Создатели

Размер шрифта: - +

Эпизод 64

Костя был встревожен словами Старика. Мужчина оставил его одного после того, как они вышли на улицу. Создатель неважно выглядел, и Костя беспокоился. Может, все дело было в погоде? На небе светило холодное солнце, и город насквозь продувался ветрами, срывая с деревьев последнюю листву, а с прохожих шапки.

 Тем не менее Костя решил зайти в парк. Он сел на лавочку, положив рядом Стариковскую сумку, которую тот поручил занести домой. Парень поежился и потуже завязал колючий шарф.

Как бы он сам отнесся к тому, чтобы прожить свою жизнь еще раз, а потом еще и еще, не в силах ничего изменить? Костя, конечно, никогда бы не узнал, что проживает замкнутый цикл снова и снова. Из отрывков памяти он не мог даже составить всего представления о своей жизни, но сама мысль пугала.

Молодой человек попытался сменить позу – тревожные мысли делали любое положение его тела неудобным – и облокотился на сумку, так опрометчиво ему доверенную. Старик никогда ничего не делает просто так, и когда Костя услышал шелест бумаг под своей рукой, он лишний раз в этом убедился.

В сумке лежала кипа помятых расписанных листов. Пытаясь вникнуть в отдельные фразы, он понял, что это черновик романа про его Королеву. Совсем свежие отрывки так и просились, чтобы их прочли, чтобы мир о них узнал.

 

Погода была ветреной. Медные волосы парусом развевались на вершине холма так, что любое рыбацкое суденышко в море могло увидеть этот «маяк». Фоном «маяку» служило затянутое холодными голубыми разводами небо, оно излучало рассеянный серый свет. На вершине холма стояла Королева, она ногой приминала пролезшую сквозь грунт травку, наблюдая, как синий маленький цветочек поднимается от земли, расправляет лепестки и возвращается в первоначальное положение.

Ей нравился монотонный свежий шум, что шел от дикой воды, бьющейся о камни где-то там внизу, от деревьев, чьи ветви заставлял трепетать ветер, от стаи птиц, что летели так низко. Это совсем не тот шум, что от людей, который такой тяжелый, что давит; который будто болотный, что засасывает; который настолько поглощающий, что задыхаешься.

Сегодня она не в красном и не в бордовом. Серо-синий ей нравился больше, в нем легче вздохнуть. Одеяния были особенными, такого Королеве больше не надеть. Церемониальное платье огибало ее сотней воздушных юбок, длина которых превышала ее собственный рост в три раза. Фибулами к плечам пристегивался шлейф. Если бы его не удерживали жемчужные бусины, что шли по контуру, то очередной порыв ветра его бы давно сорвал. Руки от кистей до локтя намертво замотали жемчужной лентой, и все же с ней Королеве было не так холодно на ветру.

Совсем скоро начнется обряд венчания. Эта церемония не была общественной, что радовала новую королеву. Венчание считалось таинством, которое не нарушается. Здесь присутствовали, помимо Королевы, члены совета, королевские воспитанницы, что не были выбраны королевами, жених и весталка, которая будет проводить обряд.

Слушая шелест шифонового шлейфа, Королева смотрела на горизонт, где вставало бледное солнце, такое нежное, только родившееся. По знаку весталки юбки церемониального платья были приподняты с помощью королевских воспитанниц. Королева подошла к краю, за ним было море, брызги которого долетали до кончиков ее пальцев. Сейчас она сделает шаг, после которого уже не будет пути назад, после которого она станет законной правительницей этих земель перед ликом Великой Богини.

Рыжеволосая девушка не видела своих ног и интуитивно ступала по дощатому помосту, который выступал из скалы, а шириной был не более полуметра. В самом конце помоста ее ждал уступ, за который Королева смогла бы схватиться. Но пока ей нужно пройти это расстояние без малейшей поддержки, когда все, включая весталку и жениха, останутся на твердой земле, когда под ногами будет бушевать дикая вода, а ветер хлестать по лицу, рукам и ногам.

Девушка не боялась высоты, ее учили не бояться. Она шла уверенно, слои юбок свисали в пропасть и не путались под ногами, но на ветру они колыхались и лишали Королеву равновесия. С моря она казалась голубым огоньком, будто играющее пламя, которое вот-вот потухнет.

Еще одно испытание, которое нужно было преодолеть, показать Великой Богине, что маленькая девочка с медными волосами заслуживает стать королевой.

Порывы ветра бросали девушку из стороны в сторону, слышались тихие вскрики королевских воспитанниц, которые не могли удержать эмоции под контролем. Королева не располагала такой роскошью. Она собралась и сделала еще несколько шагов, придерживая шлейф, который намеревался стать дополнительным парусом. Девушка дошла до уступа, жадно впиваясь в него руками, так что ногти вошли в древесину – хорошо никто из совета и воспитанниц этого не видел.

Королева держала стать, была невозмутима, направляя уверенный взгляд на восходящее солнце. Шлейф и слои ткани церемониального одеяния, освещенные бледными лучами солнца, разлетались, окружая ее будто магическим ореолом. Девушка чувствовала себя величественной, ощущала себя одним целым с землей, на которой растет мелкая травка, с морем, что бушует в ее честь, с небом, что рождает солнце, и с Великой Богиней, которая совсем скоро примет ее в свое царство.

– Солнце извещает о начале венчания, – раздался голос весталки, мелодично разносящийся над холмами, – в мгновениях солнечных лучей Великая Богиня позволяет провести таинство. Нареченная чиста и готова вступить в супружество, обрести полноправную власть над землями королевства.



Алёна Темникова

Отредактировано: 21.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться