Союз феи, тролля и эльфа

Союз феи, тролля и эльфа

Часть первая. Мы в лесу искали клад…

Данный текст найден в дупле старого дуба, что растет в Кирешмо-Сиверском лесу, примерно в ста метрах от Зеленского болота.

…- Нет никакого сомнения: есть много чудесного, что скрыто от нашего взора, но может быть распознано нашим так называемым шестым чувством. Шагнуть навстречу чудесам намного проще, чем вы думаете! Надо лишь…
Так, все.
Я решительно сняла наушники. Слушать псевдоэзотерический бред в стиле писателя Факса Мрая я больше не могла. Тошнило.
- Погодите, Фая! Фаиночка! Ну, зачем вы прервали сеанс?
Я положила наушники рядом с тарелкой:
- Надоело.
- Но ведь акция же, - заныл менеджер кафе «Сытое брюхо», Митрофан Скирдин, как было указано на бейджике. – Два бутера за пятнадцать минут лекции известного психолога!
- И одним сыта по горло! – я отодвинула тарелку с нетронутым бутером и встала.
- Хотите кофе? – радостно предложил Митрофан. – В качестве бонуса. Ну, пожалуйста, дослушайте.
- Несите, - сдалась я.
Митрофан принес кофе и пошел стирать дополнение к названию, гласившее, как нетрудно догадаться, «к учению глухо» - наиболее распространенное, но не единственное. На моей памяти «Сытое брюхо» оказывалось глухо к работе, к соседу, к красавице, к начальнику и даже ко всему на хрен.
Весь трек пересказывать нет никакого смысла, достаточно почитать вышеупомянутого писателя. Так что я попивала кофе и предавалась собственным мыслям, пока внимание не привлекла фраза: «надеемся, вы сделаете правильный выбор».
Так, стоп. Что еще за выбор?
Кажется, последний вопрос я задала вслух, потому что возле стола материализовался Митрофан. Он положил передо мной три игральные карты рубашкой вверх.
- Выбирайте, - сказал он.
Вместо того, чтобы бежать со всех ног, я зачем-то взяла одну из них.
Перевернула.
С карты на меня смотрела премиленькая девушка в окружении цветов и полупрозрачном платьице. Сверху витиеватыми буквами шла надпись: «фея цветов».
- Отличный выбор, - заявил Митрофан. – Желаю вам хороших подвигов.
- Чего? – спросила я.
Он не ответил.

…Я упиралась руками в грудь здоровенного детины, безуспешно пытаясь вытолкать его на лестничную клетку. Детина стоял как скала.
- Куда фее против скального тролля, - сказал он басом.
- Кому? Против кого? – не поняла я, прекратив бесполезное занятие.
- Тебе против меня, - пояснил он. – Зря ты так агрессивно настроена. Мы в одной лодке.
- В одной лодке, значит, - повторила я, соображая, что вызвать, психушку или милицию.
- Угум. Сейчас еще эльф подтянется.
- Эльф? – я все-таки склонялась к психушке.
- Это я.
Из-за спины детины показался худой чернявый парень.
- Эльф? – уточнила я. – Чего-то не похож.
- И много ты видела в своей жизни эльфов? Ты и сама на цветочную фею не тянешь.
- Так я и не…
Блин. Кафе. Карта.
- Вы тоже… это… по акции обедали?
- Ну дык, - сказал тролль и шагнул в комнату.

… - Меня зовут Владислав, - сказал эльф, когда мы уселись вокруг стола. – Можно просто Влад.
- Я Петр, - сказал тролль.
- Можно просто Петя? – полюбопытствовала я.
- Нет, - решительно отрезал он. – Нет такого имени – Простопетя.
- А ты? – спросил Влад.
- Я фея Фая.
- Хм-м-м… - протянул Петр. – Ты уж давай определись, фея или Фая.
Я определилась.
Петр достал из кармана бумажку, развернул:
- Итак, что мы имеем. Можем спасти мир, освободить принцессу из лап дракона. Найти клад.
- Найти клад, - быстро сказала я, выбирая наименее травмоопасный подвиг.
- А принцесса красивая? – спросил эльф.
Мы с троллем посмотрели на Влада презрительно.
- Какая на хрен разница? – спросил Петр. – Лишь бы вкусная была.
Мы с эльфом посмотрели на Петра с ужасом.
- Не, вы не подумайте, - смутился тот. – Я не извращенец. Я в прямом смысле. Иногда бывает, кончается провизия. Голодом, что ли, сидеть? Вот мой дедушка всегда выбирал в жены вкусных девиц.
- И… как он это определял? – спросил Влад, а я благоразумно отодвинулась.
- Так у меня есть вкуснометр, - Петр вытащил из кармана какой-то приборчик. – Могу на нашей фее продемонст…
- Не-е-е-ет! – заорала я и попыталась выпрыгнуть в окно.
- Я же не есть, - сказал Петр, перехватывая меня за талию. – Определить. Есть я бы не стал, честно. Мы только жен едим.
Не слишком успокоенная этим заявлением, я все же вернулась на место.
- А, может, спасем мир? – предложил Петр. – По опыту знаю, спасение мира наименее энергозатратный подвиг.
- Ну, ты скажешь, - сказала я.
- Не, давайте сперва клад попробуем, - сказал Влад. – Кстати, государству отдавать семьдесят пять процентов надо?
Мы с Петром пожали плечами, проголосовали и единогласно решили, что не надо.
- Клад так клад, - сказал Петр. – Для начала надо открыть портал.
- Чем? – деловито поинтересовались мы с эльфом.
- Как – чем? Открывашкой. Есть у тебя открывашка?
Я сгоняла на кухню и принесла открывашку.
Петр взял ее и прочертил в воздухе арку. Внутри заклубился туман.
- Ура! - заорали мы, взялись за руки и…

… - Я устал, - объявил тролль.
Он нес меня и эльфа на плечах, потому что сами мы идти не могли. Просто не умели ходить по болоту, куда сдуру шагнули через портал.
- Впереди берег, - нарочито бодро сказал Влад. – Буквально в двух шагах.
- Вот и пройдите их своими ножками, - сказал Петр и свалил нас в вонючую жижу.
Берег действительно оказался в двух шагах.
Правда, выбрались мы на него по уши в болотной тине.
- Это что, - сказал эльф, вытряхивая из ботинка лягушку, - однажды я открыл портал прямо на вершину горы.
- Повезло, - сказал Петр.
- Джинсы бы постирать, - сказала я.
- Завтра будем переходить реку вброд, - сказал Петр. - Они сами постираются. Кстати, если еще чего надо постирать, наденьте на себя сразу.
- А сушить как? – спросила я.
Петр и Влад посмотрели на меня снисходительно.
- Матрасница, - констатировал Влад.
- Сушить тоже на себе, - сказал Петр. – Ты идешь, она сохнет.
- Она?
- Одежда и обувь. Ладно, вы отдыхайте, а я пошел за ужином.
У меня появилось подозрение, что Петр сходит сейчас в ближайший сельсовет, женится на вкусной девушке и принесет нам ее разделанную тушку.
Но он принес котелок с горячим вкусно пахнущим варевом.
- Откуда? – удивились мы с Владом.
- У туристов отобрал. Точнее, у матрасников.
- И они отдали? – мы удивись еще больше.
- Я представился лесничим, сказал, что тут нельзя разводить костры, затушил огонь и забрал кашу. Вообще, в лесу не пропадешь. Верно, Влад?
- Не знаю, я опушечный эльф, не лесной… Слушай, а ложки ты не мог у них взять?
- Нет, - сокрушенно сказал Петр. – Хотел, но не нашел подходящего предлога.
Пришлось искать подходящие куски коры. Есть ими было не очень удобно, но все же лучше, чем руками.
- Кстати, - сказал Петр. – Кто-нибудь догадался захватить лопату?
Молчание.
- Как вы собираетесь выкапывать клад?
- Может, он висит на дереве? – с надеждой спросила я. – В сундуке.
- Нет, - сказала тролль. – Он закопан ПОД деревом. На глубине пяти метров.
- Пяти? – ахнула я.
- Шучу. Семи. Но копать придется тебе, феечка.
- А… Э… почему мне?
- Так это ж твой подвиг. Впрочем, приглашаю пойти с нами освобождать принцессу.

… - Можно ее, конечно, обвалить, - задумчиво сказал тролль, глядя на скалу с логовом дракона. – Но принцесса при этом того…
- Чего – того? – спросили мы с Владом.
- Погибнет. Завалит ее обломками, и того…
- А разве сказано, что при освобождении она должна остаться в живых?
Мысль была свежей, и Петр уже собирался рубарнуть ребром ладони по скале, как сверху показалась голова дракона:
- Вам чего, господа?
- Принцессу, - хором сказали мы.
- Так в чем же дело? Все бы вам хорошую скалу курочить. Было бы из-за кого.
Пышные юбки в качестве парашюта – и вот уже рядом с нами стоит невысокая девица с перекошенным от злости лицом.
- Вы что, раньше не могли прийти? – заорала она почему-то на меня.
- Нет, - честно призналась я.
- Жулье! – не унималась девица. – Кругом жулье! Вы, например, знаете, что девяносто процентов сокровищ в этом государстве принадлежит всего одному?
- Тоже нет. А кто этот один? Твой папа?
- Это дракон! Тот самый, что наверху!
- Завидный жених, - сказал тролль, незаметно доставая вреднометр. – Чего замуж не выходишь?
- Не предлагает, - девица вдруг заревела. – Ждет, что за меня выкуп дадут. Тогда у него будет девяносто один процент сокровищ!
Тролль, кажется, уже замерил вредность принцессы. Поморщился. Задрал голову и крикнул:
- Обратно заберешь?
- Если добросите, - сказал дракон. – В принципе, она не нужна, но с ней все не так скучно. Способствует хорошему заряду злости и не дает погаснуть благородному пламени мщения…

… - А где оно?
- Да вон.
Туча надвигалась с севера. Мы стояли на высокой скале и смотрели на тучу.
И туча эта была страшна тем, что двигалась не по небу, а по земле.
- А где этот… темный властелин?
- Фиг его знает, - сказал Петр. – А он нужен?
- Так-то нет, - сказали мы с Владом.
- А как мы будем ЭТО побеждать? – спросила я.
- Как, как… Своими умениями. Ты вот, например, кто?
- Фея Фая.
- Цветочная. Значит, что?
Кажется, я поняла.
Туча приблизилась и оказалась огромным войском.
- Сперва ты, - сказал Петр.
Я кивнула.
Из земли стремительно полезли вьюны и лианы, спутывая воинам ноги. Розы царапали и вспарывали кожу.
Передние ряды смешались. Строй сбился.
- Ты, - сказал Петр эльфу.
И тут же перед вражеским войском выросли несколько рядов лучников-эльфов.
- Мираж? – спросила я.
- Не совсем, - ответил Влад. – Стрелы очень даже настоящие. И острые.
Это сразу же было продемонстрировано.
Те, кто не запутался в лианах и не истек кровью в борьбе с розовыми кустами, был атакован полумиражными лучниками.
Когда эльфы кончились, в борьбу вступил тролль. Вниз полетели куски скалы, давя и сметая противника…

… - Топором неудобно же!
- У этой группы тоже не было лопаты.
Тролль и эльф нагло ухмылялись, глядя, как я пытаюсь копать землю топором.
Нет, они честно хотели помочь.
Влад предложил стрелу. Две стрелы. Три. Десять. Сто.
Я посчитала это за издевательство и чуть было не пронзила одной из стрел его ногу.
Только тогда он отстал.
Тролль Петр ежечасно устраивал рейды по лесу, отыскивая туристические стоянки и пытаясь добыть подходящий для копки инструмент.
У меня уже были три топора, один рубанок и семь ножовок. Еще – двадцать два складных ножика, три кружки и две вилки.
И ни одной лопаты!
Поэтому, товарищи!
Кто найдет это письмо!
Я очень, очень жду лопату! Штыковую (можно саперную).
Обещаю поделиться кладом.
Кстати, оказалось, про съедение жен тролль шутил. Так что тут есть два завидных жениха! Девушки, поспешите! С лопатой!
Иначе копать мне эту яму до глубокой старости…

Часть вторая. Друг всегда поможет другу

- Не смешно, - сердито сказала я.
Тролль Петр топтался у входа в мою квартиру и мял в огромных лапищах заячий треух.
- Зато тепло, - сказал наконец. – Поначалу я без шапки ходил, так чуть уши не отморозил.
- Я не про шапку.
- А про что? – искренне удивился Петр.
- Про твое явление. Подвиги мы уже совершали. И, что удивительно, совершили. Так что топай давай.
- Не, я не… Ты чего подумала? Я вообще-то пригласить.
- Куда?
- Ну дак на дачу.
Я прислушалась к завыванию вьюги и мотнула головой:
- Не находишь, что для дачи немного не сезон?
- Не. Моя не здесь. Ты не забыла, что я тролль скальный? Дача у меня так высоко, что ни дождя, ни снега там не бывает. Она выше этого!
- Выше? – тупо переспросила я. – Выше туч и облаков?
- Ага.
- И чего мы на твоей даче забыли?
- Влада с невестой. Собственно, они меня и послали. Иди, говорят, приведи фею! Хотим, говорят, цветов.
- Каменных? – спросила я с каменной физиономией.
- Не, можно обычных. Морозоустойчивых.
- Петр, - я все еще старалась сохранять самообладание. – Дорогой Петр. Зимой я не фея. Потому что зимой феи спят.
- А ты – фея-шатун, - не очень уверенно сказал Петр.
- Я – фея-кривошип, - огрызнулась я. – Ладно, все равно не отстанешь. Где твоя дача?
Сегодня тролль был во всеоружии.
То есть, открывашку принес с собой.

Как я поддалась на новую авантюру – не знаю. Должно было хватить того месяца, когда я топором выкапывала клад, а эти два лоботряса хоть бы помогли! Нет, конечно, тролль добывал у туристов еду, а эльф пел и играл на добытой троллем у туристов гитаре. Но и все! Клад-то выкапывала я! И благо, было бы из-за чего стараться. В сундуке оказались какие-то средневековые тряпки, да пара цацек – ожерелье и серьги, которые тут же исчезли, стоило мне отвернуться. Мои подельники, кстати, исчезли тоже.

Не знаю, кому могла бы понравиться эта троллья дача кроме самогО тролля. Разве что влюбленной парочке, чьи голоса мы с Петром услыхали за два перевала.
В просторной пещере ссорились два человека. В одном я не без удовольствия узнала Влада, опушечного эльфа. А вот его невеста… Я разинула рот.
Это была та самая принцесса, которую мы недоспасли от дракона. На ее шее красовалось то самое ожерелье из клада.
Принцесса замахивалась на Влада поварешкой, довольно жестко спрашивая, где он, такой-сякой, блуждал до ночи.
Эльф уклонялся от поварешки и объяснял со всей возможной учтивостью, что у него много работы, и если она, принцесса, хочет, чтобы они, эльф с принцессой, жили в достатке, то ему, эльфу, надлежит делать эту работу как можно старательнее.
- Они так всегда? – спросила я, таращась на готовых подраться жениха и невесту.
- Ага, - сказал тролль. – Это у них игра такая. Она должна уличить его в… чем-нибудь, а он – не дать себя уличить. Выигравший готовит ужин.
- А… почему выигравший, а не проигравший?
- Для компенсации, - опустив поварешку, пояснила принцесса.
- Все равно выигрывает она, - подхватил Влад. – Потому что готовит – пальчики оближешь. А я не умею вообще. Кстати, ее зовут Найя.
- Очень приятно, - сказали мы с Петром.

Мы жили на даче уже два дня, когда появилось новое лицо. Оно вбежало в залу, где мы как раз облизывали пальчики после потрясающего обеда, и заорало:
- Принцесса Найя! Принцесса Найя!
Принцесса вышла из-за стола, привычно взяла поварешку и огрела лицо по затылку:
- Чего орешь?
Лицо поостыло, приобрело вид королевского скорохода и сказало:
- Там это… Ваш дядюшка явился. Засадил вашего папу в темницу и узурпировал.
- Узурпатор какой, - укоризненно сказали мы с Петром.
- Еще какой! – завопила Найя. – Я ему дам узурпировать! Все за мной!
Она побежала как была – в фартуке и с поварешкой. Мы дружно ринулись за ней.

Спуск с вершины скалы по каменному желобу оказался сродни катанию с ледяной горки (больно копчику, но быстро) и вскоре мы входили в ворота дворца. Я, Петр и Влад – с опаской, Найя – решительно.
- А почему стражники нас не того? – спросила я, бросая взгляд на острые пики.
- Заманят подальше во дворец, а потом уже того, - деловито объяснил Петр. – Мой дедушка однажды тоже вот так десяток своих невест того…
- Все, - прервала его я. - Не надо про дедушку.
Тем более, что мы уже входили в тронный зал, где на троне сидел дядюшка.
- Найя! - обрадовался он. – Вот уж не чаял! Думал, ты все еще у дракона.
- Блин, надо было за драконом заскочить, - прошипел Петр. – Все какая-никакая поддержка.
- Никакая, - прошипел Влад. – Никакая он не поддержка, а просто ленивая скотина.
- Специально на тебя пришла посмотреть, Кварт, - ответила Найя угрожающе. – Ты чего на трон уселся, узурпатор?
- Узурпировал, вот и уселся, - пояснил дядя. – А ты молодец, смелая. Решительная. Хочешь, дам тебе место заместителя начальника стражи?
Найя подошла поближе к трону и показала дядюшке фигу.
- Ты не очень-то, - сказал он. – А то могу ведь и на кухню сослать.
- Лучше на кухню! - тоном «умру, но не сдамся» крикнула принцесса. И показала ближайшему стражнику половник.
- Брысь, - сказал Кварт стражникам, и те вышли. – Значит, так, господа, не знаю, кто вы такие, и зачем сюда пришли, но догадываюсь. Можете побыть пока моими гостями…
Вперед вышел тролль. Я не успела его остановить, а он уже делал в воздухе какие-то пассы руками. Мозаичный пол в центре зала вздыбился, и к потолку стала расти скала.
Кварт рассмеялся и тоже сделал пасс рукой.
Скала остановила рост, подумала немного и рассеялась мелкой пылью.
Когда мы прочихались, то увидели – трон окружили лучники-эльфы. Снова движение руки Кварта – и лучники отправились вслед за скалой. Только стрелы зазвенели.
- Зря, - укоризненно сказал дядюшка. – Пол, понимаешь, поломали, намусорили. А убирать кто будет? А-а-а. Вот то-то же.
Он встал и неторопливо вышел, напоследок сказав, что мы всё еще гости пока не надоест. Кто кому – не уточнил.
- Он колдун, - обреченно сказала принцесса, перекладывая поварешку с правого плеча на левое. – Зачаровал всех стражников и придворных, и они теперь думают, то он – мой папа. Понимаете?
- А тебя почему не зачаровал? – спросил тролль. – А нас?
- Вы из другого мира, вас зачаровать не получится. А на меня его чары не действуют. Характер такой.
- На нее вообще ничего не действует, - сказал Влад. – Ни алкоголь, ни яд, ни…
- Неправда, - потупилась принцесса. – Это как раз действует.
- А на дядюшку? – спросила я. – На него что-нибудь действует?
- Действует, - сказала Найя. – Но не все. Он ведь колдун. Если честно, я его давно не видела, не знаю все его способности… Но он очень, очень подозрительный. Всегда всех во всем подозревает.
- Будем действовать методом палки и веревки, научного тыка и деления пополам, - предложил Влад.
- Ты математик, что ли? – спросил тролль.
- Заканчивал класс с уклоном. Заметно?
- Есть немного.
- А есть у вас оранжерея? – спросила я.
- Есть, - сказала принцесса и повела меня в оранжерею.
Весь оставшийся день я выращивала и варила. Вечером нас пригласили на ужин.
- Яды я чувствую за версту, - ухмыляясь, сказал Кварт и отодвинул предложенный мною сок.
Я покраснела.
- К тому же читаю мысли, - продолжил узурпатор. – Так что если хотите меня отравить или уничтожить другим способом, не стоит об этом так громко думать.
- Хорошо, - покладисто кивнула я.
Ну да, облажалась. Но хотя бы попробовала.
К готовке ужина приложила руку Найя. Даже дядюшка жмурился от удовольствия, поглощая мясное рагу и салатик.
- Будешь все время готовить, - разрешил он племяшке.
Мы не стали возражать. В конце концов, нам ведь тоже тут обедать.
- Не лопну, не надейся, - сказал Кварт.
Найя покраснела. Вот же мыслечтец противный. И зачем смущать девушек? Да еще и в присутствии кавалеров.
Кавалеры, кажется, ни о чем не думали. По крайней мере, их мысли дядюшка не озвучивал.
- Кстати, Найя, где ты научилась так хорошо готовить? – спросил Кварт.
- У дракона, - ответила она. – Если хочешь хорошо чему-то научиться, попроси об этом дракона. У него очень зажигательная система оценки знаний. Четверка – легкий ожог, тройка – где-то третьей степени. Двойка – уже почти труп. Единица – просто кучка пепла. Одной четверки обычно хватает, чтобы окончить курс круглой отличницей.
После ужина наша четверка собралась в спальне Найи.
- Он тут нас не услышит? – спросили мы с Владом и Петром.
- Не. Он только мысли читает, да и то лишь тех, кто рядом, - сказала Найя, встала и широко распахнула дверь.
Стоящий за ней стражник по инерции ввалился в комнату.
- Вон пошел! А то щас поварешкой! – закричала принцесса.
Стражник пошел.
Еще одного выудили из-за портьеры, двух – из-под кровати, четвертый укрывался в шкафу.
- Кажись, все, - сказала Найя. – Теперь давайте разрабатывать план.
И мы принялись разрабатывать. На всякий случай мы составили шестнадцать планов, пронумеровав их разными буквами алфавита. После чего, довольные, разошлись по спальням.
В моей притаился лишь одни стражник – под столом. Я слегка обиделась, что меня так низко ценят, вырастила в стоящем тут же ночном горшке крапиву и отхлестала наглеца по лицу и рукам.
Наглец удалился.

Следующие два дня протекли умиротворенно. Мы встречались с дядюшкой во время приемов пищи, не разговаривали и не думали, что неудивительно: Найя готовила разнообразно и великолепно, спасибо дракону. Дядюшка то и дело пытался изложить нам свои коварные планы порабощения мира, но, видя наши равнодушные лица, говорившие – да порабощай чего хочешь, но потом, а сейчас дай поесть спокойно – умолкал и возвращался к яствам. К слову сказать, поесть он был не дурак.
В свободное от еды время тролль и эльф, признав, что в момент знакомства с узурпатором были слегка неправы, усердно восстанавливали пол. Я изучала местную растительность, которая оказалась разнообразной и весьма любопытной. В общем, все были заняты по уши.
Дядюшка забеспокоился на третий день во время завтрака. Мы, конечно, надеялись, что наши синхронные мысли он не может не прочесть, но такой бурной реакции не ожидали. Кварт подпрыгнул и уронил вилку.
- Что за план «Ж»? – спросил хрипло.
- Что? – мы удивленно подняли брови.
- Вы только что подумали – план «Ж».
- Не-е-ет, - наши физиономии можно было показывать в фильме «Сто самых честных людей столетия».
Он вроде бы успокоился, но продолжал посматривать на нас с подозрением.
Во время обеда мы подумали про план «Е». Кварт поперхнулся и долго кашлял.
Ужин он пропустил.
На следующий день Петр и Влад демонстрировали идеально отремонтированный пол. Кварт нахмурился и обошел зал по периметру, не решаясь ступить в центральную часть. Тролль сказал, что бояться нечего, в доказательство пропрыгал зал по обеим диагоналям. Дядюшка ему не поверил. Он заподозрил, что в центре заложена бомба.
- Вы меня травите? – спросил он в упор за обедом.
- Не-е-ет, - загудели мы, хором подумав про план «З».
- Я, конечно, определю яд, если он в достаточном количестве. Но вы же наверняка добавляете его понемногу!
- Да ешьте уже, - сказала Найя. – Никто вас не травит.
Узурпатор и ей не поверил.
Меня он подловил, когда я с горшком в руках шла в оранжерею. Дядюшка выскочил из-за портьеры с диким криком «ага!» и тут же заскочил обратно, когда горшок с громким «бум» разлетелся у его ног.
- Покушение? – обрадовано спросил Кварт, выглядывая из-за портьеры.
- Ага, - я пыталась поднять едва проклюнувшийся гладиолус, не повредив луковицу. – На цветок, как я понимаю.
- Чего? – он озадачился.
- Вы зачем-то покусились на цветок в горшке.
- Я тебя знаю, - лицо у узурпатора просветлело, и он погрозил пальцем, - ты готовишь для меня отраву! Ведь в горшке ядовитое растение, да?
- Нет, - чтобы было убедительнее, я одновременно подумала «нет, нет, только не это».
- Только не это? – ухватился он за мысль, как за спасательную веревочку. – Тогда что же мы тут выращиваем?
- «Сладчайший лавр, горчайший хмель», – неудачно пошутила я.
- Почему лавр сладчайший? – дядя подозрительно сузил глаза.
- Потому что гладиолус, - вздохнула я.
Выпрыги Кварта на меня, Петра, Влада и Найю с той поры стали регулярными. Однажды в руках у принцессы оказалась кастрюля с горячим супом, и она – кастрюля – не без удовольствия опрокинулась прямо на дядюшкины ноги. Принцесса не без удовольствия смотрела, как дядюшка, подпрыгивая, удирает с воплем «это покушение!» и прокричала вслед «сам дурак!» Впрочем, ожоги Кварт залечил быстро (колдун он или нет, в конце концов) и покушаться на племянницу перестал.
Потом мы применили план «Р». Постоянно не думать становилось очень затруднительно. Поэтому мы читали про себя стихи. Лично я цитировала либо «Песнь о буревестнике», либо Маяковского с Северяниным. Дядюшка взирал на меня во время трапезы столь обалделым взором, что приходилось махать рукой перед его лицом, дабы он моргнул. Однажды он шепотом поинтересовался у Петра, не намек ли на его персону фраза «единица – вздор, единица – ноль, один, даже если очень важный, не подымет простое пятивершковое бревно, тем более дом пятиэтажный», получил отрицательный ответ и возможность прослушать поэму «Владимир Ильич Ленин» до конца, которой почему-то не воспользовался.
Дядя создал дубля, который следовал за кем-нибудь из нас с целью предотвратить заговор, но ничего подозрительного не находил. Тогда узурпатор стал подозревать дубля в сговоре с нами и развоплотил беднягу. И продолжал сам шпионить в свою пользу. Правда, пользы в том было ни на грош. Ни яда, ни бомбы, ни какого-то другого средства покушения обнаружить не удалось. Тем не менее, Кварт был убежден в нашем коварстве и упорно выискивал в яствах следы отравы.
Вскоре дядя, сраженный нашим коварством, перестал выходить к столу. Кажется, он совсем отказался от еды. Похудел, стал нервным. Потом слег и больше не вставал. На нас не выпрыгивал – не хватало сил.
Очарованные стражники и придворные постепенно разочаровывались и стали догадываться – король-то ненастоящий!
- Единственный метод борьбы с параноиками – чтобы они боролись сами с собой, - сказал тролль, уписывая пирог с мясом. – Слушай, Найя, а ты точно нас не травишь?
- Еще один, - сказала принцесса. – Если ты от чего и помрешь, то от обжорства.
- С такой едой – да, - согласился Петр. – Кстати, Фая, ты умеешь готовить?
- Нет, - честно сказала я.
- Жаль, - вздохнул тролль. – Я бы сделал тебе предложение.
- Давайте лучше приступим к планам «ОК» и «С».
ОК – освобождение короля и С – свадьба прошли как нельзя лучше. Дядюшку пришлось поместить в лечебницу, где его кормили насильно и при этом клялись, что нет, нет, никто его не травит. Но он все равно не верил и кидался в санитаров тарелками.
Мы еще немного погостили в замке, а потом вернулись домой.

Тролль образовался на пороге моей квартиры через месяц.
- Еще кого-то спасаем? – обреченно спросила я.
- Меня, - упавшим голосом сказал он.
- Да ладно, - сказала я.
- Выходи за меня, - сказал он. – Я скучаю.
Он протянул мне те самые серьги из клада. Ну не наглец ли?
Серьги я взяла и твердо сказала:
- Из меня выйдет плохая жена. Я не вкусная. И, по-моему, ты скучаешь вовсе не по мне, а по нашим совместным подвигам.
- Хм-м-м… - Петр замялся. – И это тоже. Кстати, дядя Кварт, говорят, превратился в призрака. Сбежал из лечебницы, поселился в подвале и выпрыгивает с криком «ага» на тех, кто проходит мимо. Чем питается – неизвестно. Пытались его поймать – не вышло.
- Жалко его, - вздохнула я.
- Так может, если меня спасти не получится, хоть его спасем?
- А давай.
И мы отправились спасать дядю Кварта.



Натали Синегорская

Отредактировано: 31.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться