Сожженная тобой

1.11. И смерть не разлучит нас

Ассандр въехал в лес, когда лошадь Миланы полностью скрылась из виду. Глупая игра в догонялки могла закончиться просто ужасно, и его бесило собственное состояние беспомощности. Она же могла пострадать, если это животное не остановится. Пусть уж лучше принц Нолан женится на ней. Ассандр стерпит, смирится, лишь бы взбешенная кляча уже остановилась, лишь бы Милана была цела.

Он уже готов был молиться всем богам, когда наконец-то увидел ее лошадь у поваленного дерева. Сердце пропустило удар – Миланы не было в седле.

Ассандр спрыгнул с коня и подбежал к испуганному животному. Лошадь ржала, крутила головой и трясла ушами. Он оглядывался, пытаясь понять, где она сбросила свою наездницу.

Тихий стон раздался из-за огромного ствола лежащего поперек дороги дерева, преградившего дорогу взбешенному животному. Он в мгновение ока перепрыгнул через него и замер – там, на куче старых сухих веток, лежала его Милана.

– Ассандр, – она улыбнулась, протягивая к нему окровавленные руки.

Это был худший из его кошмаров. Старая сломанная ветка проткнула ее левый бок, и теперь этот кровавый кол торчал своим острием из тела.

Желудок Ассандра свело спазмом. Нет, вида крови он не боялся, сколько раз ему и его людям приходилось попадать в передряги. Только сейчас он понял, что может потерять Милану и не потому, что она станет женой другого или вернется в соседнее королевство, ее нигде не будет, совсем нигде. Он буквально упал перед ней на колени, беря в свои дрожащие руки ее окровавленные ладони. Ему так хотелось успокоить ее, сказать, что все будет хорошо, но даже солгать сил не осталось.

– Все совсем плохо? – Милана смотрела на него, будто в нем была ее последняя надежда. – Все так глупо вышло. Побудь со мной немного. Я чувствую, что…

У нее не хватило мужества закончить последнюю фразу. Ее лицо было бледным, силы довольно быстро оставляли Милану, каждый новый вдох давался ей все с большим трудом.

Найти и тут же потерять. Ассандру казалось, что судьба посмеялась над ним, нет, над ними двоими и уже в который раз. За что? Много лет назад он попросил ее руки у короля Ранульфа, и все рухнуло для них тогда. Сегодня он назвал ее своей невестой, и вот она умирает у него на руках. У них даже не было времени, чтобы…

Ассандр чуть не задохнулся от собственной догадки. Это был шанс. Он должен был им воспользоваться. Но как? Без ее разрешения он не мог ничего сделать. Времени почти не оставалось.

– Милана, Мила, Миланка, послушай меня, – его голос дрожал, когда он провел ножом по своей ладони, – я не могу дать тебе умереть, понимаешь? Ты должна меня понять. Ничто не будет важным, если ты сейчас умрешь. Все твои планы, все, за чем ты едешь, станет ничем. Умоляю тебя, дай мне возможность помочь тебе, дай не позволить смерти забрать тебя у меня.

Он с мольбой смотрел в ее глаза, протягивая вперед свою руку, по которой стекала тонкая струйка крови. Она, не понимая, смотрела на него, пока он не коснулся ее пальцев, и кольцо слегка сверкнуло.

Осознание происходящего оглушило ее. Ассандр хочет сделать ее своей женой здесь и сейчас. Он думает, что так сможет исцелить ее рану. Разве у нее был выбор? У нее даже времени не было на то, чтобы все как следует обдумать. Главное, если это опасно, не утащить его с собой за грань.

– Ты уверен, что это для тебя не опасно?

Ассандр только кивнул, и Милана раскрыла свою ладонь, протягивая ее Ассандру. Она поморщилась, когда он провел ножом по ее руке. Он тут же перехватил ее руку, сцепляя замком их пальцы.

– Милана, перед Огнем я признаю, что ты моя, а я твой. Теперь ты.

Ассандр тяжело дышал и смотрел на нее так, будто от этого зависела не ее, а его жизнь.

– Я должна повторить? – спросила она, вспомнив про добровольное согласие, о котором говорил Ассандр, и он опять кивнул. – Ассандр, перед Огнем я признаю, что ты мой, а я твоя.

Ладонь слегка защекотало. Милана отвела взгляд от Ассандра и увидела, что кольцо стало огненной лентой, которая теперь восьмеркой кружила вокруг их безымянных пальцев, с каждым разом все быстрее ускоряясь, пока не вспыхнула и исчезла совсем. Вместо нее их безымянные пальцы ободком украшал замысловатый узор, будто художник нарисовал его тонкой кистью. Бледно коричневый, почти не выделяющийся на смуглой коже Ассандра, на светлых пальцах Миланы он был очень заметен.

– Теперь самое сложное, – слова Ассандра оторвали ее от созерцания своего нового «украшения», – потерпи, это надо сделать.

Он наклонился к ней, аккуратно поднимая на руки. Она вскрикнула и, застонав, стиснула зубы, когда кусок дерева начал выходить из ее тела.

– Прости, – Ассандр положил ее тут же на траву.

Перед глазами Миланы все стало расплываться. Она пыталась сосредоточиться на лице Ассандра, но это уже получалось все меньше и меньше. Она с трудом уже видела даже его испуганные глаза.

– Не переживай так, – она могла сейчас только лишь шептать, – я одна во всем виновата - заигралась.

Она взяла его за руку, но он аккуратно освободил свои пальцы и прикоснулся к ее ране. Сначала ничего не происходило, а потом Милана начала различать голубое свечение, которое исходило от его ладоней и становилось все сильнее и сильнее. Она удивленно посмотрела на Ассандра, и он в этот же миг взглянул ей в глаза.

Он был счастлив, безумно счастлив. Ей показалось, что он до последнего не верил, что у него получится, и теперь просто лучился от восторга. Милана была готова поклясться, что даже в его глазах вспыхнули искорки.

Что нужно этому мужчине для счастья? Чтобы его заставили спасти чью-то жизнь, и вдобавок практически насильно женили на себе? Милана даже усмехнулась от всей нелепости сложившейся ситуации.



Оксана Филоненко

Отредактировано: 10.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться