Совершенное королевство

Глава 7. Мгновение

Эрик, десять лет спустя

Мэрит выросла настоящей красавицей. Фрея, повзрослев, тоже похорошела, но даже она была лишь бледной тенью кровной принцессы. Тонкая, с копной каштановых волос и пленительными чертами лица, сестра казалась воплощением грации. С неё хотелось писать картины, что я, собственно, и делал. Эрнестина, конечно же, сняла портрет королевы Офелии, который украшал коридор от анфилады к королевскому деловому корпусу, и я не пренебрег возможностью повесить на то же место портрет сестры. Разница оказалась невелика - Мэрит настолько походила на мать, что Эрнестина едва не скрипела зубами, каждый раз проходя тем коридором, но портрет снять не осмелилась. Это одна из немногих побед, одержаных мной над королевой. 

Я всегда любил наблюдать, как сестра занимается. Она прекрасно музицировала, обожала скрипку и фортепиано, однако в учёбе предпочитала политологию и государственное строительство. В свои неполные шестнадцать лет Мэрит во многих вопросах могла заткнуть за пояс даже Эрнестину, хотя та тоже последнее десятилетие времени зря не теряла.

Сестра изучала карту архипелага Шпицбергена, когда я в очередной раз пришел её проведать. Она напряженно всматривалась в значки, обозначающие залежи полезных ископаемых, а когда заметила меня - встала из-за стола и широким жестом расправила подол платья.

- Я хочу получить юридическое образование, - попыталась огорошить меня сестра, но не получилось. Лишь скупо улыбнулся ей: - Получай.

Мэрит в ответ удовлетворённо кивнула.

- Хочу быть увереной, что смогу помочь тебе отсудить у Эрнестины королевство, когда придет время. Да и Шпицберген, если она вздумает прибрать к рукам и его.

Мы одновременно посмотрели на карту, разложенную на столе. Архипелаг манил королеву как ребёнка шоколад, но она ничего не могла поделать с завещанием королевы Офелии. Её юристы разобрали его побуквенно, безрезультатно. Мэрит значилась наследницей при управляющем регенте, который проживал на Шпицбергене не покидая его, и личность которого была неизвестна. Эрнестина однажды слетала туда, пылая желанием разоблачить самозванца, однако очень быстро вернулась и заперлась отцовском кабинете на несколько дней. Все расспросы не дали результатов - королева сначала долго собиралась с мыслями, словно и вправду хотела что-то рассказать, но всякий раз отказывалась признаваться, и говорила лишь:

- Поживи ещё немного в спокойствии, ребёнок. 

За свою жизнь я, наверное, ни секунды не был спокоен. Жесткий контроль и издевательства отца, смерть родителей, возведение на престол Эрнестины, и потому - вечная тревога за свою судьбу и судьбы сестёр ни на минуту не покидали меня. Если бы королева не была опекуном Мэрит, я сбежал бы с королевской резиденции ещё в детстве. Но я не смел втягивать в какие-бы то ни было безумства свою главную драгоценность в жизни - сестру. Так мы и остались во дворце с жалованными титулами графа и графини, следуя постулатам послушания и стараясь не гневить королеву, дабы она нас не разлучила. Ждать осталось недолго - до совершеннолетия Мэрит осталось два года. Мы терпели дольше.

В отличие от меня, сестра никогда не помышляла о побеге. Её твёрдый, унаследованный от отца, характер, даже в мыслях не позволял такого развития событий. Мэрит вполне решительно настроена отвоевать королевство у захватившей его Эрнестины, тогда как я - она это знала - никогда не стремился к власти. Мы даже несколько раз спорили об этом.

- Ты - кронпринц Норвегии! - доказывала Мэрит. - Нет разницы, каким титулом наградила тебя мачеха, если ты принц крови, Эрик. Корона принадлежит тебе!

- Из меня вряд ли получился бы хороший король, - примирительно отвечал я сестре. - Ты ведь знаешь, что я никогда не тяготел к царствованию. Для меня твоё благополучие - высшее благо.

- И ты готов отказаться от страны из-за меня? - изумилась Мэрит. Я кивнул.

- Ради тебя я от собственной жизни смогу отказаться.

Лицо девушки приобрело странное выражение: что-то между жалостью и благосклонностью.

- Тебе никогда не нужно будет этого делать, - убежденно отвечала она. - Известна ли вам, граф, простая истина, что лучшими правителями становились те, кто не хотел облекаться властью?

Я надулся от гордости. В некоторых вопросах Мэрит могла заткнуть за пояс даже меня.

В то утро мы с сестрой сбежали из собственных комнат в одну из многочисленных библиотек дворца - ту, что находилась в королевском деловом корпусе. Мы прошли не менее пятнадцати рядов книжных полок, в поисках нашего с ней любимого места - двух старых кресел и столика между ними. В этом пыльном закутке, где до нас, наверное, лет десять не ступала нога человека, мы прятались и разговаривали. Моё обучение уже закончено, а Мэрит ещё только варилась в этом котле, и ей не единожды требовались советы, которые предоставить мог лишь я. Обычно библиотека спасала от вечных гонцов Эрнестины, но в этот раз мы оказались обмануты сами собою. В одном из кресел располагалась Фрея.

- Эрик, когда Эрнестина посылает за тобой меня, тебе не спрятаться, - ухмыльнулась девушка, закинув ногу на ногу и перекинув свои фатиновые юбки. - Салют, Мэрит. Не могу без твоей помощи разобрать одно произведение, поможешь?

Раз спасти меня от разговора с королевой не получилось, то сёстры, с моего молчаливого одобрения, упорхнули  в музыкальный класс покорять скрипичные вершины. Меня только радовало, что девчонки так хорошо ладят,так что в гордом одиночестве я направился в кабинет королевы. 



Лина Венкова

Отредактировано: 04.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться