Создатели

Размер шрифта: - +

Эпизод 57

Лицо жгло, жгло кожу и глаза. Рая лежала на спине и не могла пошевелиться. Вполне возможно, что ее ошпарило кислотой. И разъеденная кожа на лице, шее, груди и руках так и застынет пузырями, как воск на воздухе, если Рая, конечно, не умрет от потери крови или от отравления опасными химикатами.

Девушка не шевелилась, лишь открыла глаза. Небо сегодня чистое, ветер на время сдул смог, и солнце грело землю. Каким же голубым оно было. Что бы ни происходило на земле, что бы ни вытворяли люди, какой бы ни была погода, небо остается небом, пусть оно и за завесой, тучами или облаками. Небо всегда голубое, чистый самый настоящий цвет. А ведь это всего лишь кусочки солнечного света, застрявшие в нашей атмосфере.

Последний раз Рая видела чистое небо так давно, когда рядом еще был Путешественник. Они лежали на горячем песке на пляже, глядя в небо. Пролежали так целый день, не заходя в воду. Только с ним Райка могла ходить к воде на пляж, будто он оберегал ее от обрывков памяти.

Те обрывки воспоминаний потянули за собой другие, еще более важные. Но все же по ним Рая не могла восстановить всю картину прошлого в своей голове. Люди не помнят событий, они помнят воспоминания о них. Чем чаще рисовать перед глазами картинки того, что уже случилось, тем проще потом вспомнить. И тут все зависит лишь от того, что и как нарисовать.

Его лицо она помнила, его глаза и щетину, но не могла вспомнить слова и голос, не помнила, отчего ее глаза тогда горели, что между ними происходило. И забыть все это было для Райки самой ужасной ошибкой, что она могла совершить.

Как она могла забыть его голос и при этом помнить, как поднималась в кабину крановщика, помнить желтую краску и крутящийся скрипучий стул. Его смех теперь был беззвучным, а краски моря, застывшего перед ее глазами, – такими яркими. Рая до сих пор чувствовала, как замирало сердце, когда она двигала рычаг и нажимала кнопки, перемещая, будто усилием мысли, огромную «кружевную» стрелу с гаком. Почему же тогда она не помнила, как он сжимал ее в объятьях? Быть может, пройдет время, и его лицо Рая тоже забудет? Но есть ли у нее этого время?

– Ты можешь идти? – вдруг раздался чей-то голос совсем рядом.

Может, это была Нона. Но голос Рае показался мужским. Она закрыла глаза, а потом снова открыла. Честно говоря, Рая не знала, может ли она идти, может ли она вообще встать, пошевелить ногой или рукой, да даже пальцем. Рая не подозревала, может ли говорить, и вообще жива ли она.

– Эй, вставай! – кто-то тянул ее за руку, тут девушке стало больно: заныли все мышцы и суставы.

От боли она скорчилась, и снова защипало кожу. Кто-то ее поднял. Рая поняла, что могла идти, но желание передвигать ногами отсутствовало. Кажется, рядом был сосед, и выглядел он неважно. Парень с трудом выволок ее с территории пожарного депо, и Рая не знала, как они преодолели ворота с забором, потому что несколько раз теряла сознание.

Девушка уже хотела лечь в свою кровать, но Химик все тащил ее и тащил по улицам большого, наполовину разрушенного, наполовину опустошенного города. В какую-то секунду Рае даже показалось, что она некоторое время спала. Но в момент, когда парень усадил ее на асфальт, облокотив на холодный кирпич, и ушел, Рая осознала, что это не ее дом, но, возможно, это было даже к лучшему.

Напротив стоял фонарь, заляпанный краской, а над ее головой висела вывеска, на которой не хватало одной буквы.



Алёна Темникова

Отредактировано: 21.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться