Соприкосновение книга 3 Начало конца

Размер шрифта: - +

Глава 24

Кейт

— Помогите, кто-нибудь помогите… — стонал на лежаке перевязанный и только что прооперированный пациент. Из его живота вынули наконечник копья и гору щепы от древка. Если организм сильный – выживет. Они сделали всё, что могли.

Похожие жалобы и мольбы Кейт слышала на протяжении всего этого дня. Долгого, казалось нескончаемого. Она подошла к парню, на вид такому же, как и она полукровке, и положив ладонь на лоб, прошептала заклинание. Успокоит ненадолго, но так он хотя бы не отвлекает от операции. И когда дежурные заберут его в палатку для выживших? Бездельники.

Девчонка помощница, (имя её Кейт так и не успела узнать), напоила его водой, заботливо отерев тряпочкой влажное от испарины лицо.

Они с Саливэль только что срастили бедро темноволосому воину, закованному в броню доспехов и накладывали предохраняющую шину. Он свалился с лошади, когда та пала, придавив его и сломав бедро, но спасла от смерти приняв на себя удар секиры.

Эльф рвался в бой, стараясь ускакать от них на одной ноге.

— Миодор, ты хочешь оставить Филинэль вдовой, не дождавшись первенца? – строго спросила целительница. И Кейт поняла, что они знакомы.

— Сали, я сотник! Мои ребята там гибнут, а ты предлагаешь мне отсиживаться в древе? Тогда я действительно стану червём древесным как о нас говорят люди.

— Мы собирали бедро практически по крупицам. Тебе нельзя ходить как минимум нэю. Иначе кость вновь даст трещину. И тогда останешься хромым.

— Ну и ладно! Вяжи сильнее!

— Это не поможет, — поджала губы целительница.

— Помогите мне одеть доспехи, —тихо попросил он.

Кейт поднесла снятые поножи протягивая темноволосому. Он ловко затянул ремни и поискал что-то глазами.

— Давайте я помогу, — предложила Кейт, видя, что Миодор хочет уйти.

Он отмахнулся, соскочил с операционного стола на здоровую ногу и опираясь на обрубок подобранного тут же копейного древка, запрыгал к выходу.

— Я вернусь. – обернувшись сказал он, исчезая за пологом.

Саливэль мгновение смотрела ему вслед, но потом встрепенулась.

— Следующий! – голос звенел сталью.

Кейт протерла в этот раз не грязный стол, и помощники принесли с улицы нового пациента. На первый взгляд он был в порядке, если бы не левая нога. Всё, что ниже колена вместе с толстыми кожаными доспехами перекручено в кашу. Наверняка угодил под копыта лошади.

Парень был в сознании, но дрожал, сжав в полосу бледные губы. В лазах огромных, фиолетовых, как у самой Кейт, плескались страх и обреченность.

Саливэль нахмурившись осмотрела ногу, осторожно срезала ремни доспехов и ненужную теперь штанину. Очистила от земли и травы.

Кейт скосила глаза посмотрев на парня. Тот зажмурился от боли, цепляясь ладонями в край деревянной крышки стола, но не произнёс ни звука.

Саливэль осмотрела лодыжку и колено. Собирать тут было абсолютно нечего.

— Ампутировать. — тихо сказала она Кейт, и та пошла за инструментами.

Парень тихонько завыл, закусывая губы до крови и отворачиваясь.

Кейт схватилась за свой кристалл, и положив ладонь ему на лоб усыпила.

Говорят, что к чужим страданиям со временем привыкаешь. Но то ли времени прошло слишком мало, то ли Кейт совершенно не подходила к этой профессии, но каждый раз у нее обрывалось что-то внутри, когда она видела подобную картину. Она представляла на месте очередного пациента Даэну и сердце её гулко отдавалось в висках падало в область желудка. И она спрашивала себя. Что будет, если его принесут к ней поломанного, раненого, мёртвого? Она запрещала себе думать об этом, но мысли настойчиво лезли в голову кидая в холод и дрожь.

Когда нога юноши была обработана и забинтована. Кейт вымыла руки в бочке. Саливэль вновь крикнула на улицу чтобы унесли этого и занесли следующего.

В палатку заглянул человек и сказал, что пока никого.

Саливэль устало осела на лавку, ей нужно было побыть одной. Она тоже никак не могла привыкнуть. Одно дело лечить простуды и легкие раны, а другое признаваться себе, что в большинстве случаев помочь уже ничем не можешь. Она поминутно отгоняла от себя это темное бессилие, брала себя в руки и делала то, чем наградила ее природа, отдавая всё без остатка.

— Отдохни Кейт, ты сегодня большая умница, подыши свежим воздухом.

Кейт пошатываясь выползла из шатра и плюхнулась на непонятно кем оставленное тут перевернутое деревянное корыто. Если бы она курила, то непременно сделала бы это, даже не смотря на руки до локтей испачканные в чужой крови.

«Видимо вода в той бочке от крови ничем не отличалась», — отстраненно подумала она — «надо бы заменить». Но сейчас ей было всё равно. Усталость и какая-то тупая заторможенность полностью завладели ею. То, чего она сегодня насмотрелась хватило бы на три жизни вперед. Столько смерти, боли и отчаяния, а также выдержки надежды и воли к жизни она не встречала еще никогда. На глаза то и дело наворачивались слезы, хотелось расслабится, поплакать, вымывая слезами тупую усталость. Она подняла голову к низкому небу, прикрыла глаза и откинулась на жердь, служившую опорой шатра. Через минуту услышала, как хрустнув камешками, рядом плюхнулась девчонка.



Юлия Кир

Отредактировано: 01.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться