Создатели

Размер шрифта: - +

Эпизод 39

Руки Ноны просто лежали сложенными, неспособными пошевелиться. В горле перекатывался комок напряжения, выкачивая все силы из организма, доставляя лишь боль и принося опустошение. А рядом на кровати лежала запыленная фотография в рамке, на ней была Райка с родителями. Края деревянной рамки немного намокли от потных пальцев, что держали ее минуту назад.

Нона лежала на кровати и смотрела в потолок. Прошло около четырех часов, как она так лежала. В квартире девушка находилась одна. Райки не было ни здесь, ни на кухне, ни в прихожей, ни даже в той бетонной холодной комнате.

В какой-то момент Нона заставила себя встать, точнее, это сделала вполне определенная мысль. И мысль эта была о загадочном зеленом яблоке в той самой бетонной холодной комнате. «Может, оно во всем виновато? Может, из-за него пропала Райка? Но ведь это всего лишь яблоко, обычное яблоко», – метались мысли у нее в голове.

Нона остановилась на пороге холодной комнаты. В полумраке бетон казался ей мертвым. Да и сама комната давно перестала быть живой. Когда эту комнату наполняли вещи, голоса и смех – одним словом, жизнь, – Нона была уверена, что с Райкой ничего не произойдет, что все хорошо, и ей незачем здесь появляться.

И вот теперь Райки нет.

Нона прошла через всю комнату к окну, на подоконнике которого лежало зеленое яблоко. Девушка не знала, положила ли его сюда Райка или яблоко само чудесным образом перенеслось на подоконник. Нона взяла его в руку, плод оказался холодным, как и все в этой комнате. Она поднесла яблоко к губам, чтобы почувствовать его вкус. Оно пахло по-весеннему нежно, будто перед ней целый яблоневый сад, а сквозь листья пробивается солнце. Солнце тоже пахло, сладко-сладко. Нона хотела откусить небольшой кусочек, а может, и большой, но что-то ее остановило, и девушке пришлось вернуть яблоко на место.

– Нет, ты тут ни при чем, – вдруг осенило Нону, она села рядом с фруктом на подоконник, – это я. Я во всем виновата, – девушка глубоко вздохнула и потерла глаза пальцами, да так сильно, что почти их выдавила. – Каждый раз виновата именно я.

Нона очень хорошо помнила тот день. В нем было море, красивое синее море цвета светлого индиго, его было так много, что, казалось, Райка могла захлебнуться от счастья.

Рано утром на пляже никого не встретить и можно спокойно устроить семейный пикник. Полотенце вместо лежака, а вместо зонтика небо. Брызги соленой воды, такой же солнечной, как это яблоко. Рядом родители и он, в чьей комнате сейчас сидела Нона. Все в сборе.

В гальку было сложно закопаться, но им это удавалось. Тогда было тепло, тепло не от солнца, а от улыбок и смешных фигурок из пальцев. Осознаешь это, правда, только когда проматываешь воспоминания, как слайды, в голове спустя годы. Какое же это чудо или даже великий дар – чувствовать счастье в тот самый момент, когда оно происходит.

Непонятно лишь, что за мерзкая тетка пишет там, наверху, судьбы. Может, ей доставляет удовольствие мучить людей, а может, ей давно уже все надоело и хочется хоть как-то разнообразить страницы.

К счастью ли, к сожалению, в тот день они с братом остались на пляже, а родители вернулись домой, в город. И спустя пару часов Нона заметила, как в небе появился небольшой самолет, который резко изменил свою высоту. Брат сказал, что это беспилотник, но для Райки с Ноной этот летательный аппарат был не более, чем маленьким самолетом странной формы.

Прорезая облака, он быстро приближался к городу, где всю свою жизнь прожили Нона и Райка с братом. Прошло около пяти минут, как вдруг раздались оглушительные взрывы, поглощающие город целиком.

Засыпанные от ударной волны галькой Нона с Райкой понимали, что теперь они уже никогда не смогут вернуться домой и даже в город. В город, на который по распоряжению правительства была сброшена бомба. Небольшая такая бомба, предназначенная для одного неугодного человека, а убившая пару тысяч жителей.

В тот день Нона решила, что судьбы пишет не мерзкая тетка наверху, а кучка мужиков с неограниченной властью. И, видимо, так решила не только она, судя по тому, что происходило сейчас в мире.

В тот день они остались одни, с той минуты все изменилось, с той секунды все полетело к черту.

 

Нона схватила зеленое яблока с подоконника, со всей силы сжала его в руке и швырнула что было мочи.  Яблоко разбило оконное стекло, вылетая с осколками на улицу, в промозглое душное несмолкаемое пространство.



Алёна Темникова

Отредактировано: 21.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться