Соприкосновение книга 2 "Тревоги пути"

Размер шрифта: - +

Глава 9

Хаск.

Солнце только поднялось у него за спиной, а Хаск уже как полчаса шел по долине Нэрт-а-Неэлл, спустившись с южных склонов Драконьих гор.

Его никто не остановил, хотя уже двух часовых он вычислил. Они особо и не прятались, как бы говоря, «Ты, конечно, иди, но мы следим за тобой».

Только когда он вошел в обжитую часть долины, начинающуюся со светлой рощи молодых пестролистов, его окружил маленький отряд из пяти хмурых эльфов, молча возникших, словно со всех сторон сразу. Один рыжий, двое светловолосых и двое брюнетов. На них была камуфляжная одежда из лоскутков всех оттенков зеленого. Лица вымазаны чем-то бурым, на головах плотные капюшоны. Вооружены они были легкими луками с полными колчанами стрел.

Хаск представился и озвучив цель своего визита, показал письмо, написанное Мэйтоном. Самый старший, на взгляд пса, светловолосый пограничник со старым шрамом через всю щеку, взглянул на печать и молча кивнув, махнул рукой призывая идти за собой. Остальные остались, тут же растворившись в листве, словно и не стояли рядом.

Следопыт вывел его на узенькую тропку, еле заметную в высоком подлеске и повел за собой. Изредка он останавливался, и приложив ладони ко рту, изображал звук то кукушки, то удода, то стрекот тальпы, сигнализируя скрытым в листве товарищам о том, что все в порядке и незнакомец с ним.

Хаск отметил, что граница патрулируется довольно хорошо и возможно, эльфы уже сами вычислили орков и успели что-то предпринять.

Незадолго до полудня, они были у Таале-уи, главного древа эльфов. Пес заблаговременно разузнал о том, как оно называлось, что бы ненароком не опростохвоститься.

Как известно, у каждого представителя данной расы имелись хвосты. У цесамов (мужчин) небольшие, с длань. А у ксаман (женщин) чуть меньше. Но, показывать их чужакам, да и не-родственникам, было строго воспрещено, это считалось верхом неприличия. Отсюда и выражение «опростохвоститься».

Именно хвост, обещал отрезать ему Мэйтон, красуясь тогда перед орками. Воспоминание вызвало в нем легкую усмешку, что не смогло укрыться от наблюдательного эльфа, заставив того немного нахмурится.

«Мало ли, что на уме, у давнего врага?»

 

У древа Хаска уже ждали.

Тэлион встретил его у самого входа внутрь.

Ступая под сень священных ветвей, Хаск, по обычаям эльфов, приложил правую руку к груди и слегка поклонился.

Это был не глубокий поклон, но и не еле заметное движение корпуса, а такой, чтобы это было уважительно по отношению к хозяевам, однако, не унижало и его достоинства. Все приличия были соблюдены.

Живя всю жизнь на равнинах и в степях, Хаск раньше и не догадывался, сколь огромны могут быть деревья. Нет, он конечно видел и большие, и маленькие, и бывал в лесу, когда охотился. Но это!

Оно было величественно. И никакое другое слово сюда просто не подходило.

Невольно подняв голову, стал вглядываться в гущу распростертых над головой ветвей.

Тут и там, взглядом он натыкался на небольшие балкончики, ниши, мостики и овальные окошки входов-выходов. Разглядев где-то в вышине тонкий, словно паутинка мостик, он внутренне содрогнулся.

«Ну как на такой высоте можно жить?! То ли дело, привольные степи и шелковые травы лугов, где поверхность под ногами не норовит обвалиться вниз. На такой высоте и метелки травы не разглядишь».

В древе никто не жил. Однако комнаты для гостей имелись и не мало, судя по балконам. Тут проходили собрания ветвей и насколько Хаск знал, где-то в его огромном чреве должен был быть «Зеленый Зал», о красоте которого тоже ходило не меньше легенд, чем о самих эльфах.

Еще никто из его народа не удостаивался чести бывать здесь – в сердце эльфийской долины.

Проводник подвел его к Старейшине и представив,  друг другу, застыл в ожидании нового приказа.

— Спасибо Элентар, — мягко ответил Глава Совета, дружественно хлопнув того по плечу. У эльфов было не принято ставить себя выше других, будь ты хоть сто раз старейшиной.

Тот, коротко кивнул, тут же удалившись.

Хаск отметил, что Тэлион не в парадном одеянии, а в легком кожаном доспехе, одетом на тонкую черную кольчугу. Она укрывала бедра до середины, а руки до локтей. Пёс впервые видел такую красоту. Свита кольчуга была из плоских маленьких колечек, настолько маленьких, что издалека ее можно было принять за ткань. Однако ее тонкость, была пропорциональна прочности.

О таких «эльфийских рубашках» ходили легенды. Воистину, эльфийские кузнецы ни в чем не уступали гномьим. Говорят, каждая такая кольчуга еще и зачаровывалась. Это почти невероятно, но на некоторых колечках, выгравировывались руны защиты и никто кроме мастера не знал, где стоит защита, зачастую, даже владелец.

Запястья поверх тонкой рубашки украшали два широких обручья с эльфийской рунической вязью. Они служили одновременно и украшением, и средством защиты в бою, так и оберегом.

Значит, он не ошибся и эльфы уже в курсе событий. Он слишком опоздал со своей новостью.



Юлия Кир

Отредактировано: 14.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться