Соприкосновение книга 2 "Тревоги пути"

Размер шрифта: - +

Глава 25

Винт.

Вернувшись из путешествия, Винт долго не находил себе места. Вновь и вновь прокручивая в голове события минувших дней. Что-то не давало ему покоя. Его даже не столь удивил визит Альберуса в его скромное жилище, как сам допрос, им учиненный. Казалось, волшебник рылся и шебуршил в его голове, словно переворачивал скирду сена с потерянной в ней иглой. Он задавал странные вопросы по поводу их полета, но Винт, так ничего не сумевший вспомнить, сам страдал от этого, казалось даже больше чем Альберус. Волшебник приходил не один раз, а несколько, да всё с разными людьми, и его женушка всерьез обеспокоилась таким вниманием со стороны особ, столь одаренных магией и приближенных к власти.

Ничего не добившись, визиты Альберуса прекратились, оставив семейство в покое, и жена благополучно разрешилась здоровенькой дочуркой.

Демира Винт тоже не видел уже давно, что начало его серьезно беспокоить. Волшебник никогда не пропадал надолго, частенько забегая к нему в сарайчик, интересуясь новшествами по поводу воздухоплава.

Но вскоре Велира достигли слухи о его отстранении, и непонятной опале. Что только не говорили злые языки. И что он-де связался с темной сектой, проповедующей какие-то страшные обряды, то предательством гардару, то пособничеством и сговором с орками, тайком проникшими в город после Праздника Осени.

Велир не очень-то слушал, больше полагаясь на личное суждение о знакомом человеке, чем глупым сплетням.

И вот, очередной бессонной ночью, мучимый не то видениями, не то воспоминаниями, Винт так и несумевший заснуть, отправился в сарай, в котором он чинил свой воздухоплав. Зажег фонарь, заправленный горючей водой, (она горела ярче и дольше) и оглядел комнату. В углу висела так больше ни разу не надетая куртка «под кожу лесного дракона». Сердце с тоской сжалось. Потеряв потенциального и частого заказчика, Винт скучал по небу. По свежему ветру, что развевал его полосатый шарф, по бесконечному простору и ощущению свободы, несравнимыми ни с чем. Отсутствие заказов, он, как ни странно, тоже связывал с опалой на Демира.

Велир тяжело вздохнул и окончательно продрогнув, накинул куртку поверх теплого ночного халата. Усевшись на трехногий стульчик у верстака, стал листать свои записи. Он все думал: как совместить воздушный купол с механизмом пропеллеров? Или как заставить воздухоплав летать при любом ветре и погоде?

Мысли скакали одна через другую, словно играли в салки, куртка сползла с плеча и он, подтягивая ее, нащупал что-то плотное в подкладке за карманом. Нахмурившись, начал припоминать, что бы это могло быть? Он не помнил, что бы клал туда что-то. Взяв маленький ножечек, подпорол подкладку и вынул под свет фитиля небольшой, сложенный вчетверо лист. Плотная бумага развернулась, открывая его взору карандашный набросок летательного аппарата.

Несколько мгновений он сидел, бестолково пялясь на рисунок.

И вдруг воспоминания, словно мощные струи водопада, обрушились на голову, обдавая сначала холодом, потом жаром, закручивая водоворотом, унося его в заводь памяти.

Он даже вспомнил свой разговор с Демиром, когда они летели назад. Волшебник тогда, делал странные пассы руками, словно сматывал клубок ниток, навешивая ему их куда-то за ухо. Велир не отдавая себе отчета в действиях, вскочил и суетливо забегал по комнате, шепча под нос и двигая руками, словно складывал нечто в воздухе. Разложив по полочкам всю потерянную и так неожиданно обретенную информацию, он, бледнея, вновь уселся на стул.

Вот значит, что искал Альберус. Его воспоминания. Но почему?

Тревожно дождавшись утра, Велир принял решение навестить Демира. Но, как он слышал: к нему не пускают кого попало. Так что надо найти благовидный предлог для посещения.

Оглядев сарайчик, он отчаянно забегал взглядом по полкам и верстаку, вспоминая, не забывал ли чего волшебник у него в сарае того, что можно было ему сейчас вернуть. И вдруг, наткнулся на свою сумку, заваленную под ворохом инструментов и ветоши. Как и куртку, он не брал ее в руки с самого прилета в город. Было не до этого. Так и кинул в угол, обещая себе разобрать после.

Повинуясь неодолимому желанию заглянуть в нее, он чуть не подпрыгнул от радости. Вот оно! Книги оставленные Мэйтоном!

Еле уняв бешено колотящееся сердце, ведь в академии магии ему бывать еще не приходилось, он отправился переодеваться и дожидаться утра.

 



Юлия Кир

Отредактировано: 14.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться