Сожженная тобой

3.3. Пара для дракона

Энна и Милана уже несколько дней ухаживали за Ассандром. Поначалу огонь из него струился практически постоянно, но после начал стихать и появляться все реже. Возможно, это и не пламя было вовсе, а некая сила, подвластная только ему и его крови? Милана могла только наблюдать и ждать, когда он очнется.

В любом случае Энна была права, пламя являлось для Ассандра настоящим лекарством – после каждого его появления ран на теле становилось все меньше и меньше. Милану уже не беспокоили его ожоги, она видела, что они заживают на удивление быстро. Одно только тревожило ее – его бесконечный сон.

Огонь, который периодически появлялся из его тела, сжигал все, до чего мог дотянуться. Все попытки укрыть Ассандра заканчивались одинаково плачевно, и теперь он совершенно голый лежал на обожженном полу. Женщины просто старались не смотреть на него, если огонь не начинал вновь разгораться.

Милану смущал вид обнаженного Ассандра первые несколько дней, но больше всего то, что таким его видела Энна, но выбора у нее не было вовсе – огонь сжигал любую ткань за считанные секунды. Прошла уже неделя с тех пор, как нашли Ассандра, и до сих пор он не приходил в себя. Видимых повреждений на его коже практически не осталось.

Милана раз за разом ловила себя на мысли, что украдкой любуется его сильными руками, широкой мускулистой грудью и не только ими. Она смущалась и вновь закрывала глаза, прислонившись к стене. Женщины дежурили чаще по очереди – постоянное поднятие тяжелых ведер с водой для тушения пламени и бессонные ночи лишали всяческих сил. Милане очень хотелось, чтобы Ассандр наконец-то открыл глаза и сказал, что уже все хорошо, что ей больше не надо бояться за его жизнь.

 

***

 

Пробуждение было внезапным. Сперва дракон почувствовал ароматы сразу сотен и даже тысяч трав, будто он пролетал одновременно над горами, лесами и степями. Этот вихрь вырвал его из темноты, в которой он долгое время был один, не зная, куда двигаться дальше. Потом он ощутил шелест листвы, которая будто пела для него, звала, просила, молила. Ему захотелось взлететь над всей этой роскошью, расправив затекшие крылья, но он не мог – не было больше у него крыльев.

Он застонал, словно осознание этого причиняло ему боль, и почувствовал легкое прикосновение, и запах трав нахлынул на него с новой силой, кружа, наполняя легкие, заставляя учащенно биться сердце. Та, что мимолетно коснулась его плеча, отстранилась, забирая с собой ароматы трав и ощущение полета над целым миром, опять оставляя его одного в этой темноте.

Дракон по привычке потянулся к ней крыльями, но крыльев не было, зато он ощутил силу, которая была везде, которой был он сам. Он выпустил ее и почувствовал деревянный пол так, будто и видел, и касался его пальцами одновременно. Старое дерево было во многих местах испорчено огнем, дракон даже ощутил множественные кусочки сгоревшей ткани вокруг себя. Интересно, чем все это было прежде?

Потянувшись силой к одной из стен, он более ярко почувствовал аромат дурманящих трав, который заполнял пустоту внутри него, ласкал и успокаивал. Он больше не мог терпеть, рванул всем существом навстречу дурманящему запаху и будто с размаху угодил в океан.

Ассандр резко сел, жадно глотая ртом воздух и смахивая воду с лица. Странная комната, выцветшие обои на стенах, прогоревший во многих местах пол, посреди которого он сидит в луже абсолютно голый. Дракон поднял руку, внимательно изучая свое новое тело, которое еще недавно принадлежало погибшему магу. Стоило ему сделать новый вдох, как он опять ощутил аромат, который тянул его тогда из темноты, не давая уйти за грань. Дракон резко повернул голову. Там у стены, держа ведра в руках, стояли две женщины, но он видел только одну и смотрел лишь на нее.

 

***

 

Милана испуганно глядела на Ассандра. Это был он и в то же время не он. Лицо, руки, тело – все это не изменилось, а вот глаза – они принадлежали незнакомцу.

– Энна, когда ты говорила, что он переродится, ты это тоже имела ввиду? – Милана не сводила взгляда с мужчины, сидевшего перед ней. – Ты тоже видишь, что его глаза изменились? Скажи, что мне все это только кажется.

– Нет, ваше высочество. Я вижу то, что и вы, но не это я подразумевала под переменами, когда говорила о перерождении, – Энна тоже испуганно смотрела на Ассандра.

Золотистые глаза с вертикальной черной полосой вместо человеческого зрачка, такие разве что у змей бывают. По крайней мере больше ни у кого Энна не видела таких глаз.

– Ассандр, ты ли то? – Милана уже не знала, что и думать.

Дракон молчал, он пытался проникнуть в воспоминания своего нового тела. Она называла Ассандром того другого, кто жил до него в этой человеческой оболочке, касалась его кожи и целовала его. Он помнил это так, будто с ним это было и не с ним одновременно. Огонь мелкой рябью заструился по его коже – дракон ревновал эту женщину к тому другому себе.

– Кто ты? – Милана вопросительно смотрела на него.

Ее Ассандр был собой, но был одновременно и кем-то другим, незнакомым ей, близким и далеким в одночасье. Эти глаза пугали, но смотрели на нее так, будто в целом мире кроме нее никого не было. Он встал в полный рост, неловко делая каждое движение, будто все это было для него впервые. Он сжал правую руку в кулак, приложив в уверенном жесте к своему сердцу, и сделал шаг навстречу Милане.

– Я – твоя пара, - дракон теперь точно знал, что значили все эти ароматы трав, не отпускающие его за грань.

– Боги, Ассандр, прикройся хоть чем-нибудь, – Энна опустила глаза, отворачивая Милану от обнаженного мужчины, – потом наговоришься со своей женой. Мы твоей красотой уже неделю любуемся, не хватало, чтобы ты голый теперь по комнате ходить начал.



Оксана Филоненко

Отредактировано: 10.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться