Сороковой

Сороковой

Сороковой.

  

  Шикарнейшая загородная вилла без современных изысков. Целый замок в стиле а-ля Средневековье. Остроконечные каменные башни с бойницами. Высоченный забор из неровных глыб. Дубовые ворота, оббитые кованными железными листами, в шесть с половиной футов высотой. Даже подъемный мост на цепях имеется, как снаружи, так изнутри. Подземелье для алхимических опытов или пыток.

   Однако выглядело простым и обыденным всё это только на первый взгляд. При внимательном рассмотрении грубая древняя отделка намного хитрее, чем кажется. Замок напичкан всякой электроникой сверх меры. Повсюду скрыты фиксаторы движения и различные датчики и видеокамеры, что, однако, не должно помешать обитателям средневекового дворца отдыхать так, как им взбредёт в голову. Внутренний дворик, где по центру добротный трёхэтажный каменный жилой дом, окружён всякого рода пристройками и надстройками, очень смахивает на лабиринт в Миносе со множеством скрытых ловушек, резкие переходы с террасы на террасу, сменяются подъёмами и спусками, усложняют и без того запутанную систему ответвлений широких лестниц и балконов.

   Начальник безопасности третьего сектора худощавый и долговязый Эдмонд Мей, пятый человек на втором континенте, бесспорно фигура отягощённая бременем, чуть ли не абсолютной, власти, притягивает кучу недоброжелателей и завистников, давно кормил бы собой червей, если бы у него отсутствовали верные подопечные, такие как рыжий карлик с роскошной шевелюрой и длинными бакенбардами Хар Мно, а за ним следует ходячее бесплатное приложение, нигде незадокументированный атлетический брюнет Бон Бруд, находящийся после увольнения со службы за неповиновение и за многочисленные дебошы в свободном плавании.

   Сам по себе Хар Мно фигура ничем не примечательная, разве что нестандартной внешностью и ростом, но его многолетняя дружба с косморазведчиком Бон Брудом ко многому обязывает.

   Вероятнее всего, по Хару сыграли бы отходную, а возможно даже чуть раскошелились, торжественно и бодро в честь внезапно усопшего устроили поминальный пикничок, чтобы проводить в мир иной, под звуки военного марша, что так обожает начальник в свободные от работы минуты отдыха. Никто и никогда не стал бы докапываться до истинных причин смерти коротышки. Он просто выполнял ответственное поручение, - со вздохом сожаления сказал бы Эдмонд Мей в таком случае, чтобы скрыть досадное раздражение при коллегах и смахнуть воображаемую скупую слезинку рукавом кителя и тут же позабыть.

   Естественно погибать и быть навеки забытым в ближайшие планы не входило ни карлика ни атлета. Это мало кому подходит. Хару Мно тем более.

   Новая вилла, приобретенная начальником у одного седеющего, но неизлечимо больного сенатора, привносила в общую сумбурную картину дня много зависти, но мало радости и стабильности в будущем, не только для начальника третьего сектора, но и для всех подчинённых. Хар давно мечтал о таком подарке судьбы для себя лично, но не при таких странных условиях. Отдохнуть хотя бы несколько деньков в шикарных загородных апартаментах шефа, чем не заслуга. На скромную зарплату в сыскной конторе на такое не приходится рассчитывать в ближайшие десять, а то и двадцать лет. А тут как манна небесная, раз и на голову свалилось! Но есть одно но! Даже не одно, этих но здесь несколько.

   Хар Мно никогда не справился бы с этим заданием и не вышел бы оттуда, имеется в виду, приобретённого нового места отдыха начальником, живым. Речь идёт о странном загородном роскошном особняке( типичном королевском замке), если бы коротышка остался один. В полном одиночестве.

   В последние десять лет замок пустовал, там могло завестись порядочное число нечисти. Что с того, что пару часов назад здесь поработали на совесть профессионалы из конторы по поручению Эдмонда Мея нового хозяина. Что с того, что целая группа умудренных опытом специалистов, вынюхивала и выискивала сороковых дьяволов наперевес с датчиками обнаружения. Группа также тщательно обшарила и облазила все возможные укромные закутки и уголки, залы и комнаты, бесконечные внутренние помещения и подвалы виллы, скрытые вентиляционные проходы и канализационные люки, крыши и перегородки на всех пяти этажах, включая три наземных и два подземных, на восемьдесят девять, а то и все девяносто девять процентов. Для успокоения это оказалось крайне мало. Датчики имели особенность иногда сбоить. Проще говоря, врать в самом подозрительном месте, где есть что искать. И об этом Эдмонд Мей не мог не знать. Процент неуверенности и неожиданности оставался в любом случае, как бы хорошо не сработали его люди. Для уверенности на сто процентов требуется охранять виллу сутками напролёт всеми силами конторы. Более тысячи сотрудников. На что естественно начальство в лице Эдмонда Мея пойти не могло. Контора занята наведением порядка на всём втором континенте, где каждый человек на счету, а это ни много ни мало, простите, население в десять миллионов человек. Он решил обойтись одним коротышкой. Хар Мно посредственность в таких делах, но он хитрый и изворотливый. Находился второй десяток лет при штабе службы безопасности и заведовал архивом службы, на выезды он попадал редко. Чутья у него хватает ровно на столько, чтобы безошибочно определить, когда начнёт пахнуть жареным, чтобы по возможности поскорее оттуда смыться, тем самым спасти свой зад.

   Самым лучшим специалистом по сороковым на всей Розовой планете, по-прежнему, считается, уволенный когда-то из конторы, Бон Бруд. Увольнение состоялось громкое. Его безжалостная контора научила многому. Контора косморазведчика боготворила, одновременно, по-прежнему выхватывая для особо опасных поручений, но уже не по приказу сверху, а за бешенные деньги в отличие от прошлых лет, когда Бруд вертелся, как пропеллер, практически за так, за самую мизерную зарплату. Однако после космоса работа в сыске стала обыкновенной рутиной. Интересных заданий мало. Время уходило на охрану объектов частной собственности. Бруд всегда соглашался, но знал себе цену. Рисковать он умел и любил, в отличие от конторских крыс. Любые подвиги ему были по плечу. Поскольку деньги нужны всегда, лишь в исключительные моменты он мог подключиться к процессу по воле сердца бескорыстно. Таким моментом, отправной точкой в этом деле, стал Мно. Чаша перевесила. Здесь мог погибнуть друг. О дружбе двух последних начальник по долгу службы не мог не знать. Эдмонд сыграл ва-банк, отправил в самое подозрительное неизученное место (к себе в необжитый замок) одного коротышку, друга Бруда. Мол, заодно поправишь здоровье и отдохнёшь от работы. Дежурная отговорка.



Aleksandr Antipov

Отредактировано: 01.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться