Создатели

Размер шрифта: - +

Эпизод 10

Уже светили звезды, они отражались в пуговичных глазках этой злобной птички, которая всячески отстаивала сломанную грязную лодку. Все руки у Кости были исклеваны, но желания сдаться и уйти у него не появлялось. Набережная совсем опустела, и прохожие больше не прогуливались среди деревьев и не садились на лавочки. В какой-то момент, Костя не заметил в какой именно, на улице появился человек. И парень невольно обратил на него внимание. Человек, к слову, ничем не примечательный, разве что длинная лестница на плече отличала его от остальных прохожих. Он неспешно подошел к столбу, на верхушке которого светило два фонаря, и прислонил к нему лестницу. Поднявшись по ней, мужчина осторожно приоткрыл последовательно на каждом фонаре боковую крышечку на петлях, после чего также по очереди просунул внутрь правую руку и погасил их. Каждый из фонарей был электрическим и «светил» лампочкой, но их почему-то все равно приходилось гасить, наверное, в этом и заключалась его работа.

Костя очень внимательно, будто завороженный, наблюдал за этим человеком, не в силах отвести взгляда. Он продолжал смотреть, как тот слезает со столба и неспешно залезает на второй, как он слегка выкручивает круглые лампочки, оставляя их внутри фигурной коробки со стеклышками. И таким образом все фонари на набережной постепенно гасли.

– Ты не можешь отвести взгляда? – вдруг спросила появившаяся рядом с Костей Лоти.

– Да, – он даже не посмотрел в ее сторону, хотя внезапное появление должно было его напугать.

– Создатель когда-то писал о Гасителе Фонарей.

– Что? Создатель?

– Старик несколько раз очень подробно останавливался в своей книге на этих фонарях и на том, как они гасятся, – Лоти тоже устремила свой взор в сторону мужчины с лестницей. – Именно поэтому ты не можешь оторвать взгляда, никто не может.

Гаситель Фонарей ушел уже достаточно далеко, поэтому Костя, наконец, заметил рядом с собой знакомую девочку.

– Весь этот мир строится на том, что написал Создатель. В каждой книге есть своя история и свои герои, и если Создатель написал, что каждый вечер фонари гасят, их непременно придут и погасят во что бы то ни стало.

– Но в книге нельзя написать обо всем. Откуда берутся птицы, – Костя обернулся на блеклую птичку позади себя, – реки и деревья?

– Не знаю, они появляются сами, – Лоти пожала плечами.

– Вот и мне ничего не понятно, – он еще раз внимательно посмотрел на девочку с рыжими косичками, – тебя, наверное, домой надо отвести?

– Да нет, необязательно, – Лоти перелезла через оградку на набережную, а за ней и Костя.

– Уже поздно.

– И? – она неуклюже подернула плечами.

– Что маленькая девочка делает в такой час на улице?

– Я просто проходила мимо.

– И не страшно в такое время ходить одной? – нравоучения у Кости давались сложно.

– Со мной ничего не случится, я живу по главной роли.

– У тебя главная роль в Стариковской книге?

– Да, так мне сказал Создатель, – Лоти была почти горда таким статусом.

– Создателем ты называешь Старика, верно? – девочка кивнула. – И ты знаешь, что с тобой произойдет?

– Да, я прочла эту книгу. Так что мне нечего бояться.

– Уверена? Я тоже не думал, что неожиданно исчезну из своей жизни, – осознание этого Косте давалось уже легче особенно на фоне россказней о вымышленных мирах и создателе.

– А может, так должно было случиться, ведь кто-то мог написать, что ты попадешь в наш мир.

– Думаешь, мой мир тоже выдуманный?

– Конечно, все миры выдуманы.

На набережной были погашены уже все фонари, но все же можно было различить стоящего рядом человека, плитку у своих ног или блестящие глазки маленькой птички, одним словом, было не так уж и темно. Наверное, Костя подумал бы, что совсем скоро должен быть рассвет, если бы был в своем мире.

По улицам и вправду не ходили люди, сейчас это стало заметнее, только лишь незнакомый мужчина, которого Лоти назвала Гасителем Фонарей, закончив свою работу, возвращался прежней дорогой. На плече он так же нес длинную лестницу, а на поясе висел пучок, видимо, сгоревших лампочек. Косте издалека даже показалось, что мужчина курил – клубился какой-то дым, но расстояние скрадывало четкость восприятия.

Лоти, засунув руки в кармашки своего полосатого платья, села на скамейку, некоторое время ерзала перед тем, как облокотиться на кованую спинку. Девочка устала и, запрокинув голову, закрыла глаза. Но как только ее голову посетила мысль, что Костя может подумать, будто она хочет спать, Лоти поспешила их открыть.

– Ты хочешь спать? – тут же спросил Костя.

– Нет, – Лоти хмуро на него посмотрела и резко выпрямила голову, отчего бантики на ее косичках подпрыгнули, будто живые.



Алёна Темникова

Отредактировано: 21.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться