Сон в летнюю ночь

Font size: - +

Глава 6

Римберт с радостью разрешил Марагрез переночевать в обители. Она хотела расспросить его, о произошедшем перед покоями оракула. Но аббата, похоже, слишком занимали мысли о гневе короля, чтобы внимание на её жалкие попытки задать ему вопрос. Он даже не соизволил её проводить в гостевой дом. Зато по  его приказу к Марагрез приставили не молодую сестру из дома призрения . Марагрез, едва закрылась дверь, немедленно с удовольствием сняла туфли и надела мягкие шерстяные тапочки. Мир стал сразу большим, а Марагрез – низенькой и маленькой. Она не любила казаться маленькой, но неудобные каблуки не любила больше. Дома она тоже ходила в мягких домашних туфлях и терпеливо слушала шутки Ережбер о своём росте. Сестрёнке было всего тринадцать лет, и она уже была ростом со старшую сестру.

...Каблуки Марагрез тоже не любила. От них болели стопы и икры. К тому же казаться выше, чем ты есть — грех. Маленький, но грех.

Марагрез распустила узел на затылке, расправила волосы пальцем и подошла к зеркалу. Какая же она уже старая. Ей тридцать два года, она маленькая и некрасивая. Марагрез подняла лицо так, чтобы стала видна шея. Шея тоже старая. Невзгоды, которые обрушил на её голову родной отец, состарили раньше срока. Марагрез помнила свою мать в тот последний раз, перед тем, как по приказу отца их лишили титулов и вывезли из столицы в разные дома. Ей тогда тоже было тридцать лет. Но мать была удивительно красива и молода. Или ей только так показалось, и детская любовь стёрла из памяти морщинки, страх и усталость?

В дверь постучались. Раздался голос Римберта.

Римберт.

Аббат был её старым другом из детства. Марагрез помнила его маленьким застенчивым мальчиком, который покорно сносил все её причуды и капризы. Однажды он по её приказу полез в дворцовый пруд за кувшинками и едва не утонул. Марагрез перепугалась до слёз, и очень грустила, когда через год мать объявила, что её приятель покидает двор, так как по рождении был обещан церкви. В следующий раз они увиделись только через двадцать лет. Римберт стал её единственным другом, который порой с безрассудством пробирался в её дом, чтобы принести новости из столицы, предупредить об опасности или передать письмо от экзархов церкви. Но был ли он её настоящим другом? Римберт стал красивым, очень красивым мужчиной. А где красота, там всегда ложь, двуличие, злоба. Остался ли он таким же добрым человеком, которым был когда-то в прошлом или просто притворяется, чтобы завоевать её доверие? Да и зачем он с ней так добр? Потому что она наследница, а у него далеко идущие на неё планы? Марагрез против воли представила Римберта своим мужем и их коронацию. Да, он бы смотрелся в зелёном и золотом великолепно, в отличие от неё. Разыгравшееся воображение понесло её дальше, к событиям, которые происходят между мужем и женой после свадьбы. Марагрез зажмурилась, но видение, как аббат мягкими пальцами перебирает складки её ночной рубашки, не желало пропадать.

Будь она красавицей, Марагрез бы было легче поверить в возможные чувства Римберта. Будь она красавицей, она бы сама предложила встать рядом с ней. Но только что она видела в зеркале сухое, рано покрывшиеся морщинами бледное лицо. Она даже не симпатичная или милая. Тощая человеческая тень.

— Простите, я не мог прийти раньше, — аббат закрыл за собой дверь. Марагрез показалось, что он устал. Молодой мужчина улыбнулся и неуклюже поклонился. Она крепко пожала его протянутую руку и предложила сесть. Аббат не отказался. Он налил себе в стакан из кувшина воды и выпил. Потом ещё стакан. Марагрез терпеливо ждала. На языке вертелись десятки вопросов, но она знала, что спешка — самый страшный враг.

— Ваше Высочество, я должен перед вами извиниться, — Римберт вздохнул и пальцами расправил сбившиеся волосы. Он улыбнулся, но глаза остались невесёлыми. Даже плечи как-то опустились.

— За что же?

— За сегодняшнее… происшествие. Простите, это был приказ короля, который я получил только утром.

— О чём вы?

— О вашей несостоявшейся беседе с оракулом.

— Ах, вы об этом! Да, это было неожиданно. Как и встреча с герцогом Редсте.

— Да… я не успел вас предупредить.

— Оракул не хочет видеть Редезу? — прямо спросила Марагрез.

— Нет, — кивнул Римберт. — Она отказывается.

Марагрез кивнула и тоже села на край кровати. Мир стал ещё меньше. Матрас под ней вздрогнул, пружины качнулись, и её ноги оторвались от пола. Она почувствовала себя невероятно маленькой и беззащитной.

— Почему Оракул отказывается её видеть?

— Она не отвечает. Говорит, что это запрещено.

Марагрез кивнула. Запретить Оракулу говорить не может никто из живущих. А значит, ей запретил говорить сам... сам... или его ангелы, не важно.

— Честно говоря, я ей не верю, — вздохнул Римберт. — Нынешний оракул слишком своевольна.



Изотова Ольга

Edited: 15.01.2018

Add to Library


Complain




Books language: