Сорочье царство

Размер шрифта: - +

Глава 25

Игорь

Мы с Марком рассказали врачу и Марине обо всех тех приключениях, которые мы пережили, начиная с нашего расставания в лесу. О том, как я стал убийцей, я малодушно умолчал.

- Я от своего лица и от лица Марины должен попросить у вас прощения за некоторые… события, которые вы пережили из-за нас, - говорит доктор. - В частности, волки и подрубленные деревья - конкретно моя вина. Я хотел, чтобы вы дошли позднее нас. У меня на это были свои причины, о которых сейчас говорить я не считаю возможным. Простите меня! - Врач прижимает правую ладонь к левой стороне груди, туда, где чувствуется биение сердца.

Мы раскрываем рты. Ох, и ничего себе!

- Мы пережили весь этот ужас по вашей вине? – начинает закипать Марк и краснеет. Рыжие всегда краснеют, когда злятся. Может и не все рыжие, но Марк - точно всегда.

- Тихо, Марк, - осаживаю я друга. – Они просят прощения. К тому же эти события сплотили нас, мы нашли ещё одного друга. Сергея. Мы поняли, что он наш, а не их. У нас есть помощник во вражьем стане, так что в какой-то степени мы должны быть благодарны.

- Ага, очень благодарны, - ехидничает Марк. – Целую ручки в знак моей глубочайшей признательности, - и Марк действительно целует кончики пальцев, себе, разумеется.

- Какие ваши предположения насчёт Диких? Почему они напали на вас? – спрашивает Марина, глядя в глаза… Марку.

- Мы считаем, что из-за Стражника, он пострадал больше всех, - отвечаю я. Она снисходительно переводит на меня взор.

- Раньше они не позволяли себе такого, чем ваш Стражник так им досадил? – интересуется она.

- Я, думаю, что знаю ответ на этот вопрос, - встревает доктор.

Мы все поворачиваемся к нему.

- Теперь, когда нам известно, что ребёнок полетел к Обособленным, многое становится ясным, как день Божий.

Я вижу, как удивлённо вздрагивают брови Марины. День Божий. Не Старосорочий.

- Вас поразило нападение Диких, и вы забыли про таинственное свечение… - многозначительно замолкает Александр Витальевич.

- Деревья засветились из-за ребёнка. Он вошёл или влетел в Живой лес, - безо всякого выражения говорит Марина. Просто констатирует факт.

- Всё верно, вспомните свои ощущения…

Мы молчим, вспоминая. Боже, ничего приятнее я в жизни не чувствовал. Ещё бы! Правнук самой Создательницы. Как Сава от восторга не умер при виде его.

- Я почувствовал подобное, когда впервые увидел его, - вторит моим мыслям врач. - А там в лесу, я не понял, что эти чувства того же толка. К тому же, я считал, что ребёнок находится в моём доме.

- Дикие хотели защитить ребёнка от Стражника, - делает вывод Марина. - Они тоже почувствовали потомка Создательницы. Может быть, даже сильнее, чем мы. Также они почувствовали опасность, исходящую от Стражника, поэтому они и напали на вас.

- Всё так просто, - говорю я. – Если бы поняли это сразу, возможно, мы нашли бы малыша в лесу и нам не пришлось…

И я бы не стал убийцей. Дикие Сороки пытались защитить от нас потомка Создательницы, а я убил одну из них.

- Пришлось бы, - останавливает меня доктор. – Я же говорю. Сорочье Царство хочет, чтобы мы пошли к Обособленным. Оно само толкает нас туда, но оно хочет, чтобы мы добрались туда все вместе.

- Это домыслы, - охлаждает пыл врача Марина. – Цепь случайных событий. Да, мы должны снова идти туда, но, если бы, в своё время, каждый из нас, особенно вы, уважаемый доктор, не скрывали правду, всё закончилось бы гораздо раньше. Здесь, в вашем доме, а не у Обособленных.

- А я считаю, что доктор прав, - говорит Марк заносчиво. Но это он назло Марине, потому что я тоже не слишком верю в желание Сорочьего Царства увидеть нас всех на территории Обособленных.

- Значит так. Командование с сегодняшнего дня мы возложим на…

-…вас…- заканчивает за врачом Марина.

- Я поддерживаю, - я действительно поддерживаю.

- Странно, что ты не сказала: «На меня», - обращается к Марине Марк.

- Странно, что ты, вообще, жив, - парирует она. – А что там с Савелием решим?

- Возможно, у Серёги получится что-то выведать, - отвечаю я. – Сейчас в приоритете поиск ребёнка. Хотя я, конечно, очень переживаю за брата.

- Так и решим, - подводит итоги Александр Витальевич. - А сейчас всем спать. И старо - и новоприбывшим, набираемся сил перед дорогой.

И мы дружно встаём из-за стола и идём спать.

- Ты видел моего отца? – останавливает меня Марина.

- Видел, - киваю я. – И Викторию. Он молодцом. Она тоже.

- А … он не парализован? Он сможет ходить? Он сохранил рассудок? – сыплет она вопросами.

- Всё хорошо, Марина, он восстанавливается, ему, правда, лучше.

- Лучше, чем когда? – спрашивает, насупившись.

- Лучше, чем, когда я его видел в последний раз, до начала нашего первого… похода.

- Ты ходил к моему отцу тогда? – округляются её глаза, она-то ведь не посещала его в больнице.

- Да, в отличие от тебя, ходил, - я не упрекаю её, нет, просто констатирую факт.

- Понятно, - кивает она. - Идём спать.

- Ты испугалась, что мы с Марком погибли? – я не могу ни задать этот вопрос, хотя понимаю, что от правдивого ответа она увернётся, негоже "железной принцессе" выставлять чувства напоказ.

- Нет…

Я так и думал.

- Нет, я испугалась, что никогда тебя не увижу. На Марка мне совершенно наплевать, - произносит она и уходит.

А я стою посреди коридора и думаю о том, что мне не дано понять эту девушку. Что творится в её голове?



Ксантиппа 80

Отредактировано: 02.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться