Сожженная тобой

2.3. Нож в спину

Когда тебя предает самый близкий человек, кажется, будто он всадил нож тебе в спину. Ты даже не веришь сначала, просто стоишь и смотришь в его глаза, понимая, такого быть просто не может. Но удар нанесен, рана болит и кровоточит. Хочется умереть, но жизнь в тебе сильнее, и ты выживаешь для того, чтобы разрушить все светлое, что было между вами, словно это поможет заглушить твою боль.

 

Этой ночью Милана спала тяжело, да и не спала она практически. Каждая клеточка ее тела рвалась к тому, кто так неожиданно стал ее мужем. Взглянув на рассвет за окном, она поняла – это утро будет для нее первым и последним в замке Нолана. Если она узнает, что мирно разойтись не получится, то вместе с Ассандром просто исчезнет из его жизни.

Что она теряет в королевстве Эдгара? Корону, которую ей никто не отдаст? А если эта гонка за троном отберет у нее Ассандра? Этого не должно случиться, никакая корона не стоит его жизни.

Когда служанка вошла в покои Миланы, чтобы пригласить ту к завтраку, она уже не первый час наматывала круги у окна, томясь ожиданием. Что бы там ни обещал Эдгар Нолану, это ее жизнь, и только она одна может ею распоряжаться.

Каждый шаг в пустых коридорах отзывался эхом, будто неумолимо отсчитывал время. Для чего? Возможно, для самого правильного решения в ее жизни? Хотя, кто знает, правильные решения иногда скрывают под собой роковые ошибки.

В обеденном зале ее встречал Нолан. Милана даже замерла на пороге, не увидев Ассандра, и слегка нахмурила бровь. К чему бы это?

– Доброе утро, Милана. Рад вас видеть, – Нолан коснулся ее руки в поцелуе.

– Доброе утро, принц Нолан. Я бы хотела как можно быстрее закончить все дела и выехать сегодня домой.

Принц удивленно поднял бровь и посмотрел за окно.

– При всем моем уважении, Милана, сегодня никак не получится. Солнце взошло слишком высоко, вы не успеете пересечь Северный лес. А все наши вопросы мы обязательно решим, но только после завтрака, – он подвинул для нее стул, помогая сесть за стол. – Что же за день такой сегодня, все просто бегут из моего замка.

Нолан медленно пил вино, наблюдая за Миланой, пока старый слуга подносил заказанные ею блюда.

– Кто же вас уже успел покинуть? – спросила она, стараясь поддержать разговор, говорить о личных делах при слугах совершенно не хотелось.

– Ассандр, конечно, – он смотрел, как Милана словно застыла, так и не попробовав принесенные блюда. – Сегодня я передал ему приказ от короля Эдгара о его помиловании. Теперь он свободно может находиться на землях вашего королевства. Возможно, вся эта ситуация с Северным лесом на него сильно подействовала, и он, получив помилование, еще ночью попросил у меня расчет. Я не смог ему отказать. Прекрасно его понимаю, если бы меня дома ждала молодая жена, которая носит под сердцем моего ребенка, я бы тоже не стал рисковать.

Милана перестала дышать, даже Нолан заметил, как побледнела ее кожа. Что за глупости он ей сейчас говорит? Она даже улыбнулась, не веря ни одному его слову. Ассандр женат? Да, он женат на Милане, но о каком ребенке тогда идет речь?

– Это неправильно, что они все время вдали друг от друга. Кайли, конечно, старается приезжать к нему чаще, но разве для двух любящих сердец это нормально?

Нолан смотрел на вино в своем бокале и, кажется, был совершенно в другом месте. К сердцу Миланы начала подкрадываться паника. Она словно воровка следила за каждым словом принца, пытаясь понять, не в бреду ли тот сейчас находится. Нолан оторвался от созерцания своего бокала и посмотрел на Милану.

– Кайли очаровательная женщина, возможно, вы сможете с ней когда-то познакомиться, она часто приезжает сюда. Ассандру с ней повезло. Верно, Генри? – принц обратился к слуге, который доливал новую порцию вина в его кубок.

– Что вы сказали?

Слуга приложил к уху слуховую трубку и направил на Нолана. Принц терпеливо вздохнул и повторил для него уже громче:

– Я говорю, что Кайли Невилл прекрасна.

– Да, Кайли просто красавица, – старый слуга причмокнул беззубым ртом, с улыбкой вспоминая что-то ему одному известное.

– Я просто глупец, – Нолан стукнул себя по лбу и встал из-за стола. – Зачем мне говорить, когда есть отличные снимки. Где же они у меня были?

Принц отошел к полкам на дальней стене, на которых красовались многочисленные фотографии. Нолан немного поискал, взял несколько, а затем вернулся к Милане.

– Позвольте присесть рядом с вами? – он дождался ее кивка и подвинул стул ближе, протягивая ей несколько фотографий в рамках. – Это мы втроем у моего замка, кажется, это было в прошлом году. Нет, скорее в позапрошлом. А это более ранний снимок, сделанный сразу после их свадьбы.

Милана почувствовала, как на глазах выступили слезы. На фотографии Ассандр держал за руку красивую девушку в белоснежном платье и улыбался ей, а она улыбалась ему в ответ. На изящном пальчике прекрасной незнакомки красовалось кольцо, которая Милана так неудачно примерила, когда лечила Ассандра.

– Она прекрасна, – это все, что могла сказать Милана.

Казалось, сердце ее остановилось. Ей не сложно было бы понять, что Ассандр за эти годы не жил отшельником, что его единственной возможностью спасти ее жизнь в том лесу был ритуал единения. Она бы поняла и отпустила, если бы он только сказал ей правду. Зачем понадобилось ему дарить Милане напрасную надежду? Зачем он хотел, чтобы она разорвала помолвку с Ноланом, если сам был не свободен? Неужели думал, что она ни о чем не узнает? А может, узнает, но не сразу? Ему просто требовалось время, но для чего? Что он мог получить за какие-то часы или дни ее неведения?

Милана привезла бумаги для Нолана от короля. Скорее всего, именно в них был его приказ о помиловании. Он ждал именно эту бумагу? Он не знал, что Милана везет приказ, и хотел, чтобы она помогла его получить?



Оксана Филоненко

Отредактировано: 10.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться