Совсем не по Шекспиру, или Институт Сверхъестественного

Font size: - +

Глава 14.

Глава 14.

 

На тренировку я пришла раньше обычного, глубоко вдохнув воздух полной грудью. От куратора я освободилась быстро, тот аргументировал это весьма просто. Он не знает, что со мной делать. У него нет плана, а большие нагрузки на мой организм вредны. В общем, дело ясное, что дело темное.

-Уже пришел? – кивнул мне вратарь, чуть поморщившись, и тут же прошел дальше в раздевалку, переодеваться в спортивную форму.

Свою я предпочитала надевать в комнате и здесь только переобуваться в специализированную обувь. Этот ракшс меня бесил тем, что ненавидел меня. Его предубеждение несильно отличалось от большинства из моего окружения, но он демонстрировал это с особой маниакальностью.

-Слушай, за что ты меня так ненавидишь? – сквозь зубы прошипела я, и парень, успевший снять рубашку, удивленно повернулся ко мне, изломив бровь.

-Ты что-то пискнул?

-Да. Я спросил, почему ты ко мне пренебрежительно относишься, - четко повторила я, и теперь собеседник повернулся ко мне всем корпусом.

-Пренебрежение? А за что я должен тебя ценить? – с ядом выплюнул вопрос вратарь, и я непроизвольно сделала шаг назад. – За то, что попал в команду из-за своей никчемности? И даже не стараешься что-то сделать? Ты хоть осознаешь, насколько опозорил нас вчера перед другими факультетами?

Я расширила глаза от удивления. Признаться, об этом я не подумала. Тогда и, правда, за что меня взяли в команду? Чье законное место я занимаю? На душе стала гадко.

-Но не я же выбрал себя…

-Ты уже виновен в том, что пришел на отборы. Особенный, - недобро хмыкнул парень. – Какой ты особенный? Только особенный в собственной неуклюжести и неповоротливости. Знаешь, почему я прихожу сюда раньше других? Почему так упорно тренируюсь? Потому что аэробординг, действительно, очень много значит в моей жизни, он спасает меня. Я старался все эти годы, не смотря на полное отсутствие стремления к победе всей команды. А потом приходишь ты, и убиваешь даже крохотную надежду на победу. Так теперь скажи мне, слюнтяй, за что мне тебя ценить?

Я была обезоружена его речью. Открыла рот для ответа я чисто интуитивно, но отвечать ничего не собиралась, поэтому вскоре сомкнула губы. Он разложил передо мной весьма мрачный пасьянс, лишней картой в котором была я.

-Что молчишь? Собираешься уйти из команды?

-Ты это все говорил ради того, чтобы я ушел? – прошептала я, и парень резко отвернулся, сложив руки на груди.

-Уйти или не уйти только твой выбор, но если решишь остаться, то настоятельно советую тебе взять себя в руки и хотя бы постараться изменить свою игру.

-Научи меня, - пересилив себя, попросила я.

Уйти я не могла, значит, придется стараться. Тем более вчера я, действительно, опозорилась…

-Я не буду учить того, кто сам не желает этого, - презрительно бросил ракшс, отвернувшись и принявшись снимать брюки, чтобы надеть на себя эластичную синюю форму.

Каждому факультету принадлежал свой цвет: физическому – красный, природному – зеленый, молекулярному – желтый и нам синий.

Просить помощи повторно мне не позволила гордость и непонятная даже мне обида, поэтому я, переобувшись, вылетела из раздевалки, прихватив с собой доску.

Он прав. Я ничего собой не представляю, и своей игрой не только опозорю себя и свой факультет, но и не сдержу обещание, а тогда моя конспирация может полететь к чертям. А выходить замуж за Романова по-прежнему не хотелось все по той же причине: лучше уж быть нелюбящей, чем нелюбимой. Но теперь появился еще один страх: что будет, когда все узнают о моей половой принадлежности, и как к этому отнесутся Джон с Ромой? Вот реакция последнего отчего-то пугала больше других не радужных перспектив.

-У меня получится, - прошептала я, поставив доску и начав с разминки.

Бегать уже было совершенно не затруднительно, а даже привычно, и это не могло не радовать. Главное, не перекачаться и вовремя остановить Рому и Джона, только вот как это сделать? Увлекутся еще, физруки!

На сегодняшней тренировке я выкладывалась по полной программе, стараясь ловить мяч, который все время норовил куда-то ускользнуть. Я с завидным упорством целилась в ворота, но там мячи попадали прямо в руки ракшсу. Мне не хватало скорости, умений, ловкости и балансировки. Но последняя, к моей радости, улучшилась. Зато как улучшить первый показатель я совершенно не представляла.

-Сегодня было уже лучше, - похлопал меня по плечу тренер, снисходительно вздохнув.

Вратарь лишь покачал головой, отвернувшись от меня, а у меня просто не хватило духу уйти с поля. Я осталась там, начав тренировку заново. Мне было наплевать на удивление студентов с моего факультета и тренера, который даже посоветовал мне вернуться в общежитие. Они ушли, а я старалась отладить балансировку до совершенства. Дальше я взяла тренировочный мяч, который с силой ударяла о звуковую стенку, которая отбрасывала мне его обратно под разными углами, а я ловила. Успехи были нулевыми, но я не сдавалась. Когда сил совершенно не осталось, я решила спуститься и передохнуть. Как только я ступила на землю, огни выключились, погружая площадку в полутьму. Усмехнувшись, я побрела в сторону раздевалки, чтобы переодеться и отправиться в общежитие. Было где-то два часа ночи, так что через несколько часов мне пора бодрствовать.

-Подъем! – закричали мне в ухо, и я подскочила с кровати, упав и больно стукнувшись коленками о пол.

Парни заржали, а я, бросив на них испепеляющий взгляд, вновь забралась в кровать. Джон и Рома переглянулись, недоумевая о причинах моего поведения, и теперь пытались отнять у меня одеяло.

-Юран, вставай! Хватит комедию разыгрывать! – воскликнул Джон, отобрав у меня одеяло (с ним было бы бессмысленно играть в перетягивание каната).

-Я не встану, - неразборчиво пробормотала я в подушку, прижимая последнюю к себе.



Наталья Мамлеева

Edited: 18.01.2016

Add to Library


Complain




Books language: