Сожженная тобой

1.2. Милана. Более десяти лет спустя...

Милана проснулась с первыми утренними лучами. Она привыкла рано вставать, а на этой кровати ей отчего-то спалось еще тяжелее. После недавней смерти матери она переехала во дворец своего дяди – короля Эдгара III. Только небеса знали, как ее передергивало от этого имени.

Этот дворец, эта страна должны были по праву принадлежать ей. Но отец-король слишком рано умер, она была юна, чтобы занять трон, а мать ничего не мыслила в политических интригах. И вот теперь все это принадлежит не ей – законной наследнице.

Милана тяжело поднялась на кровати и потерла ладонями сонные глаза. Эдгар III отобрал у нее все. Право на трон – он подвинул слабую мать и стал полноправным правителем этой страны. Право на жизнь – он присматривал за ней, решая, кто достоин его племянницы, а кто нет. В результате ей почти тридцать, ни собственной семьи, ни детей, ни мужа у нее нет, и не предвидится. Он сделал все, чтобы дочь его брата осталась старой девой. Милана бы и не стремилась к замужеству – слишком сильной оказалась ее первая любовь и слишком глубокие раны оставила она после себя, но только будущий муж мог открыть ей дорогу к трону, взойти на который она поклялась на могиле своего отца.

После смерти матери по праву короля и «заботливого» родственника почти все земли Миланы перешли под королевское покровительство Эдгара III. По сути, еще при жизни матери он забрал большую часть всего этого себе на основании того, что «хрупкая женщина не справится».

Милана, разозлившись в очередной раз, вскочила с кровати. Она должна сделать все, чтобы вернуть свое себе. Это трон ее отца, и Эдгар III не имеет права на нем восседать.

Ненавидеть? Да, она ненавидела своего дядю. И если бы ненависть могла убивать, Милана бы обязательно воспользовалась хотя бы этой силой.

Ее няня Энна будто почувствовала дурные мысли Миланы и вошла в комнату. Она посмотрела на нее, и сердце наполнилось теплом.

– Не спится, деточка?

Милана подошла к няне и крепко обняла. Энна была единственным близким человеком в этом мире, кому она могла доверять. Конечно, она давно не нуждалась в няне, но эта женщина была с ней всю ее жизнь, знала все ее тайны, и только она без слов понимала и даже чувствовала, что задумала ее подопечная.

– Порой свой гнев лучше умерить. Если не получится его выплеснуть, он сожжет тебя изнутри. Я волнуюсь за тебя, милая.

Она нежно провела по растрепанным волосам принцессы.

– Не волнуйся, Энна. Я найду, куда его выплеснуть, ты же знаешь. Твоя Милана просто так не сдается.

– Это меня и пугает. – Она с тревогой посмотрела в ее глаза. – Король просил тебя зайти к нему, как только ты проснешься.

Милана действительно удивилась. Это будет ее второй визит к королю за восемь месяцев пребывания во дворце. Что ждать ей от этой встречи? Она расправила плечи, взяла расческу и стала приводить свои волосы в порядок. Это занятие она не доверяла никому, особенно если надо было собраться с мыслями.

***

Менее чем через полчаса она словно тень в своем неизменно черном платье вошла в кабинет короля и столкнулась с Марком. Ее двоюродный брат мог бы даже ей нравиться, как мужчина, но каждый раз глядя на него, она вспоминала кольцо своего отца в его руках. Еще тело Ранульфа не остыло, а стервятники уже делили добычу.

Милана сжала кулаки и, отвесив легкий поклон, обогнула Марка. Надо быть более сдержанной, сколько раз Энна говорила ей это, повторяя, что ее по лицу можно читать как открытую книгу. Милана присела в глубоком реверансе перед королем.

– Доброе утро, ваше величество. Вы меня вызывали?

Король оторвался от дел и слегка хмурясь посмотрел на нее.

– Милана, столько времени прошло, пора уже сменить траурный наряд на что-то более достойное красивой молодой женщины.

Милана держала себя в руках. Она знала силу своего взгляда, который при желании, как говорят, мог убивать, и не хотела, чтобы король увидел сейчас все, что она думает о нем, тогда у нее не будет вообще никаких шансов в этом дворце. Это ее матери он мог говорить все, что угодно, и та немедленно бросалась исполнять его рекомендации.

Милана молчала. Она пыталась вспомнить в этом кабинете своего отца, которого считала лучшим мужчиной на свете. Ей стало немного грустно, и эта грусть временно растопила злость на Эдгара III и даже вызвала на ее лице тень улыбки. Король расценил это по-своему.

– Вот и молодец. – Сказал он. – Тем более что у меня для тебя сегодня отличная новость: принц Нолан попросил твоей руки, и я дал свое согласие.

Брови Миланы от удивления поползли вверх. Принц Нолан – пятый сын своего отца. Лишен любой возможности претендовать на трон, так как перед ним в очереди еще четыре брата. Согласие Эдгара Милане понятно – она не будет править, тех небольших владений, что принадлежат Нолану, не хватит даже на то, чтобы собрать армию. Но король плохо знает Милану, не понимая, что она из горстки пепла соберет войско, если захочет. Нолан – принц, а значит, объединившись, они многого смогут добиться.

Милана и раньше не была слишком разговорчива с королем, но сейчас у нее пропал дар речи окончательно. В голове роилось столько мыслей, в которых она уже собирала свою собственную армию. Милана даже пожалела о том, что в спешке забыла свой веер – в комнате стало как-то душно.

Неужели Эдгар III не понимает, кого выбрал ей в мужья? Нолан славился не только как смелый рыцарь, выигравший ни один поединок. Он был красив и силен, о нем слагали легенды, а молоденькие девицы томно вздыхали, глядя на его потрясающие портреты. Но главное, что в глазах Миланы возносило Нолана до небес – его неуемные амбиции. На этом Милана могла играть, и ей не терпелось уже начать эту игру.



Оксана Филоненко

Отредактировано: 10.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться