Создатели утопии. Безмолвные истины

Размер шрифта: - +

Глава 7. Вынужденная остановка

   Как следует рассмотрев рану Данилы во время перевязки, Соня пришла к выводу, что пуля, скорее всего, не задела важные органы, так что самыми большими угрозами для жизни сейчас являются шок от кровопотери и возможность заражения, а значит, во-первых, нужно найти необходимые медикаменты, и, во-вторых, место, где можно задержаться на период восстановления.

   Миф в автомобиле, найденном Кириллом, отправился на разведку, прихватив с собой Алексея Евграфовича в качестве знатока местности, а остальные занялись обустройством раненого: перенесли его в джип, взятый у военных, уложили на пол, предварительно подстелив несколько курток, и накрыли пледом. Кирилл не отходил от брата: то считал ему пульс, то трогал покрытый холодным потом лоб, то поправлял одежду. Святослав и Соня молча сидели рядом с ними, дожидаясь, пока вернется Миф.

   Через три часа он наконец-то появился и сообщил:

   — Есть подходящий поселок примерно в пятидесяти километрах. Там пусто: либо все жители исчезли, как и в других населенных пунктах, либо куда-то уехали. Застройка в основном малоэтажная, во многих домах колодцы и печное отопление. В центре довольно большая и красивая церковь, неподалеку несколько продуктовых мини-маркетов, вещевой рынок и аптека. Идеальное место.

   — Отлично, — оживился Кирилл. — Там и разместимся. Только нужно будет отогнать к чертям подальше этот джип.

   — Боишься, что нас будут искать? — спросил Святослав.

   — Я в этом почти уверен, — серьезно ответил Кирилл. — А вы что думаете, Алексей Евграфович?

Ученый пожал плечами.

   — Если бы прежний командир был жив, то меня бы точно стали искать. А насчет нового не знаю. Пока я был в части, этот Александр Семёнович показался в моем доме от силы пару раз и никогда не интересовался, чем я занимаюсь. Впрочем, возможно, это ничего не значит. В любом случае правильнее всего планировать действия, исходя из наихудшего варианта.

   Примерно час спустя две машины не спеша въехали в поселок и остановились возле двухэтажного таунхауса из бежевого кирпича. Судя по количеству дверей, дом был рассчитан как минимум на три семьи. Уютные балкончики с увядшими цветами, панорамные окна и фигурная крыша, под которой скрывалась просторная мансарда. По периметру дом был окружен прочным кованым забором и газоном, покрытым прошлогодней травой и усыпанным почерневшими листьями. Складывалось ощущение, что недавно укрывающий их снег, подобно большому пушистому ковру, неведомые силы скатали в рулон и отдали в небесную химчистку.

   Миф с Кириллом еще раз как следует обследовали дом снаружи и внутри, чтобы убедиться, что поблизости никого нет и можно спокойно обустраивать временное жилище.

   Сначала выбрали комнату для Данилы. Раненого товарища решили разместить таким образом, чтобы доступ в его комнату был только через комнаты остальных и не нужно было беспокоиться о сиделках или охране. В отдельном помещении организовали склад для оружия, вещей и провизии.

   — Что ж, не так плохо получилось, — сказал Миф, когда они закончили свои труды.

   Их жизнь в таунхаусе довольно быстро обрела устойчивый распорядок: Соня присматривала за раненым, Алексей Евграфович помогал ей, а остальные занимались добычей припасов и домашней работой, которой, из-за отсутствия электричества, водопровода и других привычных удобств, всегда было много.

   Первые дни Данила провел без сознания и часто бредил. Лишь спустя неделю его состояние стало медленно улучшаться. Заметив это, Соня строго-настрого запретила ему вставать, и большую часть дня он послушно дремал, просыпаясь лишь для того, чтобы поесть, принять лекарства и поболтать с друзьями.

   Кирилл за время, прошедшее с ранения брата, чуть не сошел с ума. Непривычно молчаливый, наполненный одновременно агрессией и безнадежной печалью, он либо сидел у постели Данилы, либо бродил по окрестностям в поисках чего-нибудь необходимого для его лечения, либо молча сидел на крыльце с сигаретой в руках, о чём-то сосредоточенно размышляя. В один из таких моментов к нему подсел Миф и попросил сигарету.

   — Ну как ты, друг? — спросил он участливо. — Держишься?

   — Нормально, — коротко ответил Кирилл, протягивая ему пачку и зажигалку.

   — Соня говорит, что главная опасность позади. Он уже пережил шок от кровопотери и избежал заражения. Теперь нужно просто поддерживать достигнутое, и мы поставим его на ноги за две-три недели, — Миф прикурил и глубоко затянулся, разглядывая покрытое тучами небо. — Я верю, что у него всё будет хорошо.

   — Знаешь, — заговорил с задумчивым видом Кирилл, — мы никогда не говорили об этом, но у него ведь есть огромный стимул для того, чтобы разобраться с этой чертовщиной и понять, что происходит с миром. Он многое готов отдать, чтобы всё, а главное, всех, вернуть на свои места.

   — Ты имеешь в виду… — начал Миф

   — Да, — перебил его Кирилл. — Когда-то Данила был женат, — он снова глубоко затянулся и тяжело вздохнул. — Они с женой в разводе уже года два, но у них есть два общих ребенка, мальчик и девочка, погодки. Оба живут с матерью, как это обычно бывает при разводах, чёрт бы побрал эти законы, — он смачно сплюнул, явно нервничая. — С утра, когда мы поняли, что с миром творится что-то неладное Данила как ужаленный весь день носился, искал их, но так и не нашел, как видишь. Сейчас он просто молчит и пытается не думать об этом, но я-то знаю, что он очень переживает. Просто натура у него такая, что прежде всего дело, а душевные терзания потом.



Артём Посохин

Отредактировано: 10.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться