"Соприкосновение" книга 1 "Встречи"

Размер шрифта: - +

Глава 15

Эроль

 

Испуганный Водопьян стоял на коленях на нефритовом полу перед светлыми очами Эроля Рогрина, подобострастно кланялся и воровато стрелял глазами по сторонам.

— Так значит, говоришь, орк!? – грозно рыкнув для пущей острастки, повторил советник.

Оглохший с перепуга Водопьян, приник к полу, и быстро сглатывая слова затараторил.

— Да, ваша светлость, что ни наесть — натуральный! Весь зеленый, с клыками, — он продемонстрировал клыки, прислонив ко рту два скрюченных грязных пальца с черными обломанными ногтями и округлил глаза, (получилось весьма правдоподобно) — …Огромными лапами…!

Мужичка пробило на театр, видимо в нем умер великий лицедей, и он раскорячился, вновь изобразив орка.

— …И с ним еще гарпия женскову полу, зело в чехуе уся, — Водопьяна вновь затрясло, видимо он представил себе сию особу.

Эроль подкатил глаза и тяжело вздохнул.

«Вечно напьются гадости самопальной, а потом по углам всякая нечисть мерещится!». Тратить время на подобные вещи не было никакого смысла. И Эроль, брезгливо кинув ему серебряный кружок с профилем гарда, махнул рукой, чтобы тот убирался. Мужичок, ловко поймав серебряную монетку и бухнувшись на колени, полез было лобызать советнику домашние тапочки. Но тот попятился и приказал немедленно выпроводить мужичка вон.

Помощник взял его за шиворот, и словно лишайного кота поволок к двери. Выслушав по дороге хвалебную песнь в самом её фальшивом исполнении и робкие сетования на то, что без теплой одежды он-де совсем окочурится зимой.

 

Сегодня утром Эроля разбудил помощник Уррис - его верный соглядатай. Он привел какого-то забулдыгу к нему чуть ли не в опочивальню, за что получил справедливый нагоняй. Приказано ведь было собирать слухи, но никак, не всех встречных пьянчуг, что их распространяют.

С трудом подавив досаду, Эроль неспешно накинул шелковый бирюзовый халат, сунул ноги в мягкие бархатные, в тон халату туфли и спустился в холл, где на коврике у двери сидел «смотритель мусорной кучи».

Тот с ужасом начал рассказывать, что рано утром возле мусорной кучи, что в Ракушечном переулке у моря, видел двух неопознанных существ. Они рылись в помойке, рычали и чуть не сожрали его – законного держателя данного владения. Потом накинулись и отобрали только что найденный теплый свитер (хорошо, не новые тапки). И он, испуганный двумя чудовищами, до самого полудня, весь дрожа, отлеживался в ближайшей подворотне. А потом, приняв на грудь исключительно для храбрости, вышел на площадь и начал вещать.

Сначала его чуть не побили за ложь, но он залился горючими слезами и в подтверждение того, что не врет, принялся колотить лбом об мостовую, попеременно поминая то Мирру, то Морка, то самого Свамира.

Для пущей правдивости своих слов он продемонстрировал свежие ссадины на лбу. Для этого, он стал на четвереньки и, нагнув лысую голову аки баран, словно на приступ ворот, двинулся на Эроля. Но тут же был схвачен Уррисом за шиворот и усажен на коврик у двери, подальше от господина.

… А тут как раз в толпе нашелся достойный муж (Водопьян, в порыве дружеских чувств, обхватил колени Урриса, который гадливо дернулся и запрыгал, стряхивая его с себя) и тот, отведя его под локоток в сторонку, к местной забегаловке, стал благодушно отпаивать хмелевухой и подробно обо всем расспрашивать — душевный человек!

Уррис, в сою очередь, пообещав ему целый серебряный гирик, попросил рассказать об увиденном своему другу, и поминая приказ, докладывать обо всем необычном и подозрительном, повел его к господину.

Эроль задумался.

«Даже если в городе и появится орк, в этом нет ничего страшного. У нас с ними перемирие как-никак…».

Орков не любили, но побаивались. Правда не в том смысле, что когда боятся — уважают, а именно побаиваются — и не любят. Никогда не знаешь, что можно от них ожидать. Это товарищи непредсказуемые и вдобавок ко всему агрессивные. Когда по одному, они еще терпимы, а вот больше трех – это уже проблема. "Главное, не давать ему форму на жительство, а так — пусть себе идет куда шел».

Но, все равно, он отдал приказ удвоить стражу и быть начеку.

«Да, и обязательно надо сменить коврик у двери, небось, блох наползло. Пошлю служанку за новым…», думалось ему по дороге обратно в опочивальню.

 

Демир

Утро Демира началось с мелких неприятностей.

Выяснилось, что куда-то запропастились его любимые тапочки, сваленные из меха высокогорных рогачей. Он купил их на ярмарке у одного горца, отдав два серебра, но ни минуты не пожалел – в условиях постоянной сырости башни они были незаменимы! Вспомнив, однако, что он брал их вчера в лабораторию, дабы промерзавшие до костей на каменном полу ноги не отвлекали его от опытов, он стремглав кинулся туда.

А появившись в самой лаборатории, пришел в замешательство в своей жизни никогда не видав такого бардака!



Юлия Кир

Отредактировано: 14.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться