Сон, в котором я живу. Альбом

Размер шрифта: - +

май, 1-ые лунные сутки, новолуние

 

Вот и наступил новый год моей жизни. Если честно, думала не дотяну до восемнадцатилетия. После аварии, реанимации, бесчисленных уколов, капельниц и процедур, я всё же вернулась. К родным и друзьям, которые верили и ждали. А после лета ещё и на учёбу выйду — опять на первый курс.

Своё возвращение отмечала в чужой, но весёлой компании. Попутный ветер занёс меня туда совершенно случайно — точнее, этим ураганом была моя школьная подружка, Ася. Рыжая оторва с вечными веснушками и нелепой любовью к коронам во всех проявлениях (на тетрадках, майках, подушках - везде!). Ася и Аня, огонь и вода — мы с ней дополняем друг друга.

Из знакомых на вечеринке — только она, её парень Санёк (царевич-лягушонок, которого как ни целуй, принцем вряд ли станет, ну да ладно) и его двоюродный брат Руслан (принц-принц!). Слышала, он расстался со своей «куколкой» — блондинкой Дашей. Не перевариваю таких реальных барби. Но похоже, у них всё было не всерьёз. Вот-вот. Русик такой классный! А может?.. Да нет!

Завтра мы снова встречаемся всей компашкой — надо мне навёрстывать.

Но песня не о том.

Завела этот альбом совершенно по другому поводу, а замарала его всякой сопливой ерундой. Но что поделать, я же девушка. Тем более, после случившегося каждая мелочь кажется мне значимой. Ведь это и есть жизнь!

Правда, одна проблемка. Я не могу спать. Точнее, засыпать-то я засыпаю, но вот пробуждаюсь...

В первое такое пробуждение я дивилась реалистичности моего сна. Но каждую ночь всё повторяется (или если прикорну днём). Чтобы как-то разобраться в этом явлении и ничего не забыть, купила толстенный альбом (по ходу буду делать зарисовки и записи своих «снов»).

Так, сперва — заметочка, а потом подумаю, как быть дальше.

 

***

 

Комментарии к рисункам: именно МОРЕ птиц, они были повсюду, особенно вот эти малюсенькие птички, размером с муху, наверное; а синие глаза принадлежат весьма симпатичному парню, который на момент пробуждения лежал на мне и ... целовал! И, судя по выражению этих распахнутых «бездонных колодцев», его сей факт удивлял не меньше. Он целовал меня и таращился! Жуть страшная! А вот эта девушка с тонной волос - это я. Похоже вышло? Что ж, в портретах я не сильна.

 

Она проснулась от дикого чувства. Её что-то придавило. Выбраться, срочно!

Нет, её придавил кто-то. Некто. И этот некто ещё и засунул ей в рот язык, водя им по кругу. Что за гадость?

Она завертелась, как пойманная за хвост ящерка. Некто проворно спрыгнул, зайдясь кашлем.

— Эй, прости, — запричитал парень, вылупив синие глаза, — я не думал, что ты живая, я просто... не думал... что за... почему я вообще это делал?

Над ней зачирикал птичий рой.

— Проснулась, проснулась! Диана! Наша Дива! —  голосили птицы.

Диана? Ладно, отчего бы и нет.

Но встать она не могла. Беспомощно дёргала руками и ногами. А голова точно приросла к кровати. Кровати? Была ли она там? Если да — то холодная и жёсткая. Сумрачно-синее пространство кругом расширилось до неизвестности, бесконечности, дыша ночью и лунным сиянием. В далёкой выси танцевали звёзды, но свет шёл не от них. Скорее он окружал Диану. Как и неугомонный птичий щебет. Почему все эти пернатые растренькались ночью?

Пока Диана предавалась созерцанию, парень потихоньку-полегоньку удалялся из поля её зрения, видимо, собирался смыться.

— Стой! — крикнула она, не узнавая собственный голос. Слишком мелодичный, певучий. — Куда ты собрался? Разбудил, так теперь помоги мне встать.

— Слушай, я здесь случайно проходил и...

— Да мне всё равно, если честно, — перебила его Диана. — Я просто хочу встать. Но почему-то не могу.

— Может, из-за волос? — поинтересовался парень.

— А что не так с волосами? — нахмурилась Диана, поднимая затекшую руку и ощупывая макушку. Вроде, всё в порядке...И тут она наткнулась на спутанный колтун. И ещё на один. И ещё... Все они очень напоминали гнёзда.

— У меня что там, птицы живут? — вскрикнула Диана.

Парень снова приблизился к ней, разглядывая с некоторым любопытством.

— И не только это. Тут повсюду твои волосы, — сказал он, взмахивая рукой.

Это звучало как оскорбление, отчего к щекам Дианы прильнул румянец.

— Я даже стою на волосах, — договорил парень. Лучше бы промолчал.

На Диану нахлынули мириады эмоций. Где, что, как? Но она тут же утешила себя — просто это сон. Хорошо прорисованный, с цветами, вкусами и запахами, но сон.

К её лицу приблизилась стайка лилипутских птичек, издававших мерное гудение, на фоне которого всплывали отдельные голоса — и похоже, слышала она их в своей голове.

— Ты очень долго спала, — прожужжали они, — твои волосы длинны и прекрасны. Мы их так любим! Но, если ты только скажешь, мы свистнем нашим соседям и уберем с твоих уютных локонов свои домики...

— Говорю! Съезжайте немедленно!

— Э... — крякнул парень, — а с кем ты разговариваешь?

— Да с птицами же! Обещали убрать с меня свои гнёзда.

Ей показалось или здесь, в этом причудливом сне, она вела себя слишком уж вздорно? Ведь она всегда такая спокойная, тихая... как озёрная вода.

Парень не ответил, лишь странно повёл бровями.

— Так я пойду? — наконец сказал он, следя за миграцией пернатых. — Ты уже освоилась. Птички ведь тебе помогут...

Птиц действительно было здесь завались. Встречались и привычные ей воробьи, синицы и, кажется, красновато-серые зяблики, но многих из них она никогда в своей жизни не видела, а если и видела, то не вспомнила бы названий.



Юлия Бабчинская

Отредактировано: 11.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться