Сон во вчера

Размер шрифта: - +

Главы: 33-34

33.

Сквозь плотную пелену, которой был окутан разум Марка, наконец, начал пробиваться невнятный шум, постепенно нарастающий и цепляющийся за его спящее сознание. Приоткрыв глаза, Марк различил две белые фигуры, застывшие по обе стороны от него, но как ни старался, он не мог рассмотреть их лица, словно бы размытые и смазанные на чрезмерно контрастном фоне. Марк приподнял голову, и попытался осмотреться, скользнув взглядом по окружавшей его, безупречной белизне, больно бившей в глаза.

Несмотря на то, что Клиент начал проявлять активность, находившиеся в комнате люди, абсолютно никак не отреагировали на его пробуждение, продолжая просто молча стоять. Между тем, с каждой новой секундой, разум Марка обретал все большую отзывчивость, постепенно оставляя недавнее беспомощное состояние. Вдруг, Марк дернулся, ощутив леденящий ужас, обрушившийся на него вместе с воспоминаниями о последней вспышке сознания, промелькнувшей еще в квартире Балу. Он попытался подняться, и не смог, остановленный фиксирующими ремнями, тут же вонзившимися в тело. Тяжело задышав, Марк замотал головой, переводя взгляд с одного надзирателя, на другого. И тут, сквозь раздражающий шум аппаратуры, в голове послышались обрывки непонятных фраз: «...ремни», «…взгляд, как взгляд», «льда бы, в клюквенный морс», «…правый тоже», «...бомжевал…».

Начиная понимать, что происходит, Марк остановил свой взгляд на человеке, стоявшем справа от него, и попытался уловить невидимые колебания, которые он впервые почувствовал еще тогда, глядя в глаза предателю-Балу, которому он так легкомысленно доверился. Осознав, что у него получилось целенаправленно увидеть мысли другого человека, Марк испытал неистовое возбуждение, которое без остатка заместило его страх. Мысли этого мужчины, на первый взгляд казались довольно сумбурными, но вместе с тем, были вполне понятны: «…это не поможет, лучше прямо на столе отвезти, хотя, если в пятый, туда не проехать, придется в кресле...Меяну виднее».

Гулкие удары сердца, казалось, раздавались по всей комнате, заставляя Марка дышать все более учащенно, и все явственнее указывая на дискомфорт, вызываемый его неподвижным состоянием. Стараясь выровнять дыхание, Марк ослабил внимание, уделяемое человеку справа, и перевел взгляд на его напарника. Мысль этого человека, была крайне скудна и непонятна, однако она явно таила в себе угрозу: «…через мясорубку, и домой». Марк предпочел закрыть глаза. Он уже больше не сомневался в том, что опять оказался в этой тюрьме, специально созданной для его разума, шанс покинуть которую, ему возможно, больше не представится никогда.

Спустя двое суток, которые Марк провел в незнакомой маленькой комнатке, куда его зачем-то перевезли охранники в белом, за пленником пришли, вновь уложили его на узкий стол, накрыли с головой покрывалом и отвезли в его прежнюю комнату, претерпевшую правда, некоторые изменения. Теперь, у выхода из комнаты располагался блок видеофона, а сама дверь открывалась только от внешнего сигнала. Как объяснил провожатый, отныне, чтобы покинуть помещение, от Марка требовалось связаться через видеофон с дежурным, и постараться убедить его в необходимости открыть дверь. Если не считать телевизора, который теперь и вовсе отказывался включаться, других новшеств Марк больше не заметил, допуская, однако, что таковые все же имелись, просто были умело замаскированы. Пройдясь по комнате, он вновь подошел к входной двери, будучи не в силах просто сидеть и ждать, когда ему соизволят огласить приговор, и желая поскорее покончить с тяготившей его неопределенностью. Марк посмотрел на видеофон и наугад надавил на одну из клавиш. Подсветка небольшого жидкокристаллического дисплея ожила, явив облик серьезного мужчины, средних лет. Пленника совершенно не интересовало кто это такой, поэтому, даже не считая нужным поздороваться, он сухо произнес:

- Мне необходимо поговорить с Меяном.

Дежурный оказался более вежливым и расположенным к общению человеком.

- Добрый день, уважаемый гость, - сказал он, - меня зовут Павел. В мои обязанности входит оказание вам всесторонней помощи, в том числе в вопросах, касающихся коммуникации с внешним миром.

- Гость, говоришь? Ну ладно! А вот скажи мне, ты и раньше здесь работал, или Меян тебя только вчера в няньки нанял?

- Я не первый год работаю в Центре, и при появлении такой возможности, всегда считаю для себя полезным совмещать сразу несколько должностей! – ровным голосом ответил Павел.

- Ну, совмещай, я не против. Так что там с Меяном, Паша?

- К сожалению, встреча между вами, пока невозможна! Как только Вадим Аранович пожелает вас принять, я сообщу об этом в ту же минуту.

Марк взъерошил волосы, чувствуя, как ярость начинает захлестывать его изнутри. Он постарался успокоиться, прекрасно понимая, что в сложившейся ситуации, лучше охладить свой пыл, как вдруг, неожиданно для самого себя, схватил стоявший рядом стул, и с размаху ударил им по видеофону. Выпустив из рук остатки стула, Марк подошел к столу, налил себе стакан воды, и залпом осушил его.

- Я смотрю, тебе хоть стулья об морду ломай, все нипочем! – повернувшись к дисплею видеофона, зло сказал он.

- Видеофон антивандальный, уверяю вас, он способен выдержать и не такое. А сейчас, Марк Викторович, будет лучше, если вы немного отдохнете. Я на время отключусь, но хочу, чтобы вы знали, если вам снова понадобится моя консультация, я всегда на связи.



Анатолий

Отредактировано: 03.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться