Сороковник. Книга 3

Размер шрифта: - +

Глава 8

Глава 8

 

- Смелей, Ива! - подбадривает Николас. - Я тоже на подобном сборище впервые. Как-нибудь отобьёмся!

Туманная портьера отдёргивается, сминаясь в крупные складки - словно настоящий театральный занавес - и с шорохом восстанавливается за нашими спинами.

- Пожалуйста, сюда, - указывает направление один из дежурящих на входе Тёмных Рыцарей. А я застываю, как вкопанная, потому что первое, что вижу – в глубине зала, шагах в десяти от себя, мерцающую в сумраке, словно подсвеченную, статую богато одетого старика. К нам она повёрнута спиной, но даже на расстоянии хорошо различимы тончайшие жилки перьев на тюрбане, изумительная по тонкости исполнения меховая опушка кафтана и застывшие, словно овеянные лёгким ветерком, благородные седины... Я точно знаю, что у этого произведения искусства не хватает на правой руке двух пальцев. Как и у меня.

Когда его успели сюда переместить? И зачем? У моего наставника в не столь отдалённой пикировке с доном промелькнула мысль, что некроманты могут снимать показания даже с мёртвых, но не с окаменевших же!

Нас провожают на место в нижнем ряду. В необъятном зале - самые настоящие трибуны, установленные широкой подковой: дугой к дальней стене, рожками к входу. Трибуны невысоки - в четыре ряда и заполнены не полностью. На самом верху слева особнячком держится группа человек в пятнадцать, со скорбными лицами. С левого фланга от них - Кайс, справа - полупрозрачный Тарик, заметно поблёкший с той поры, как я его видела в последний раз. Очевидно, они курируют группу счастливчиков «чистых», но по всему видно - восторга от своего положения те не испытывают.

Не успеваю охватить взглядом присутствующих, как братья оперативно усаживают меня и сами устраиваются по бокам. Мы сидим почти на краю, обзор отсюда неплохой, вот только застывший Верховный до сих пор показывает мне спину. Но я не считаю это невежливостью; в конце концов, как его поставили, так он и стоит. И всё же - зачем его сюда притащили? Будут судить заочно? Посмертно?

 Мага по обыкновению хмур и суров, Николас безмятежно спокоен. Один словно сошёл с портретов ветеранов - с повязкой через глаз, коротко остриженной клоками, но не потерявшей густоты шевелюрой, в чёрном длинном плаще с серебряными частыми застёжками, местами подпалённом, местами ободранном. Другой - в легкомысленной белоснежной рубашке тонкого полотна, без единого пятнышка, растрёпанные кудри и свежая щетина придают этакий лёгкий шарм... Даже здесь он не может выйти из привычного праздного образа. Тем не менее, есть кое-что в братьях общее: глаза. Одинаково серьёзные и изучающие. Они обшаривают взглядом территорию - Мага левый от себя сектор, Николас - правый.

Не удержавшись, задираю голову, чтобы рассмотреть высокий потолок. Похоже, здесь внутри больше пространства, чем снаружи. Тот самый купол, который со двора видится аккуратным, хоть и внушительным колпаком над первым и единственным высоким этажом, здесь, внутри помещения вознесён не менее чем метров на сорок. По основанию его опоясывает кольцо высоких сводчатых окон, сама чаша изукрашена сине-белым орнаментом. Несмотря на ночь, из окон льётся свет, яркий, но значительно ослабевающий по дороге к полу, потому я не могу разглядеть толком стен, они теряются в затемнённом отдалении. Видны только два параллельных ряда мощных колонн, вдоль которых и расположены трибуны.

По телу проходит знакомая согревающая волна. Это сэр Майкл, сидящий уровнем выше, легонько касается моего плеча.

- Рад вас видеть отдохнувшей, дорогая, - говорит негромко. - Совсем недавно мы зафиксировали достаточно сильный выброс энергетики; говоря откровенно, я был обеспокоен. С вами всё в порядке?

- А-а, так это мы только что узнали, что немного беременны, - заговорщически подмигивает Николас. Я неудержимо краснею, и испытываю желание заехать родственничку локтём под ребро. - Женщины, знаешь ли, странные существа и на подобное известие реагируют иногда очень бурно... Но мы справились, Майки.

- Точно?

- Ты же видишь - я жив! - убедительно отвечает Ник. И я готова провалиться сквозь землю. Он что - теперь каждые полчаса будет поминать о моих «подвигах»? – Посему - можешь сделать вывод: наша девушка умеет держать себя в руках.

- Хорошо, - удовлетворённо отмечает мой Наставник. - Рад за вас, Иоанна.

- Вы закончили? - негромкий, но удивительно звучный голос Акары заставляет собеседников притихнуть. - Итак, господа и дамы, друзья и коллеги, мы продолжаем. Позвольте, наконец, представить вам новую Обережницу. Клан Обережников самый малочисленный в нашем мире, и это - одна из основных причин нашего вмешательства в дела суверенного Клана Огня. Ванесса-Иоанна, приветствуем вас.

Не знаю, что даёт мне силы встать и уважительно поклониться, прижав руку к сердцу - в другое время я сконфузилась бы, стала донельзя неуклюжей, начала бы цепляться за всё подряд, но сейчас - осознание собственной уникальности, о которой слышу не в первый раз, поддерживает меня на плаву. Совсем недавно я имела счастье лицезреть себя в зеркало и ужаснуться; так вот, чтобы Члены Совета не ужаснулись так же или, не ровён час, не покосились бы с презрением - неужели ради какой-то оборванки мы рисковали? всё, что я могу - подать себя с достоинством. И то, что на меня в этот момент устремлено множество глаз, уже не смущает.

Хорошо, что нет ни аплодисментов, ни каких-либо реплик. Меня всего лишь доброжелательно разглядывают - и кивают приветственно. Но чужие взоры кажутся мне настолько ощутимыми... такое уже было, когда меня оценивал Омар ибн Рахим, словно снимая кожицу слой за слоем. Невольно повожу плечами - и тотчас надо мной проявляется двойная спираль защиты. Неприятные ощущения пропадают. Большинство присутствующих смущённо отводит глаза.

- Легче, легче, господа, - тон Акары полон укоризны, - не увлекайтесь. Понимаю, всем хочется изучить такую специфическую ауру; однако учитывайте степень пережитых нашей гостьей испытаний и её деликатное состояние. В свете последнего мы постараемся не затягивать с тем, для чего мы здесь. - Мага притягивает меня назад на скамью, рука его прочно утверждается на моей талии. - А вас, да Гама, я попрошу пока не снимать защиту. Она может пригодиться.



Вероника Горбачёва

Отредактировано: 28.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться