Соприкосновение книга 3 Начало конца

Размер шрифта: - +

Глава 5

Отряд Урриса прибыл в Итиль за два дня до праздника весны – 17 Элейта. Вопреки началу последнего весеннего месяца, погода стояла ненастная. Ветер гнал с моря низкие клочковатые облака, словно сторожевой пес непослушных заблудших овец. Иногда сквозь просветы проглядывало солнце, но тут же налетавшая туча осыпала землю мелким дождем.

Еще на подходе к городу обнаружили, что все огромное пространство перед воротами заполнено прибывающими войсками. Хлопали на ветру полотнища флагов, трепетали стенки палаток, дымили походные кухни. Был слышен звон оружия, ругань мужчин, ржание коней. Недалеко кто-то отдавал команды и слышался грохот щитов, идущих стенку на стенку ратов.

Восточную дорогу хорошо патрулировали и пока отряд Урриса добрался до ворот, он замучился доставать и прятать грамоту заверенную Вугардом и Эролем.

К воротам подъехали в середине дня вконец раздраженными и злыми, вливаясь в очередь с общей массой торгового люда и ратов. В город свозили провизию и оружие в огромных количествах. Все это тщательно досматривали на въездах создавая невообразимое столпотворение у створок.

Ворота представляли собой два внушительных тоннеля пробитые в массиве горы. Из одного поток людей выходил (и там стражи было значительно меньше), а в другой заходил. Так как вход в город был всего один, то оба проема делились широкими перемычками. Получалось всего четыре тоннеля. В особых случаях, (как например сейчас) одну створку на «выход» пускали на «вход», чтобы разгрузить поток людей. Тоннели перекрывались тяжелыми створками. Приземистые, всего в три человеческих роста, (сделанные гномами) отлитые из железа толстые створки могли бы выдержать любую осаду, что только имелась в мире. Украшенные угловатым узорочьем ковки в гномьем стиле они вызывали ощущение непреступных.

Отряд следопытов пристроился к третьему входу (бывшему выходу) и расталкивая фермеров, голытьбу и попрошаек, Уррис впихнул вне очереди вперед своих ребят. Он с раздражением в очередной раз ткнул бумагой в лицо красному, как осенний бурак рату, пытающемуся урезонить разбушевавшегося плотника. Народ было зароптал, но прикрикнувший на них охранник быстро остудил пыл недовольных. Пройдя длинным, полутемным, освещенным всего двумя магическими шарами переходом, отряд оказался в Итиле. Наконец то они дома.

Теперь, отчитаться перед начальством и немного перевести дух. Элвен и остальные уже вовсю обсуждали, как получат деньги за работу, а потом завалятся в «Веселый дом» что на улице Фей, и возьмут самых дорогих девочек. С общей уверенностью они порешили, что вылезать оттуда не будут не меньше нэи.

Уррис помалкивал. Все эти долгие месяцы он вспоминал Мауру из «Золотой рыбки» в Ниневиле. Планировав покончить с делами, он хотел ей предложить переехать в Итиль. И что-то подсказывало ему, что вряд ли она будет против. В этом походе у него было много времени для размышлений и Уррис однозначно для себя решил, что с этой неблагодарной профессией пора завязывать и остепенится. «Купить домик на берегу моря где-нибудь в глуши, посадить черешневый сад, виноградник, настрогать детишек. Да и сестру можно поселить поблизости. Гнать вино и тихо встречать старость». Так виделась ему картинка своей предстоящей жизни.

Однако посетить улицу Фей он сейчас был тоже не против. Для разрядки напряжения, так сказать.

Но как только они выехали из темного перехода, из благостных мечтаний всех вывел резкий окрик. К уставшим, пропыленным дорогой следопытам приближались два всадника. Звонко цокали копыта лоснящихся холеных лошадей золотой масти. Такие звери были только у охраны самого Вугарда. Уррис остановился, поджидая визитеров.

— Прошу следовать за нами, — объявил не представившись, худой темноволосый человек в черной имперской форме с треугольной нашивкой охраны гарда – расправивший черные крылья ворон на золотом поле.

— С кем имею честь говорить, — хмуро осведомился Уррис. Их уговор с Эролем был абсолютно другим. Уррис не ожидал увидеть цвета Итиля. Люди полукровки всегда были в гражданской одежде.

Из ситуации следовало, что в их отсутствие что-то произошло. Магических сообщений от Эроля не было давно. Личных охранников Вугарда он знал лично и даже иногда пропускал с ними в таверне кружку-другую хмелевухи. А этих лощеных хмырей он видел впервые. Бодаться с новой охраной не было никакой охоты и Уррис не подал виду что удивлен.

— Мое имя вам вряд ли многое скажет, а наши шевроны вы и так видите.

Не говоря более ни слова тот, кто разговаривал с Уррисом пристроился рядом, а второй проскакал в конец их маленького отряда.

— Могу лишь сказать, что вы удостоитесь чести беседовать лично с его светлостью. — Чуть погодя бросил незнакомец

— С-с-ки… Даже отдохнуть не дали с дороги, — процедил ругательство сквозь зубы Уррис.

Человек дернул уголком рта, обрамленным в черную аккуратно выстриженную бородку, и равнодушно отвел в сторону светло-карие глаза.

«Конечно, ему то что?» — раздраженно думал про себя шпион, — «Сам вон, только что не на бал собрался, бороденку постриг, сапоги начистил, а тут от грязи яйца чешутся и в заднице свербит».

Ребята сзади благоразумно помалкивали.

Следуя тайными, перекрытыми магией от остальных жителей чистыми прямыми улицами с молчаливым  эскортом они быстро добрались до замка.



Юлия Кир

Отредактировано: 01.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться