Сон в летнюю ночь

Font size: - +

Глава 11

Когда брат и Рей ушли, Марка решила отоспаться перед ночной вылазкой. Они не раз так поступали, когда приходилось работать под вымышленными именами, а её Глаз оставался единственным доступным источником информации. Витт уселся у дверей. На предложение лечь с ней он пробурчал, что нет настроения. Настаивать она не стала и быстро заснула.

Марке снова снился дракон. На этот раз сон оказался мимолётным кусочком чреды странных видений, в которых лились реки крови, а маленькая некрасивая и невзрачная женщина сидела на большом диване с окровавленной грудью. Её маленькая морщинистая голова с гладко зачёсанными тёмными волосами покачивалась из стороны в сторону, а губы замерли в странной грустной улыбке. Потом она внезапно сминалась в кровавое месиво — и Марка увидела себя стоящей на крою обрыва над Заливом. Внизу на полоске песка стоял наставник и размахивал ей руками. Он что-то кричал, но она не слышала. Тогда к ней подлетела птица с белыми крыльями, и Марка увидела у неё лицо Анвель.

Когда она проснулась, то с трудом могла вспомнить, что вообще видела во сне. Дивлет и Рей уже вернулись и тихо переговаривались с Виттом в их комнате. Когда она вышла, ребята замолчали.

— Как ты? Хорошо спала? — осторожно спросил брат. Часы за его спиной показывали час ночи.

— Да.

— Ты кричала во сне.

— Правда? А что кричала? — Марка не помнила, что ей снилось. Ещё мгновение назад она думала, могут ли быть увиденная ею кровь и играющие в самодельные игрушки дети отголосками случившийся трагедии и стоит ли ей их записать, как всё стёрлось.

— Просто кричала. Тебе кошмар приснился?

— Вроде того, — Марка нахмурилась, но не вспоминания не вернулись. — Это преступление на меня плохо влияет.

— Тебе всегда от трупов снятся кошмары, — возразил Витт. Он уже был в куртке и проверял свой карманный фонарик. Эта маленькая чёрная приблуда была всем хороша, только электричество в ней бралось от постоянного вдавливания ручки с упругой пружиной внутрь. Марка его за это — и постоянный чёртов скрип! — терпеть не могла. Руки после у неё болели, словно она перекопала целый огород. — В прошлый раз по-другому было, что ли?

— Тебя только спросить забыла, — она расчесала пятерней волосы. — Ребята, вы всё ещё готовы идти со мной?

— Наши планы изменились.

— Что случилось?

— Приехали люди графа, в наши дела влез твой наставник…

— Он не мой.

— Однако, у него Глаз. Так что временно он побудет «твоим». Я теперь не уверен, что нам стоит разделяться.

— А что нам делать? Я не смогу вам ничем помочь, если не попаду в дом.

— Пока это слишком опасно.

— Зачем мы графским? Мы представились охотниками за вознаграждение, и им будет достаточно запретить риву и доктору общаться с нами, чтобы не рассматривать нас как конкурентов. Пока мы не раскрылись, мы никто.

— Однако, раскрываться придётся очень скоро, — брат выглядел уставшим. Марке стало его жалко. Она слышала отголоски его эмоций: злость, раздражение, обида на совет и страх, что он не справится, примет неправильное решение, из-за которого они все пострадают. И тихий страх, что убийца где-то рядом.

— Поэтому нам нужно действовать. Если повезёт, и Господь будет милостив, я увижу, что произошло в ту ночь, то мы сможем быстро найти убийцу и вернуть дело совету.

— А если не увидишь?

— Хоть что-нибудь, да увижу.

—Что, если соседи заметят свет и поднимут тревогу?

— Мы возьмём потайные фонари, к тому же все окна в доме закрыты ставнями, я сама видела.

— А если там будет охрана?

— Тогда мы вернёмся домой.

— А если…

— Что-то случится со мной?

— Да! Что, если туда вернёшься не только ты, но и убийца?

— Со мной будет Витт.

— А если он не справится? Эта сволочь убил уже четверых взрослых и сильных мужчин!

— Ну… — Марка нахмурилась. — Не знаю, как тебе это объяснить, но я не вижу возвращающегося сегодня убийцы.

— Он может в любой момент передумать.

— Я увижу опасность для нас, и мы быстро уйдём.

Брат покачал головой. Марка видела его сомнения и его страхи. И его понимание, что раз кто-то пытался затереть следы в доме убитых, им необходимо осмотреть его немедленно, пока там всё не затоптали.

— Если ты пообещаешь не рисковать, я вас отпущу.

Марка легко дала это обещание. Оставшиеся сборы заняли ещё полчаса. Марка переплела волосы и надела старое синее платье. После нескольких приключений ему пришлось отрезать подол почти до колена, и днём она бы не решилась показаться в нём на глаза людям. Но для ночной вылазки оно подходило почти так же хорошо, как штаны. Витт отнёсся к походу проще и просто выкинул из карманов всё лишнее, а вместо него положил круг патронов для револьвера и свой фонарик.

Они вышли через чёрный ход, пока единственная на всю гостиницу уборщица закрывала ставни бара, а пайшах Керс (он же управляющий, он же регистратор, он же бармен) пытался выпереть на улицу двух пьяных железнодорожных инженеров.

До дома Кадеров Марка и Витт шли вслепую, без фонарей. Электричество в городе было мало, и на улицы его не хватило. Фонари горели только около вокзала и банков. Остальной город освещался в лучшем случае фонарями над заборами некоторых домов. Но им в темноте было даже лучше. Стоило Марке закрыть глаза, и улица впереди высвечивалась яркими цветами и эмоциями. Вот тут прошёл разгневанный отец, чьи дети сбежали от домашней работы. Вот тут незадолго до заката проехала телега с мучащимся похмельем возницей. Витт ничего этого не видел и крепко держал её за руку. Он не в первый раз шёл, полагаясь на её Глаз, и его больше беспокоили время от времени просыпающиеся псы, да возможность встретиться у дома с убийцей.



Изотова Ольга

Edited: 15.01.2018

Add to Library


Complain




Books language: