Создатели

Размер шрифта: - +

Эпизод 88

Небо затянули плоские облака, будто наклеенные на голубой картон. Мир все больше походил на аппликацию, сливая оттенки в один тон, превращая окружающее пространство в пятна и обрезки детских рисунков. Очертания домов смазывались, еще немного – и окна окажутся отдельно парящими в воздухе белыми прямоугольниками.

Костя задержал дыхание, поднимая взгляд вверх. Он, наконец-то, понял, о чем говорил Старик. Небо становилось светлее и темнело в один момент, поднимая на своем полотне нарисованное солнце будто за ниточку. Пространство мелькало, словно в одно мгновение кому-то понадобилось уложить сразу несколько кадров. Верхушки домов сдувались, а на их месте вырастали горы, деревья набирали зелень и тут же сбрасывали листву на голую землю.

– Костя, что с тобой? – спросила Лоти, замечая, как мечется его испуганный взгляд.

– Вы не видите, неужели не видите? – говорил он с придыханием, потому как сердце начинало выпрыгивать из груди. – Хаос пожирает стариковский мир.

Мост пошатнулся, заходил ходуном под ногами так, что Рая чуть не упала, но Путешественник успел ее подхватить. С ужасным треском искореженного металла, хрустом дерева и гулом раскололась земля. Асфальт на близлежащей дороге разошелся, и трещина сползла в канал, засасывая в себя воду. Воронка с шумом уходила в недра земли, осушая русло. Поддавшись течению, Костина лодка, что была прибита к берегу и удерживалась разрывом между мирами, угодила в раскол и встала поперек расщелины.

– Лоти, – Путешественник отвел рыжую девчонку от парапета, переключая ее внимание на себя, – подумай сейчас хорошенько. Какая идея в книге Старика ярче всех и проста до невозможности?

– Ты единственная, кто читал книгу, – добавил Костя.

– Идея? Я не… – Лоти испуганно смотрела через плечи друзей, где рушился ее мир, и не могла думать ни о чем другом.

– Эта общая мысль или идея не должна меняться с развитием сюжета, – Путешественник судорожно подбирал слова, чтобы объяснить как можно быстрее, потому как времени у них явно не было. – Это какая-то мелочь, которая часто упоминается в тексте.

– Фонарь, – вдруг сказала Рая.

– Какой еще фонарь? – Путешественник удивленно обернулся на девушку.

– Фонарь, которые круглые сутки светил в окно, – пояснила Рая.

– Из кабинета, – Лоти перебирала мысли в голове, вспоминая каждую страницу давно прочитанного романа. – Старик все время наблюдал за фонарем, который никогда не выключался.

– Думаю, может сработать, – Путешественник задумчиво нахмурился.

– Но откуда ты?.. – Костя удивленно посмотрел на сестру.

– Я читала эту книгу.

– Возвращаемся к стариковскому дому, – оборвал их Путешественник. – И лучше нам поспешить.

Пропуская Раю вперед, Костя спустился с моста. Сейчас главное – без происшествий добраться до того злосчастного фонаря, что вечно раздражал Костю. На пороге смерти мир стал умнее, но найдется ли у него время бороться с пришельцами, когда главная угроза – это атакующий его хаос.

Путешественник сжал руку его сестры, и Костя решил, что теперь, быть может, Рая в безопасности. Он помнил слова Гасителя Фонарей, он действительно ее любит так, что, наверное, сам Костя никогда никого не любил. Его сердце встрепенулось от мыслей о Королеве. Как ему всех спасти? Сейчас его собственная жизнь зависела от какого-то фонаря и сумасшедшего путешественника между мирами.

Костя припомнил, что для разрыва пространства в теории нужна идея и антиидея, но в реальности, по словам его друга, в разрушающемся мире идеи замерли и не работают как следует.

– Как ты заставишь идею заработать? – спросил Костя, когда Лоти завела их за дом к узкой аллее, на эту сторону выходило окно кабинета стариковской квартиры.

– Сначала нужно найти второй фонарь.

– Что? Зачем?

– Будем создавать его противоположность, – Путешественник поднял голову, глядя, как за декоративными стеклами горит лампочка, которые еще недавно он выкручивал по сто раз на дню.

 Второй фонарь расположился по соседству, и он был выключен. Выключен, конечно, громкое слово. От землетрясения или каких других буйств на улице фонарь повалило и вырвало из основания, а лампочка разбилась при падении. Косте с Путешественником по безумной задумке пришлось оттащить его к горящему фонарю и поставить их рядом.

– Теперь у нас есть горящий и негорящий фонари, – констатировал Путешественник, пытаясь отдышаться.

– А что бы ты делал, если бы фонарь был прикручен к бетонному столбу? – Костя держался за живот и глубоко дышал, думая, что надорвался.

– Видимо, искал подъемный кран, – он задумчиво смотрел вверх.

– Что теперь? – спросила Рая, для которой этот мир и все, что происходило вокруг, было в новинку. Если бы она не видела катастрофы своего собственного дома, то сейчас бы, наверное, была в ужасе от увиденных метаморфоз. Лишь внутренний голос Ноны сохранял сейчас ее спокойствие.



Алёна Темникова

Отредактировано: 21.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться