Сороковник. Книга 4

Размер шрифта: - +

Глава 5

Глава 5

Тряхнув головой, сбрасываю наваждение.

У Дианы настоящий талант - завлечь слушателя. Это надо же – словно наяву мне виделись мрачные скалистые стены, осязаемо жалила ледяная крупа, я даже слышала, как пела стрела, с чпоканьем пробивающая перепонку портала. Не пойму - когда, как я успела вернуться в палату, но только обнаруживаю себя сидящей в постели, прикрытая лёгким покрывалом и внимающая каждому слову сестрички. Ах, вот теперь припоминаю: я согласилась быть умницей и отдохнуть после обеда, в обмен на завершение истории, которую оборвал на самом интересном месте Аркадий… Да-да. Диана ненавязчиво подхватила меня под руку и провела сюда через розовые аллеи, что мелькнули душистым зелёно-розово-кремовым фоном, а больше я и не помню ничего... Ох, чтоб мне…

Какое-то время прихожу в себя.

Последние слова демиурга не дают мне покоя.

- Диана, кого он всё-таки звал, перед тем, как сбежать? Это было настолько по-человечески…

Сестричка хмурится. Привычным жестом оглаживает полы белоснежного одеяния. У неё, такой приветливой и улыбчивой, глаза становятся как колючие льдинки.

- А мне его ничуть не жалко. Даже если и в самом деле он звал… У тех несчастных, кого он силой притащил сюда, тоже были матери, и хорошо, что они не видели, в каком состоянии к нам привозили их детей, взрослых и не очень… Силы небесные, сколько их было, и настолько «тяжёлых», что даже сэр Персиваль, и сэр Пантелеймон, и сэр Себастьян ничего не могли поделать! Я здесь только три года, но, поверьте, насмотрелась. Хоть у нас и редко приходится хоронить… - Леди Ди сжимает кулачки. – А сколько сгинуло в безвестности? Нет, не мне его прощать.

Пожалуй, и не мне. Жёстко, да? Но ещё свежи в памяти воспоминания о девочке, изжёванной раптором, и о парнишке, которого с полувзмаха располосовал когтями Фредди… Если верить Васюте – мальчик вернулся домой, в свой мир, а вот Геле придётся остаться здесь навсегда. И где-то, в другой реальности, её оплакивают мать и сёстры.

Да и вернулся ли мальчик? Ведунья, как и Васюта, была уверена, что говорит мне единственную правду об устоях Мира; на деле же – лишь повторяла сценарный монолог для вновь прибывших новичков. Так что неизвестно ещё…

…А несчастные, замученные в подвалах Рахимыча?

«Ива, видишь углубления? Это от корабельных гвоздей. Прямо здесь распинали людей, и неважно, за какие грехи - никто не должен умирать такой страшной смертью. Вот этот желоб, что вдоль стены - это не водосток, это для слива крови»… А следы сожранных аур на каменном Омаре?

Игрок, и никто иной, притащил сюда эту банду, ему и отвечать за их деяния. И за честолюбивые помыслы ибн Рахима, от которого принимал жертвы, и за сиротство и пленение Кайсара, и за маленькую Саджах, едва не запоротую до смерти. За всех.

Минутный приступ жалости рассасывается бесследно.

Диана решительно поднимается со стула.

- Всё, дорогая! Помните наш уговор? Я свою часть выполнила, дело за вами.

Без возражений укладываюсь. Леди Ди наглухо задёргивает шторы, комната наполняется уютным полумраком. С трудом подавляю зевок

- Не забыть, что вечером у меня свадьба... Погодите-ка! А в чём я пойду? Диана, можно как-то связаться с Магой? Может, он успеет для меня передать что-то из…

- Ни о чем не волнуйтесь, - ласково отвечает она, и в этот момент чрезвычайно напоминает сэра Майкла с его неизменной заботливостью. – Всё продумано. Отдыхайте!

И исчезает за портьерой, растворившись в сиянии солнечного света, на мгновение пробившегося с террасы.

 

***

- А посыльные не ошиблись? Это действительно для меня?

Со смешанным чувством любуюсь разложенным на кровати воздушным белым с золотом платьем, косясь на кипу нижних юбок, отделанных кружевом. В отдельной коробке поджидают туфли в тон платью, отдельно - белые чулки-паутинка… я даже зажмуриваюсь… на настоящих подвязках с атласными бантами, украшенными мелким жемчугом. Длинные перчатки, сеточка для волос…

- Они перепутали, - говорю неуверенно. - Это Лорин наряд. Кто у нас невеста, в конце концов?

- Ни в коем случае! - Сестричку Ди вдруг пробивает на смех. – Для леди Лоры туалет уже доставлен, и уж будьте уверены, он неповторим! Возьмёмся за дело, дорогая: я помогу вам одеться и уложить волосы, времени у нас не так уж много.

- Без меня не начнут, - отвечаю всё ещё в прострации. – Дайте мне смириться со всей этой роскошью. – Мне вдруг становится весело. – Чулки? Да у нас сто лет такого не носят! Кто это придумал?

- Ваша подруга, кто же ещё! – Ди насмешливо закатывает глаза – Если уж она берётся за дело, будьте уверены – доведёт до абсурда. Заказала себе самый дорогой наряд от Мишеля, заодно вспомнила и о вас! И заявилась всего полчаса тому назад, хорошо хоть не опоздала на собственную свадьбу. Ох, и досталось же ей от сэра Персиваля! Но платье великолепно, не так ли?

– Какое-то кружевное недоразумение, - говорю смущённо. – Его и одевать-то страшно, вдруг под пальцами расползётся…

Вопреки моим опасениям, ничего не расползается. Чулки ласкают ноги, мягкая кожа туфель обнимает ступни с вожделением истосковавшихся по нежностям мужских ладоней, юбки, интимно шурша, скользят от бёдер к лодыжкам, лиф, скрывающий пластины китового уса, мягко выпрямляет спину, чуть приподнимая грудь… Никогда не думала, что одевание может быть настолько эротично-утончённым.

- Силы небесные! – Диана в восхищении отступает в сторону, разворачивает меня к настенному зеркалу. – Не знаю, какова из вас обережница, но многих наших леди вы точно за пояс заткнёте. Появись вы на последнем благотворительном балу – и ещё неизвестно, кому достался бы приз за красоту – этой выскочке Гермионе, или вам! Я бы поставила на вас, Иоанна, честное слово!



Вероника Горбачёва

Отредактировано: 03.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться