их, выкрикивая: «А теперь ты!» Туз мгновенно поддерживал ее веселыми ужимками, а Зали начинала аплодировать. Несколько раз случалось, что вызванный терялся и не знал, что сказать, но тут подключались Журжа или Кужтуж-младший, подсказывая слова или события.

Но вот наступил момент, когда выступающие закончились. Точнее, все сидели и ждали моей ответной речи.

 – Вау-у, – произнесла я, озадаченная их вниманием, – вы ребята просто фантастические. Никогда не подумала бы, что в одном месте может собраться вместе столько таких талантливых детей...

Одобрительное перешептывания дали мне пару дополнительных мгновений на «внюхивание» в чаяния аудитории:

 – ....Думаю мы с вами станем прекрасной командой. Даже не просто командой. Мы станем большой дружной семьей...

Дети радостно завозились, услышав то, что хотели услышать. Но расходится им не хотелось. На такой случай у меня уже была придумана заготовка:

 – Кажется, сейчас хорошее время для сказки на ночь, – всплеск удивленного восторга, – И у меня есть очень-очень подходящая. Она называется «Кошкин Дом»...

***

Завершив вечерние умывания, я вышла из туалета и обнаружила стоящего в коридоре Эшмаса.

 – Мне бы хотелось немного поговорить с вами перед сном, – сказал он.

Я невольно улыбнулась:

 – Вам тоже сказку на ночь?

 – Нет, о некоторых более прозаических вещах, – достопочтенный сделал приглашающий жест рукой, указывая на приоткрытую дверь кабинета, – хотя, должен признаться, сказка мне весьма понравилась. Вы слышали ее в детстве?

 – Да, – я прошла вперед, – ее сочинил очень известный в нашем народе поэт.

 – Сказитель...

 – Поэт. Эта сказка написана в стихах, и часть из них поется, – я посторонилась, давая хозяину пройти вперед.

 – Интересно было бы послушать, – заметил Эшмас и, зайдя в кабинет, сразу направился кстолу.



Эсфирь Серебрянская

Отредактировано: 11.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться