Сон в руку

Размер шрифта: - +

Глава 8

Мое сознание оказалось все-таки сознательным и не сразу, но вернулось ко мне. Пелена перед глазами начала таять и я увидела, что надо мной склонился встревоженный Ромка.

- Где я? – вопрос прозвучал в лучших традициях мыльных сериалов.

- В больнице. – ласково сказал Ромка и погладил меня по щеке.

- Почему? – спросила я и тут меня, как громом, поразило отчетливое видение, качающихся в так шагам, носилок.

Меня словно подбросило, я вцепилась Ромке в плечи и закричала ему в лицо:

- Степа! Это был Степа!

На мой крик прибежала медсестра и стала сосредоточенно набирать в шприц какую-то жидкость. Ромка, увидев это, отрицательно покачал головой, потом попытался оторвать от себя мои руки, понял тщетность попытки и сказал, глядя мне в глаза.

- Оксаночка, это правда Степка. Он живой.

Нервы у Ромки не выдержали, он обхватил меня и крепко прижал к своей груди, а я дала волю слезам. Растерянная медсестра стояла с наполовину набранным шприцем и, судя по ее взгляду, пыталась решить, кому из нас первому сделать успокаивающий укол. Ромка повернулся к ней и махнул рукой.

- Все в порядке. Просто три недели назад она похоронила брата, а сегодня увидела его живым.

- Бывает же такое! – охнула медсестра. – Поздравляю.

- Спасибо. – прохлюпала я, не отрывая мокрого лица от Ромкиной груди.

Медсестра ушла, а мы еще некоторое время сидели обнявшись. Наконец, я оторвалась от Ромки и спросила, утираясь полотенцем.

- Где он?

- Здесь, в этой же больнице. Он пока не знает, что ты его видела. Ему сделали операцию – прочистили рану на голове. Еще немного и было бы заражение крови. Врачи говорят, что все будет в порядке, ожоги подживут, очень серьезных повреждений, вроде бы, нет. Ну, ну, ну, перестань, наплачешься еще от радости. – сказал он, увидев, что в глазах у меня снова закипают слезы.

- Когда я его смогу увидеть?

- Там Паша сидит возле его палаты, помнишь, боец?

- Конечно помню, я же не головой ударилась. – обиделась я.

- А это еще вопрос. – скривился Ромка. – Так грохнулась на землю, что всех перепугала.

- Да? – с сомнением спросила я и потрогала голову.

Вроде, все как раньше.

- Паша придет за нами, как только Степка очнется. А пока ложись и отдохни немного.

- Да я не устала. Давай поговорим про Степку. – жалобно попросила я.

- Давай. – согласился Ромка. – Мне и самому не терпится его увидеть.

- А как мы Ольге скажем? – вдруг вспомнила я про подругу. – Боже мой! Она же беременная, а что, если выкидыш случится?

- Глупости, от радости выкидыши не случаются. Правда, в обморок упасть может. – и он лукаво покосился на меня.

- Ну и пусть падает – откачаем. У тебя опыт есть. – поддела я его.

В этот момент открылась дверь и в палату заглянул Паша. Он так и оставался в камуфляжной форме и смотрелся на фоне белых больничных стен, как грязное пятно. Мы в ожидании уставились на него.

- Врач сказал, что можно навестить раненого.

- Уже идем. – сказал Ромка и помог мне подняться с постели.

Голова действительно покруживалась и я не сразу попала в рукава халата, заботливо поданого мне Ромкой, но это быстро прошло. Паша уже скрылся и Ромка повел меня по больничным переходам. По мере приближения к палате Степы, волнение мое нарастало, да и Ромка не удивлял чудесами выдержки и хладнокровия. Лоб его вспотел, а сердце сильно колотилось. Как бы теперь он не свалился в обморок. Ведь лягу рядом с ним и не смогу пошевелиться.

Паша стоял возле двери палаты и, увидев наше полуобморочное состояние, предупредительно открыл перед нами дверь. Палата была маленькая, с одной кроватью, тумбочкой и вешалкой возле двери. Я ожидала увидеть брата в паутине трубочек, проводов и бинтов. Все-таки, Ромка сказал, что ему сделали операцию. Но ничего подобного я не увидела, кроме одной единственной капельницы.

Степа повернулся на звук открывшейся двери и мы встретились глазами. Голова его была все же забинтована, значит рана не такая уж и пустячная. Похудел он действительно здорово, килограмм пятнадцать точно потерял. Вокруг глаз темные круги, кожа бледная. По его виду как-то не верилось, что серьезных повреждений он не получил. Я кинулась к кровати и пролила очередную порцию слез уже на грудь Степана.

Поглаживая меня по волосам, брат пожал руку моему бывшему мужу. Я понимала, что расспрашивать Степу о случившемся будет сейчас не правильно. Он еще не виделся с Ольгой, с родителями. Выйдет из больницы, вот тогда соберемся все вместе и послушаем его историю.

- Что говорят врачи? – спросила я, вытирая слезы.

- Недели две придется полежать, а так все нормально. – ответил Степка.

- Две недели! – охнула я и погладила его свежевыбритую щеку, а он поймал мою руку и поцеловал.

- Где Оля? – спросил он, прижимая мою руку к своей щеке.

Я оглянулась на Ромку. Честно говоря, я не знала, где сейчас должна быть Ольга.

- С ней все в порядке, она в офисе у Сереги Вилковского. Это мой друг, ты его не знаешь. Он частный детектив и помог нам тебя найти. Ну, да ладно, все подробности потом, а то слишком много впечатлений за один день.

- Какие подробности?

Я сделала круглые глаза, но Ромка кивнул мне на дверь.

- Ладно, Степ, поздно уже. Я сейчас поеду к Ольге, она ведь еще не знает, что ты нашелся. Завтра с утра мы будем у тебя.

Я поцеловала брата и вышла в коридор в сопровождении Ромки. Как только закрылась дверь палаты, я зашипела, вцепившись Ромке в руку:

- Он же не знает, что мы его похоронили!

- Вот именно! Помолчим пока. Ему сейчас такие стрессы ни к чему. Пусть сначала расскажет свою историю, а потом и мы поделимся информацией. Пошли, переоденешься и поехали к Ольге.



Елена Рувинская

Отредактировано: 13.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться