Соприкосновение книга 2 "Тревоги пути"

Размер шрифта: - +

Глава 8

Тодор.

 

Утро выдалось туманным, тихим и сырым. Где-то в гуще леса раздавался одинокий голос удода, которому изредка отвечал близкий козодой, ворон, да жаба из лесной лужи.

Передернувшись от холода, Тодор перевернулся на правый бок и осмотрелся. Рядом уже никого не было, только лежала у изголовья связка стрел.

Сел и проведя руками по лицу, нахмурился. Сейчас казалось, что вчерашние события — это только нехороший сон. Но, одежда насквозь пропахла гарью, а руки его были сплошь в саже и посмотрев на них внимательно, вспомнил как хоронил с Манулом и Лаэре своих деревенских. Да и стрелы, вот они, никуда не делись, даже кровь на наконечниках кое-где видна. Следопыт оставил ему почти целую связку, а не одну, как говорил вчера. Но все-таки больше половины забрал с собой. Тодор догадался, что расправиться с врагом, они решили его же оружием.

Ехать надо. Исполнять обещанное.

«А может, он все-таки наврал мне?», не давала покоя предательская мысль. «Нет, не мог!», спорил он сам с собой. «Да и стрелы, он сам же вчера разглядывал. Настоящие они!», и словно проверяя сам себя, покосился на связку, лежащую рядом.

Пока терзался сомнениями, к нему всхрапнув и заскрипев несмазанной телегой, подобрался Лихой, ткнувшись в плечо теплой, ласковой мордой. Словно говоря: «Мол, хозяин, хватит спать пора бы уже и поехать позавтракать».

Мужчина нежно погладил животное по лбу и с тяжелым сердцем поднялся на ноги.

От возникшего движения в телеге завозились животные. Тодор собрал вещи с земли, закинул их на сено и отправился в Ани.

***

К воротам деревни  прибыл когда они были уже открыты.

Вдалеке, у реки, за спиной Тодора, мелькали черно-белые и пегие зады коров, уведенных  пастухом на выпас. Перед ним, сразу за распахнутыми настежь воротами, находилась небольшая площадь, аккуратно уложенная круглыми деревянными плашками. Леса то вокруг в избытке, так что не экономили.

Посередине находился небольшой помост для собраний и столб с билом. От центра площади во все стороны лучами разбегались аккуратные прямые улочки с одноэтажными деревянными домами, окруженные огородами и садами. Обычное зажиточное поселение.

У забора, на него забрехал местный пес — чёрный, с рыжими пятнами на боку и вислом ухе.

Тодор остановился, давая себя хорошо разглядеть.

— Гавун, заткнись! – гаркнул на пса мужчина, шедший к Тодору навстречу от ближайшей избы. Пес захлебнулся на «полуслове», и поджав хвост под тощий живот шмыгнул в конуру, прогромыхав на прощание ржавой цепью. Знал, видать, что со старостой шутки плохи.

Тодор спрыгнул с телеги, взял коня под уздцы и пошел на встречу местному главе.

Староста был невысок, кряжист, как древняя сосна на берегу моря. И как бы ветер ее не гнул, она упрямо стояла, простирая свои ветви кверху, цепляясь корнями за голый берег. Серо-голубые пристальные глаза, выдавали в нем потомка итильских моряков, ну на худой конец жителя приморских поселений.

По выражению лица Тодора, сразу понял, что что-то произошло. Мужа Гретти тут знали почти все, а неожиданный визит спозаранку действительно был весьма странным.

— Здравствуй Тодор. Что-то случилось? – подавая ему широкую, мозолистую руку, поприветствовал староста.

— Здравствуй Велегор. Новости у меня скорбные. — дрогнувшим голосом сообщил прибывший.

Вкратце пересказав случившееся вчера в Доре, Тодор увидел, как тот мгновенно побледнел, у Велегора там тоже была дальняя родня.

— Постой тут немного, я сейчас, — дрогнувшим голосом шепнул он.

Староста прошел на середину широкой улицы и несколько раз дернул за било, висевшее на столбе. Два громких пронзительных удара понеслись по улице, заставляя прислушиваться к себе, и напрячься всех жителей небольшой деревни.

Потом махнул ему рукой и призвал идти за собой к местной харчевне, с утра, еще пустой. Собрание было удобней провести там.

Тодор заметил, что из домов сразу же стали выбегать люди и озираться по сторонам – «не горим ли?»

 

В харчевне было душно и громко. Бабы выли, кто-то из мужчин ругался, кто-то, передавая стрелы из рук в руки, громко обсуждал их отличия и сходство. Естественно, все, на чем свет стоит, поносили эльфов, даже держа в руках доказательство их невиновности. И Тодор, видя, что происходит, уже вовсю жалел, что приехал именно сюда, а не поехал сначала в более крупную деревню Исин, а то и сразу в Вейли.

Оказавшись среди таких же как он фермеров, он сам исподволь, вняв общественному мнению, стал сомневаться в правильности выбора той стороны, на которую стал. Ему снова начало казаться, что Манул и Лаэре все подставили так, словно хотели нарочно выгородить эльфов, отвести от них подозрения.

Но ведь он сам хоронил своих в деревне! Сам собирал те стрелы. Сам видел тот огромный след на меже. Видел раны эльфийки и следопыта, и слышал, как тот рассказывал ему обо всем. Ведь нельзя же так притворяться?



Юлия Кир

Отредактировано: 14.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться