Соня и тайны запретного мира

Размер шрифта: - +

Глава 37.

Особняк принцессы оказался настолько просторным и вместительным, что каждому отвели свои покои, состоящие из удобной гостиной, с окнами от пола до потолка и примыкающей к ней спальни, с бессовестно огромной высокой кроватью и обилием разнокалиберных подушек. Обстановка здесь оказалась не в пример изысканней, сдержанного интерьера дома Алана: роскошные мягкие ковры, элегантные магические светильники, все тонко и со вкусом.

Искупавшись в просторной ванной (где Соня зависла на пару часиков, чтобы попробовать эффект озера с песчаным дном и теплой речки с имитацией дождя) в общем вволю насладившись, посвежевшая и отдохнувшая девушка переоделась в удобную золотистую тунику и такие же брючки. И начала мерить шагами гостиную: взад – вперед, взад - вперед. Понятно, что из-за размолвки с Аланом на душе у нее не спокойно. Совсем не радостно. Но гордая Соня никак не может понять что - же ей предпринять. «Идти к нему? Ну, нет. Есть еще варианты? Нет. Нельзя все так оставить!» и, спасаясь от малодушного желания передумать, Соня отправляется на поиски Алана.

Искать долго не пришлось. Легионер обнаружился в огромном бордовом кресле у камина в гостиной – библиотеке, где они все наскоро перекусили и разошлись по своим комнатам. Похоже, он отсюда и не уходил.

- Алан, - можно? – деликатно спрашивает девушка, присаживаясь на самый краешек кресла напротив. Толи, что бы если что быстренько сбежать, то ли, чтобы расстояние для обнимашек было меньше.

Алан поворачивается к Соне, всполохи огня освещают бесконечно уставшее лицо. Губы Легионера трогает теплая улыбка. И взгляд такой теплый – теплый, Соня сразу чувствует себя распоследней дурой. Но так у них все стремительно… Хотя, какая разница быстро или медленно, ведь счастье тебе предлагают конкретно сейчас, чего же сомневаться, зачем включать эту пресловутую земную рациональность?

- Конечно, Соня.

Алан пытливо смотрит на девушку. «Как он устал. Отдых бы ему не помешал больше, чем кому - либо из нас. Он за этот бесконечный день едва не умер.»

- Соня? - вырывает ее из размышлений голос Алана.

- Я.. Извиниться пришла. Прости. Просто я.. не привыкла.. когда за меня все решают. И…, - Соня мнется, не зная, как и что еще добавить, нервно теребя край туники.

- Тебе не нужно извинятся за то, какая ты есть, - глядя в глаза девушке спокойно отвечает Легионер, – Отдыхай, завтра нас ждет тяжелый день.

Алан устало отворачивается к камину давая понять, что разговор окончен.

В расстроенных чувствах Соня поднимается к себе. Ну а чего собственно она хотела? Что он набросится на нее со словами, да милая, я все знаю и понимаю. Не тот мужчина. Он сильный и умеет принимать поражения. Но здесь поражение получила она. Ничего, как-нибудь выкрутимся. Пока мы живы, все можно поправить. Но я же не могу вот так сразу на все согласиться. Как слепая счастливая курица. Да, в общем, сейчас не это главное.

«Вся в себе» Соня, присаживается на массивный деревянный подоконник и смотрит в окно, за которым сияет нежно – розовая луна, которую постепенно затягивают мрачные тяжелые тучи. Из задумчивости ее выводит чувство, что в комнате она не одна. Сердце пускается в галоп и рвется из груди. Накатывает ощущение счастья и так светло становится на душе. Алан садится напротив нее и касается ее лба своим. Соня буквально задыхается в сумасшедшем потоке любви и нежности исходящем от него. Всхлипнув, девушка прижимается к Легионеру и растворяется, словно став с ним одним целым.

- Соня, - нежно шепчет мужчина, касаясь ее волос, - Соня, – тихо произносят его губы едва касаясь ее. Такое бывает только раз в жизни, только со своим мужчиной, когда теплые сухие губы находят твои и дарят блаженство, в котором тонешь и не хочешь выплывать. И так жарко. И так горячо. Сумасшедший поцелуй заставляет терять разум, а тело отзывается даже на легкое прикосновение, не переставая целовать, Алан подхватывает девушку.

- Соня, – оторвавшись от ее горячих губ, произносит он и она тонет в его взгляде, полном неудержимой страсти, - Моя Соня.

А дальше: только треск одежды, в клочья разрываемой Аланом, жадные ненасытные губы, сильные руки, бессвязный шепот и тягучее обжигающее удовольствие, когда в кровать, словно созданную для любви, тебя вжимает горячее тело твоего Легионера.



Эли ЯС (Аэлита Ясина)

Отредактировано: 18.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться