Сон в летнюю ночь

Font size: - +

Глава 9

Адрес местного рива — мисса Ульмит, уже не молод, жена уехала в паломничество в Медеру, владеет тремя фермами и лесопилкой, любит выпить, но это его единственный недостаток! — Дивлет узнал около почты от двух рабочих. Ему даже не пришлось выдумывать историю о своём любопытстве и желании узнать подробности убийства, чтобы рассказать о них свои друзьям на севере. Группа мужичков охотно указала ему путь, приметы нужного дома и даже объявила расценки за посещение места убийства.

Рив Ульмит обитал в весьма неплохом доме с видом на неглубокую речку с заросшими берегами. Со стороны дороги дом огораживал забор выше человеческого роста, со стороны реки, если смотреть с моста — проходи, кто хочет. Судя по виду всей улицы и её отдалённости от станции, тут жила местная аристократия: разные юристы, городские советники, богатые землевладельцы. Интересно, убитые жили тут или нет? Наставник перед их отправкой обмолвился, что убитые тоже были богаты.

На стук в калитку отозвался невысокий пайшах со сбитым в бок приплюснутым носом и замотанной платком головой.

— Чего надо? — желторожий пресёк попытки Дива войти. Слуга выглядел сварливой уборщицей-смотрительницей в их подъезде.  Не хватало только ведра и старой швабры из лыжи. — Мисса не принимает. Занят.

Занятость рива прервала двухлиновая бумажка в кармане пайшаха. Див был приглашён на террасу, а пайшах скрылся за дверью. Из приоткрытого окна доносился голос. Кто-то разговаривал по телефонной линии. Голос звучал устало и немного заискивающе. Чей это голос? Рива или кого-нибудь из помощников? С кем это он там разговаривает? Голос умолк, и после паузы заговорил с пайшахом.

Див перебрал в уме их легенду. Для простых горожан они агенты банка, разыскивающие должника. Для рива — хм… с кем он мог так заискивающе разговаривать? С советниками? С графом? Или, всё-таки, с герцогом? Не дай Бог, с кем-нибудь из их ордена. Нет, сам рив к ордену не сунется. Вызвать на помощь орден Кинереси — значит, расписаться в своём бессилии, раз. И во-вторых… Во-вторых, только сумасшедший или блаженный дурак сам сунется к ордену за помощью, если есть другой выход. Дивлет их даже понимал. Это он привык жить с видящей сестрой в огромном городе, где всем друг на друга плевать. А вот в таких маленьких городах, как Кэсль, где все друг за другом денно и нощно следят, храмовники, а особенно видящие — хуже разорения. Вытащат все секреты из шкафа, опозорят перед соседями. Даже хуже! Весь город оставят посреди осколков их масок.

К тому же рив — человек на королевской службе. Звать церковников он поостережётся. Особенно теперь, когда старый пердун… то есть, его величество король умудрился поссориться со Священным Синодом.

Куда не посмотри, везде проблемы. Так что пока они побудут простыми охотниками за вознаграждениями.

Рив Ульмит встретил Дивлета в просторной гостиной в глубоком кресле. Толстяк, едва не сбивший Марку в лужу дерьма на привокзальной площади, выглядел нездоровым. Огромное лицо с щетиной над верхней губой покраснело, галстук распутан, а рубашка вся в тёмных пятнах от пота.

— Итак, что вы хотите? Я ничего не продаю и не покупаю! — не очень дружелюбно прорычал рив после коротких приветствий. Див улыбнулся и достал из внутреннего кармана куртки документы.

— Вашей посильной помощи в моей работе. Видите ли, я и мои друзья занимаемся расследованием неординарных дел и весьма в этом преуспели. А тут мы узнали, что сам герцог следит за расследованием и, возможно, через него, сам король.

— Понятно. Охотники за вознаграждениями, — вздохнул рив. — Нет. Проваливай.

— Но я настаиваю, чтобы вы меня выслушали.

— Я сдохну тут, прежде чем выслушаю всех тебе подобных! И вообще, какого чёрта я должен помогать тому, кто хочет украсть моё доброе имя рива?!

— Мы не собираемся отнимать у вас славу поимки чудовища, — Дивлет пожалел, что у них нет времени заняться расследованием без объявления своих целей. Но приказ совета обители звучал недвусмысленно: в кратчайшие сроки. Короче только если объявить себя храмовниками в открытую. — И светлейший граф, и всемилостивейший герцог заинтересованы в том, чтобы избавителем стал представитель его власти. Нам достаточно золота.

— И что, не боитесь, что золото достанется мне? Я тебя могу послать в любой момент.

— Если честно, нет. Во-первых, мы уже не раз работали с всемилостивейшим, а во-вторых, вы не выглядите человеком бедным или нечестным.

Рив польщённо крякнул. Так ли он будет доволен, когда они покажут звёзды своего ордена? А ведь это может случиться в любой момент.

— Нас вполне устраивает возможность работать… инкогнито. Видите ли, сильные мира сего весьма щедры, когда дело заходит о том, чтобы не дать запятнать их репутацию.

Рив Ульмит закашлялся.

— Лайс! Где ты, рожа жёлтая?!

Пайшах появился через минуту и заглянул прямо в окно.

— Да, мис-са?

— Принеси ещё выпить.

— Хватит с вас уже, мис-са.

— Ты мне указывать будешь?

— У вас же гости вот-вот будут от графа, а? — пайшах покосился на Дива. Он сделал вид, что ничего не понимает, а внутри изрядно приуныл. Значит, как минимум, тут будет наблюдающий от графа. Но скорее всего, на такую удачу надеяться нечего, и стоит думать о худшем: рив с делом не справился и — или! — испугался, и выклянчил помощь у дан Мануса.

— Будут. И что?!

— И что они скажут?

— Неси уже» — рив запустил в пайшаха стаканом. Тот уклонился и исчез. Появился снова через две минуты с бутылкой бренди. Всё это время Дивлет молчал, а рив ёрзал в своём кресле. Когда пайшах перелил напиток в стеклянный графин и вышел, Дивлет тихо спросил:



Изотова Ольга

Edited: 15.01.2018

Add to Library


Complain




Books language: