Соня и тайны запретного мира

Размер шрифта: - +

Глава 18.

Бесконечное, розово-лиловое небо раскинулось над мощным горным уступом, покрытым очаровательными деревцами, усыпанными цветущими бутонами. Вопреки законам природы, по уступу течет золотая река, чьи воды из которых периодически выпрыгивают крошечные рыбки, искрятся и сияют. Путники, расположившиеся на одном из берегов, наслаждаются передышкой. Лера рисует. Карандаш, улавливая ее желание, заполняет получающуюся картинку цветом и тут же, повинуясь мысленному приказу хозяйки, меняет оттенки.

- Восхитительно…

Лера оборачивается к Гене и мечтательно произносит.

- Мне бы такой карандашик на Землю… Представь, я как бы чувствую оттенок, и он хлоп – исполняет!

- Вряд ли кто-то будет против, если ты возьмешь его домой. В любом случае, я обязуюсь припрятать и доставить!

- Я запомню. Так и знай! Как хорошо, что мы встретились!

Гена на седьмом небе от счастья и едва дышит, словно боясь спугнуть и потерять то, о чем всегда мечтал.

Соня наблюдает за золотыми водами, ей отчего-то хочется побыть одной и ноги девушки сами идут к чудно цветущим деревцам. Но ее затея с треском проваливается, Алан, наблюдавший за Соней, идет следом.

- Нам не стоит разделяться.

- Я не могу рассмотреть цветы? Там не может быть ничего опасного.

- По одному мы не ходим, Соня.

Раздосадовано пожимая плечиками, девушка подходит к деревьям. От близости Алана ее лицо стремительно пунцовеет и вообще с ней происходит что-то невразумительное, что Соню совершенно выводит из душевного равновесия. Приложив титанические усилия, она продолжает диалог совершенно безразличным голосом.

- Не волнуйся, я могу за себя постоять.

- Я все же останусь рядом.

- Как знаешь.

Девушка подходит к дереву. И тут судьба ей ставит откровенную подножку и совсем не гуманно. Словно молния, к ногам Сони подбегает маленькая пестрая мышка с синенькими глазками. Она забавно встает на задние лапки и, шевеля усиками, смотрит на Соню...

Пронзительный визг девушки заставляет вздрогнуть всех: у Леры выпрыгивает карандаш, Леня, чертыхаясь, подпрыгивает, Костя давится водой. Так уж вышло, что Соня с детства до смерти боится грызунов…

Каким-то неведомым для нее способом, Соня оказывается на руках у смеющегося Алана, вскарабкавшись по Легионеру в считанные секунды.

- Это безобидный грызун! - Алан не может перестать улыбаться, от вида панически устраивающейся у него на руках Сони. Мышка, трогательно пища тыкается Главе в ботинок. Но не найдя понимания и внимания убегает. Бледная от испуга Соня смотрит в открытое лицо Алана. «Позор какой. А у него на руках так удобно… Глаза все - таки синие. Губы такие…»

- Я всегда рядом, – произносят эти самые, в общем #тесамые губы.

- Меня можно вернуть на землю, минутная слабость.

Алан снисходительно улыбается, но отпускать девушку совершенно не торопится. Да и она как-то присиделась, а вредничает просто по привычке, активно сдавая позиции в вопросах, я сама за себя. Сия глазами к ним подбегает Лера, держа в руках карандаш и альбом.

- Вы так очаровательно смотритесь! Можно вас нарисовать?

Алан лучезарно улыбается, он вообще парень очень доброжелательный. И он очень доволен своим странным заданием – сопроводить землян до Храма. Здесь он встретил Соню. Впервые увидев эту девушку утром, сердце Алана, отнюдь не обделенного женским вниманием (все же Глава Легиона, да еще и внебрачный сын Императора!) впервые забилось сильнее.

- Буду счастлив.

Соня, бурча что - то нечленораздельное, оперативно слезает с его рук и пытается самоустраниться. Алан провожает взглядом хрупкую спину девушки.

- Вы ей нравитесь, - заговорщески шепчет Лера. - Она хорошая, ершистая, просто.

Джон, отведя взгляд от возвращающейся Сони и Алана, как обычно, по-военному затягивается дымом. Костя смотрит в сторону горизонта.

- Хотел бы здесь остаться?

На лице Кости отражается душевная борьба. Эалия тронула его сердце, а этот мир вызывает в Косте восхищение и жажду нового, здесь все иначе, чем на Земле. Здесь все обретает иной смысл, но…

- Мать с бабушкой бросить не могу. А у тебя как?

- Жена осточертелая и война. Но этого, как понимаешь, везде с избытком.

Мужчины возвращаются к остальным. Озаряемый брызгами золотой воды, Алан машет рукой, командуя конец привала.



Эли ЯС (Аэлита Ясина)

Отредактировано: 18.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться