Сожженная тобой

1.12. Твои тайны. Мои тайны

Когда Милана и Ассандр догнали своих людей, те уже разбивали лагерь. Каждый был занят своим делом, и даже окровавленная рубашка Ассандра не вызвала лишних расспросов. Они разъехались, будто и не было между ними сейчас того происшествия в лесу.

Милана отправилась прямиком к карете, в которой на ее счастье Энны не оказалось. Прихватив с собой воду и заперев двери, она смыла с себя кровь и переоделась. Ее тело было совершенно чистым, будто и не было вовсе того ранения. Если бы не шрам на ладони и не узор на пальце в форме кольца, Милана бы решила, что это все ей приснилось.

Из кареты она вышла, когда уже совсем стемнело. Няня позвала ее к импровизированному столу, накрытому сразу на всех. Запеченное мясо, овощи, немного хлеба и вода – все, что было необходимо для того, чтобы утолить голод. Каждый подходил и брал то, что ему нравилось.

Милана положила на деревянную тарелку немного мяса и овощей и ушла к реке. Ей необходимо было побыть одной и осознать все, что с ней сегодня произошло. Ее жизнь полностью изменилась. Что будет дальше, она не знала, и это ей не нравилось.

Там у воды она села на траву и прислушалась к журчанию ручья. Ночь и крона деревьев скрывали ее от посторонних взглядов. Эта тишина была просто необходима ей после всего пережитого сегодня.

– Можно к тебе присоединиться? – голос Ассандра вывел ее из раздумий.

Милана была рада его видеть. Он тоже отмылся и переоделся. В своей белоснежной рубашке и черных штанах он выглядел великолепно. Она не уставала любоваться тем, кто волею судьбы стал ее мужем.

– Да, конечно, – она указала на место рядом с собой, – присаживайся.

Ассандру было приятно видеть ее в таком настроении. Он понимал, что сегодняшний день сильно изменил все ее планы, и ждал с ее стороны как минимум упреков. Поэтому сейчас у него с души словно камень упал – она его не гонит, значит, все еще возможно в их жизни. Он улыбнулся Милане, протягивая бутылку вина и два бокала.

– Предлагаю отметить такое замечательное событие.

Милана грустно усмехнулась, наблюдая за тем, как он разливал вино. Да, сегодняшний день стал для нее фактически ее новым днем рождения.

– Я хочу поднять этот бокал за свою молодую жену и ее чудесное спасение. За тебя, Милана.

Звон бокалов, взгляд Ассандра, пьянящий не менее чем терпкое вино на ее губах – казалось, что никого нет в этом мире кроме их двоих. Ассандр отставил бокал и приблизился к Милане еще ближе, не отрывая взгляда от ее губ. Сердце ускорило бег, изнывая от желания. Легкое касание щеки и поцелуй чувственный и нежный. Душа пела, радуясь ее ответным ласкам, а огненная кровь давала о себе знать с новой силой.

– Моя, – шепот Ассандра дурманил, не позволяя думать о чем-либо другом. – Если бы я только мог исправить наше прошлое.

Его руки касались кожи, кровь словно бурлила, а по венам будто скользили огненные змейки. Ассандр, лаская, изучал каждый миллиметр ее кожи, будто видел ее впервые. Когда сердце стучало в груди как сумасшедшее, не хотелось говорить о завтрашнем дне, но это было необходимо.

– Ты готова признать меня перед всеми своим мужем? – Милана только кивнула, и его губы расплылись в довольной улыбке. – У твоего короля договор с Ноланом. Если мы поступим неверно, последствия для обоих королевств могут быть плачевными. Надо все уладить, пока есть такая возможность. Я больше не смогу служить Нолану, мне надо будет обо всем поговорить с ним, пусть он узнает это от меня, а не от кого-то из слуг. Тебе тоже придется с ним обсудить вопросы своего королевства, чтобы обойтись минимальными потерями для обеих сторон.

Милана прекрасно понимала все это. Ведению политических переговоров ее не надо было учить. Надо, прежде всего, выяснить, что теряют оба королевства, если свадьба с Ноланом не состоится. Если потери слишком велики для всех, то их с Ассандром в покое просто так не оставят. Милана не хотела сейчас говорить ему об этом, но они обязательно обсудят все, когда она выяснит детали заключенного договора.

– Я поговорю с Ноланом. Ты прав – мы должны решить все мирным путем, если это будет возможно, конечно.

– Ты главное не волнуйся, никто тебя не обидит. Мы справимся.

Милана не боялась за свою жизнь. Она – важная фигура в этой шахматной партии, значит, ее не тронут. А вот Ассандр мог стать пешкой, которую уберут, чтобы не мешала сильным мира сего сделать свой шаг и мат. Чтобы выиграть, Милане срочно нужны были союзники, но согласятся ли они играть на ее стороне? Должны согласиться, по крайней мере, она для этого приложит все усилия.

Она улыбнулась Ассандру и слегка коснулась его губ, а он не мог отвести глаз от своей женщины и поверить в свое счастье. Не только его сердце, но и его кольцо признало ее. Все в Милане – каждое слово, каждый взгляд, каждый жест – заставляло его сходить с ума, а кровь – струиться огненной лавой по его венам. И главное – ему хотелось ее защитить от всего мира, но сейчас между ними могли стать интересы двух королевств, а для политиков две человеческих жизни никогда не были особо ценны.

– Мы обязательно справимся, – Милана улыбнулась ему, поднимая свой бокал.

Она была сильная, и это в ней Ассандру нравилось – никаких томных взглядов, смущения и кокетства, присущих юным девушкам. Она точно знала, чего хочет от жизни, и брала это, и Ассандру льстило, что она захотела когда-то взять именно его сердце и взяла. Его кровь закипала, и все тело горело от воспоминаний, какой она может быть страстной, но он не мог взять ее здесь – много еще надо решить. От Миланы и Нолана зависят судьбы слишком многих людей – политика не терпит случайностей на своем пути. Ассандр знал цену чужой жизни, он сможет сдержать себя сегодня, чтобы не поставить чужие судьбы под угрозу.



Оксана Филоненко

Отредактировано: 10.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться