Соприкосновение

Размер шрифта: - +

2

«50000 долларов подходящему», — выделенная жирным шрифтом первая фраза очередного объявления заставила прочесть его до самого конца:

«Требуется анонимный отец ребёнка». Далее контактный телефон с припиской: «спросить Тиамат».

Бред, подумал я, продолжив обшаривать глазами раскрытую страницу в поисках других объявлений, но глаза сами собой возвращались к жирному шрифту.

Пятьдесят тысяч — этого может хватить, чтобы продержать лабораторию ещё месяц-другой, систематизировать полученные результаты, тогда, возможно, наши исследования заинтересуют не только РАН, но и заграничных спонсоров. Нужно подготовить статью и перевести на немецкий, французский, английский, значит, надо искать переводчика. Ах да, немецкий хорошо знает Катя…

Если, конечно, это странное объявление не является глупым розыгрышем. Но если существует хотя бы один шанс из ста — придётся уподобиться Нюше. Ради большого дела, так сказать, нервно ухмыльнулся я. Набиравшие номер пальцы дрожали, не попадая в кнопки на экране.

Приятный женский голос ответил после первого же гудка. Комок подкатил к горлу, пришлось откашляться.

— Здравствуйте, я Мардук, — поддерживая шутку с псевдонимом, хрипло сказал я. — Звоню по поводу объявления.

— Замечательно, Мардук, — понятливо ухмыльнулись на той стороне. — Не соблаговолите ли сообщить ваш возраст?

Я сообщил, поинтересовался, о чём идёт речь. Мне повторили: да суть в анонимном зачатии ребёнка, однако заказчица не желает вступать в интимные отношения и, если я подойду на избранную роль, всё будет происходить в лаборатории. Оплата налом, по факту подтверждённой беременности:

— Ну что, господин Мардук, расклад вас устраивает? — завершая пояснения, поинтересовался показавшийся мне вдруг усталым голос.

— Отчего бы вам сразу не обратиться в банк спермы? Зачем такие сложности? — язвительно добавил я, закашлявшись непонятно откуда взявшейся решимостью. Что-то было в том голосе, от чего руки, сжимавшие трубку, вдруг перестали трястись.

— Я хочу видеть отца ребёнка, — спокойно произнесли в ответ. — Вас это ни к чему не обязывает, для чего будут оформлены соответствующие документы. Назначать вам встречу? — сухо поинтересовалась собеседница после короткой паузы, видимо, не желая тратить время на пустопорожние разговоры. Я не замедлил согласиться.

— Через час в кафе у «Кропоткинской» со стороны бульвара, подойдёт? — Я взглянул на часы, прикидывая расстояние, условился. — Тогда возьмите с собой газету, садитесь за пустой столик, лучше с краю, и раскройте её на странице с объявлением. До встречи, господин Мардук, — проговорил голос на той стороне. Телефон запищал в ухе короткими сигналами отбоя и тут же затих. Я поймал себя на том, что пытаюсь представить себе женщину, избравшую подобное прозвище и одновременно с этим давшую столь странное объявление. Потом принялся собираться: вечерело, на узких центральных улочках пробки.

Дороги я не заметил: перегруженный неприятностями мозг впал в прострацию. Припарковав машину на стоянке в соседнем дворике, увидел искомое кафе — яркое разноцветье зонтиков на фоне убегающего лета. После недавно пронёсшейся над столицей грозы столики пустовали, я выбрал ближайший к арке входа в метро и положил на него газету. Ветер унялся, но редкие запоздалые капли всё ещё срывались с плотно укрытого серой пеленой низкого неба. Оно продолжало темнеть, несмотря на краткосрочное затишье. Ко мне подошла молоденькая официантка с открытой улыбкой на свеженьком конопатом лице, чем-то неуловимым напомнившая Марину. Я отвёл глаза и заказал двойной эспрессо.

Стрелки часов упёрлись в назначенное время. Растущее напряжение в небесах сгустилось вокруг меня. Я тщетно старался сосредоточиться хоть на чём-нибудь. Когда, обнажив белёсое дно миниатюрной чашечки, закончился кофе, я выудил из кармана пиджака начатую ещё до поездки пачку «Кэмела» (Марина не выносила табачного дыма) и нервно закурил, глядя, как усилившийся ветер кружит по тротуару опавшие листья, перемешивая их с извечным мусором.

Двадцать минут. Гроза не торопилась приближаться. Скорее всего, объявление в газете — всего лишь обман, подобный тому, что происходил со мной сегодня и весь прошедший месяц, правда, чуть более щадящий. Какая-нибудь дурнушка мужененавистница решила отомстить альфонсам города. Ведь никакой рекламы мне до сих пор не вручили и ни с какой скидкой не поздравили. Альфонс из меня никакой, с юных лет лишь проституткам и благодетельствую, вот только нищий благодетель никому не нужен.

Наверняка Пашка успел поразвлечься с Мариной до меня, кольнула незванная мысль. Знал, что с интимной жизнью у меня засада, и появление на сцене по уши влюблённой в меня красавицы мгновенно выбьет из головы весь мой аналитический ум, и я помчусь с едва знакомой женщиной за тридевять земель. Надо признаться, сделал он меня гениально. Странно, что я, прекрасно видя все его выкрутасы с другими людьми, наивно полагал, что меня это никогда не коснётся. Конечно, ведь единственный друг. Вот и теперь решил по-лёгкому срубить деньжат и примчался по первому зову госпожи Тиамат. Пепел с сигареты упал в пустую чашку. Полчаса. Пора уходить, господин несостоявшийся альфонс, над вами достаточно поглумились.

— А вы не похожи на альфонса! — будто в издёвку над моими мыслями произнёс тот самый женский голос.



Анна Райнова, Кирилл Берендеев

Отредактировано: 08.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться